Ещё раз к вопросу о лозунгах

Рабочие на баррикадах

На страницах различных интернет-ресурсов и в нашей внутрипартийной переписке не утихает дискуссия по вопросам тактики действий коммунистов в ситуации различных протестов, организуемых право- (да и лево-) либеральными силами.

Есть общее понимание, что коммунисты не должны просто отгораживаться от этих протестов, они должны анализировать и понимать причины недовольства различных слоёв общества, уметь их использовать в своей агитационно-пропагандистской работе. Способы и формы этой работы обсуждаются. Это может быть и давно испытанная нами форма «митинга в митинге» или, при возможности, выступление с трибуны, или распространение наших листовок и другой партийной литературы, и т.п. А вот содержание такой работы вызывает споры. Основная партийная позиция заключается в том, что мы не можем уходить от своей классовой задачи — организации собственной борьбы трудящихся. Не должны поддерживать ни одну из групп буржуазии, если это не дает усиления наших позиций. Мы, выражаясь словами Ленина, противостоим всем буржуазным партиям сразу. Но при этом должны использовать всякую возможность для обострения протестной борьбы, в том числе – использовать трещины в лагере буржуазии, использовать их внутриклассовую борьбу в интересах рабочего класса, использовать, в том числе, их взаимные обвинения и разоблачения друг друга. Но мы не должны вставать под их знамёна, не должны плестись в хвосте их политики. Всегда и всюду мы должны проводить именно свою, пролетарскую политику.

Тем не менее, раздаются голоса, утверждающие, что главным врагом сейчас является не капитализм вообще, а лично Путин или, в более мягкой формулировке, капитализм с путинским лицом. (Аналогичным образом можно рассмотреть и страшилки о том, что либералы ельцинского типа (Навальный и Ко) много хуже Путина). Аргумент, как правило, такой: простому труженику не очень понятны лозунги борьбы против капитализма вообще. Ему гораздо понятнее конкретная борьба против конкретного противника. Вот под этим предлогом нас упрекают за постоянное повторение общих антикапиталистических лозунгов. При этом товарищи знают теорию марксизма и осознают, что вовсе не личность осуществляет власть в стране. Власть принадлежит господствующему классу. У нас, как и в любой буржуазной стране, – диктатура буржуазии. Не Трамп, не Байден и не Путин являются единоличными диктаторами, а их класс. И сама по себе замена личностей ничего бы не изменила в политике господствующего класса, как мало что меняло убийство американских президентов или русских царей, тем более смена российских премьеров (Силаев, Гайдар, Черномырдин, Кириенко, Черномырдин, Примаков, Степашин, Путин, Касьянов, Фрадков, Зубков, Медведев, Путин, Медведев, Мишустин – этот ряд полезен для безнадежных идеалистов, которые долго-долго требовали и наконец смену Медведева восприняли как свою замечательную победу).

Но почему бы действительно не показать конкретную личность в качестве объекта борьбы? Люди же на самом деле легче это поймут.

Давайте подумаем – а что же именно люди поймут? Скорее всего, они поймут, что у нас плохой капитализм, путинский, с путинским лицом. Т.е., значит, может существовать и хороший капитализм, с чьим-то хорошим лицом. Вот за него и давайте бороться. А кто-то ещё приукрасит цели – за капитализм с народным доверием через правительство неких патриотов. Тем более, что это и безопаснее – бороться против одного человека, а не против всего могущественного класса. Но почему большевики никогда не ставили так вопрос? Почему они никогда не выдвигали требование: «Долой Николая Кровавого!». Разве этот царь не был кровавым? А большевики упорно твердили свой общий лозунг: «Долой самодержавие!».

Да, очень нелегко, но обязательно нужно показывать людям, что замена шила на мыло не принесёт им ничего хорошего. «Как так?, – возмутится наш оппонент, – ведь они (либералы) борются за демократические свободы, при которых нам будет гораздо легче осуществлять свою борьбу». Да вся историческая практика показывает, что за свободы борются только те представители буржуазии, кто в данный момент не допущены к кормушке, к реальной власти. Но как только они эту власть получат, они сразу же забудут про любые свободы и будут думать о закручивании гаек для укрепления своей добытой власти. Нам не требуется строить предположения, что и как осуществится при власти наших либералов. Мы это давно и хорошо знаем. Практика зримо продемонстрировала нам октябрь 1993 года, когда правили те самые либералы – Гайдар, Чубайс, Немцов и прочие шахраи, бурбулисы и станкевичи во главе с Ельциным. Легче было?

Кто-то скажет, что в чём-то было легче. В частности, в вопросах участия в выборах; тогда мы имели достаточно много своих депутатов на всех уровнях. Но только не след забывать, что власти в лице этих самых либералов сначала расстреляли из танковых орудий высший орган государственной власти, убив в дни чёрного октября сотни людей. А потом ещё какое-то время терпели остатки прежних демократических свобод в допустимой для них мере. Но когда ситуация становилась для них опасной, они снова, не колеблясь, прибегали к открытым террористическим методам. Например, стреляли в рабочих Выборгского целлюлозно-бумажного комбината, которые осмелились взять комбинат в свои руки. Да и эти самые демократические свободы власти постепенно, но неуклонно сворачивали.

Нельзя обманывать людей и внушать им иллюзию, будто можно при капитализме обеспечить свободную борьбу пролетариата за свои интересы. Пока существует капитализм – это невозможно. Такую истину нужно обязательно упорно, без устали вносить в сознание трудового народа. Ни бог, ни царь, ни герой и уж конечно – не либерал.

Иногда ссылаются на слова И.В. Сталина о том, что теперь некому поднять знамя демократических свобод, кроме как коммунистам. Давайте вдумаемся в эти слова. Сталин подчеркнул, что от самой буржуазии не приходится ждать, что она озаботится свободами и дарует их нам. Буржуазия боролась за демократические свободы на этапе завоевания власти, когда она свергала господство феодалов. Свободы требовались ей для замены рабства в прежних формах на рабство наёмное. А уже к середине прошлого века буржуазия легко отбросила знамя свободы. И получить эти свободы – а точнее, завоевать их – можно только, проводя коммунистическую политику.

Некоторые товарищи приводят нам пример очень уважаемых людей, в т.ч. коммунистов, которые в своё время шли на альянс с либералами (в форме «Национальной ассамблеи»). И опять обратимся к критерию истины – практике. Каким оказался практический результат этого альянса? Да ровно никаким. При всех замечательных намерениях товарищей. Надо ли снова наступать на те же грабли? Намерения, эмоции, надежды – всё это прекрасно. Но твёрдая опора на марксистскую науку и на общественную практику – это то, что отличает нас от прожектёров в политике и наивных жертв обмана и самообмана.

Ну, а если уж апеллировать к мыслям и действиям авторитетов, учитывать их реальный опыт, то давайте обратимся к мыслям великого теоретика и не менее великого практика, чьи грандиозные практические достижения в политике неоспоримы. Читаем (про те самые упрёки, с которых я начал эту заметку):

«Нас упрекают за то, что мы «вдалбливаем» упорно одни и те же лозунги. Мы считаем этот упрек за комплимент. Наша задача в том и состоит, чтобы наряду с общими истинами с.-д. программы вдалбливать неустанно политические лозунги … Мы должны миллионы и миллиарды раз повторять теперь «тройку» ближайших революционных задач (вооруженное восстание, революционная армия, временное революционное правительство)».

В.И. Ленин. «В хвосте у буржуазии или во главе революционного пролетариата и крестьянства». Полное собрание сочинений, т. 11, с. 207.

И если, несмотря на всё изложенное, нам будут задавать типовой вопрос: «А делать-то что?» – мы снова и снова будем разъяснять всё то, что сказано выше, – бороться за социализм. Бороться за свержение капитализма. А это означает, прежде всего, организацию собственной борьбы рабочего класса. Марксисты признают, в отличие от анархистов, борьбу за реформы, т. е. за такие улучшения в положении трудящихся, которые можно выбить, пока власть по-прежнему остается в руках господствующего класса. Но марксисты рассматривают реформы лишь как побочный продукт классовой борьбы революционного пролетариата. Делать «своим» делом получение побочного продукта, значит, впадать в либерально-буржуазный реформизм. Значит, лишать себя всякой перспективы решить вопрос коренным образом!

В.И. Ленин учил: «Кто борется настоящим образом, тот естественно борется за все; кто предпочитает сделку борьбе, тот, естественно, наперед указывает те «кусочки», которыми он склонен в самом лучшем случае удовлетвориться (в худшем случае он удовлетворяется даже отсутствием борьбы, т.е. мирится надолго с владыками старого мира). Вот почему вполне естественно, что партия революционного пролетариата так заботливо относится к своей программе, так тщательно определяет задолго вперед свою конечную цель, — цель полного освобождения трудящихся, — так ревниво относится ко всяким поползновениям урезать эту конечную цель; по тем же причинам социал-демократия так догматически строго и доктринерски непреклонно отделяет мелкие, ближайшие экономические и политические цели от конечной цели. Кто борется за все, за полную победу, тому нельзя не остерегаться, как бы мелкие приобретения не связали рук, не сбили с пути, не заставили забыть о том, что ещё сравнительно далеко и без чего все мелкие завоевания — одна суета сует. ( Из статьи «Политические софизмы» (Полн. собр. соч., т. 10, Стр. 197).

Поэтому будем работать на расширение рабочего движения, на его организацию и политическую ориентацию, будем ещё и ещё разъяснять, что никакой иной путь не приведёт к победе, не может привести. Практика это давно и убедительно показала.

И.Л. Ферберов,

секретарь ЦК РКРП

Поделиться этим материалом
Илья ФЕРБЕРОВ