РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 346 >> Общество
 

Олег СОЛОВЬЁВ
О национальной политэкономии и национальном спасении

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?3382



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Правительство России утвердило план приватизации почти 900 стратегических предприятий в течение ближайших пяти лет. Доходы от приватизации составят 1,8 трлн. руб. Евросоюз решительно поддерживает усилия России по вступлению в ВТО в 2011 году, заявил 3 декабря председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу.

Существует ли в России "социально-ответственная" буржуазия, доподлинно неизвестно. Зато нет недостатка в призывах к объединению с национальным предпринимательством во имя модернизации или даже спасения России, то и дело звучащих от его идейных и политических представителей. Разве что-то иное стоит за идеологической установкой руководства КПРФ на собирание "национально-патриотического фронта"? Потрясенный ужасами капиталистических отношений и картинами заброшенных гигантов похороненной приватизацией советской индустрии, но не вступивший еще на путь борьбы читатель оппозиционных газет разве не тянется невольно к этой кажущейся "спасительной" перспективе? Разве не подсказывают ему ответственные "социалистические" оппозиционеры, пугающие обывателя классовой борьбой и революцией, негодный, но зато простенький выход - "голосуй!".

Но предположим вместе с читателем, что национально настроенный промышленник в России все-таки есть. Тогда, для оправдания своего эксплуататорского существования перед трудящимся народом, он должен был бы сказать: исходя из соображений эффективности рыночной экономики, нельзя подрывать рыночных отношений. Большинство нации должно оставаться меновой стоимостью, товаром, и притом таким товаром, который не надо продавать, который сам себе ищет покупателя - рабочей силой. Вас, пролетариев, и даже друг друга, мы, русские промышленники и предприниматели, рассматриваем как меновые стоимости, здесь действует закон всеобщего торгашества. Значит, и национальная промышленность подчинена этому закону. Но по отношению к другим нациям нам надо прекратить действие этого закона. Как нация мы не можем продавать себя другим нациям.

Но так как большинство российской нации отдано во власть законов торгашества, то приведенное рассуждение не имеет иного смысла, кроме: "Мы, русские буржуа, не хотим подвергаться эксплуатации со стороны иностранных буржуа таким же образом, как вы, русские пролетарии, подвергаетесь эксплуатации с нашей стороны. Мы не хотим отдаваться во власть законам торгашества, во власть которых мы отдаем вас. Мы не хотим признавать в отношении других стран те экономические законы, которые мы признаем внутри страны".

Чего же хочет национальный предприниматель?

Он пыжится как "нация" вне страны и говорит: "Я не подчиняю себя законам конкуренции, это претит моему национальному достоинству, как нация - я существо, возвышающееся над торгашеством".

Национальность рабочего - это наемный труд, самораспродажа. Его правительство - капитал.

Внутри страны деньги - отечество промышленника. Таким образом, господин промышленник желает, чтобы законы рынка (конкуренции, меновой стоимости) утратили свою силу перед границами страны. Он не желает пасть жертвой той порождаемой капиталистической промышленностью силы, которой он хочет приносить в жертву других. Он хочет сохранить причину и упразднить одно из ее следствий!

Но самораспродажа внутри страны имеет своим необходимым следствием распродажу вне страны. Вопрос только во времени - сейчас, как в России, или через некоторое время, если не изменить ход истории, в Белоруссии. Конкуренция и эксплуатация, ставшая силой буржуа внутри страны, не может не стать вне страны его бессилием. Государство, которое он подчиняет буржуазному обществу внутри страны, не может защитить его от активности буржуазного общества вне страны!

Как бы активно буржуа ни конкурировали друг с другом внутри страны, экономически и политически, буржуазия как класс имеет общие интересы. Эта общность интересов внутри страны направлена против пролетариата, вне страны обращена и против пролетариата, и против буржуазии иных наций. Это буржуа называют своей национальностью. Так буржуазия учится национализму.

Конечно, промышленность можно рассматривать с другой точки зрения, чем точка зрения грязного торгашеского интереса. Ее можно рассматривать как создающую условия для человеческой жизни, как это было в социалистическом Советском Союзе, если абстрагироваться от тех конкретно-исторических обстоятельств, в которых она существует в России сегодня. Но то убожество, которое не идет дальше нынешнего строя, желая лишь поднять его до того уровня, до которого его подняли другие нации, разве вправе усматривать в промышленности что-то иное, кроме торгашества? Разве вправе сказать оно, что для русского предпринимателя дело состоит только в развитии производительных сил для создания условий развития человеческих способностей и в человеческом присвоении сил природы?

Господство США и других развитых стран над миром есть промышленное и финансовое господство над миром. Они господствуют над нами потому, что над нами господствует капитал. Мы, трудящиеся, сможем освободиться во внешних делах от США и других империалистов только тогда, когда освободимся от капиталистического способа производства внутри страны. А в этом по настоящему патриотическом деле национальные российские капиталисты (если бы такие и существовали), как и их политические апологеты, народу не помощники, а как раз наоборот - классовые противники. Решение правительства России о вхождении во Всемирную торговую организацию, как и дальнейшая приватизация российской промышленности, - очередное тому подтверждение.

О. Соловьев,
секретарь ЦК РКРП-РПК по рабочему движению

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".