"Трудовая Россия"
URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?6592
Рубрика: Общество
Номер: 483

Вячеслав СЫЧЁВ

Кто должен содержать попов?

В связи с ситуацией вокруг передачи в Питере Исаакиевского собора церкви возобновились споры о месте, которое следует занимать в обществе религиозным организациям. При этом всё громче звучат голоса, что именно грешные деньги, а не какие-то духовные соображения определяют действия высших православных иерархов в данном вопросе.

Ранее нам уже приходилось говорить о религии в том ключе, что когда вера является частным делом и не затрагивает никого, кроме самих верующих, то она уважается даже людьми, не имеющими с ней ничего общего. И наоборот, когда религия и организация её адептов ведёт себя как "три в одном": государственное ведомство, коммерческая корпорация и политическая партия, то она начинает вызывать отторжение не только у традиционных оппонентов, но и у собственной общины.

Почему такое происходит - вполне понятно. Сегодня церковь-левиафан захватывает объекты недвижимости, промышляет торговлей и ещё какими-то мутными экономическими делами, совершает попытки стать государственной идеологией, накладывает лапу на образование. Многие служители церкви ведут себя как ловкие мошенники, совершают постыдные преступления. В таком состоянии православная машина явно противоречит даже своей собственной изначальной идее.

Отдельно следует упомянуть политическую доктрину РПЦ, которая недвусмысленно встаёт на одну сторону в разворачивающемся классовом противостоянии. Выбор высших "духовных пастырей" - совместный путь рука об руку с современной правящей в России олигархической "элитой". Миллиардерам и чиновникам требуется какая-то "духовная скрепа" для упрощения процесса управления трудовым народом. А сегодняшней церкви необходима государственная поддержка для той же цели подавления трудящихся, для привлечения в религиозные сети тех людей, кто уже барахтается в сетях путинского якобы внеклассового патриотизма.

История вновь приводит российских церковников к тому состоянию, в котором они пребывали незадолго до 1917 года. Сходство поразительное. Это и беспринципность церковных иерархов, и стремление к роскоши, и тяга к коммерции, и попытки держать контроль над образованием и культурой при явно негативном отношении к этому в обществе. И, конечно же, спайка с крупным капиталом и высшим чиновничеством.

Революционный Октябрь несколькими точными ударами смог убить в церкви левиафана, чем оказал большую услугу самим верующим. Те служители культа и прихожане, которые приняли советскую политику в отношении религии, получили возможность заниматься вопросами спасения души без отвлечения сил на содержание громоздкой и вмешивающейся во все сферы общественного бытия религиозной организации.

Ну, а те адепты православия, кто убеждённо отверг советские нововведения, либо эмигрировали, либо приняли участие в гражданской войне на стороне белых и потерпели поражение. Тут очень важно понимать: они не за веру пострадали, а за возможность под предлогом религиозной деятельности насаждать враждебные трудящимся порядки.

В наше время верхушка РПЦ уверенно ведёт дело к той же черте общественного неприятия клерикализма, каковая возникла в России в первой четверти XX века. Корень разногласий здесь можно сформулировать так: верующие должны заниматься своей верой в частном порядке, либо они попытаются распространить своё влияние на все сферы общественной жизни, даже столкнувшись с нарастающим отторжением такой политики?

Если православные не смогут умерить своих "ястребов", мечтающих о введении государственной религии, то новое и уже назревающее революционное решение вопроса о месте церкви в обществе может быть снова принято без согласования с действующими церковными общинами. Возможно, именно оно окажется благом для верующих - для тех, кто не захочет побороться за право церкви торговать, захватывать памятники культуры, писать школьные учебники и поддерживать врагов трудящихся.

Исполнилось 99 лет важному историческому документу Советской власти, который превратил вездесущего церковного левиафана в нормальную религиозную организацию, избавленную от патологических амбиций. Мы приводим его в надежде на то, что кого-то история всё же учит.


ДЕКРЕТ

от 23 января 1918 года

ОБ ОТДЕЛЕНИИ ЦЕРКВИ ОТ ГОСУДАРСТВА И ШКОЛЫ ОТ ЦЕРКВИ

1. Церковь отделяется от государства.

2. В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан.

3. Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются.

4. Действия государственных и иных публично - правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями.

5. Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательствами на права граждан Советской Республики.

6. Никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей.

Изъятия из этого положения, под условием замены одной гражданской обязанности другою, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда.

7. Религиозная клятва или присяга отменяется.

8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений.

9. Школа отделяется от церкви.

Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается.

Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.

10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах и не пользуются никакими преимуществами и субсидиями ни от государства, ни от его местных автономных и самоуправляющихся установлений.

11. Принудительные взыскания сборов и обложений в пользу церковных и религиозных обществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются.

12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью.

13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием.

Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ.

Председатель Совета Народных Комиссаров

УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)