"Трудовая Россия"
URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?44
Рубрика: Первая полоса
Номер: 170

Е. Фадеев

Дайте демократу власть - и вы узнаете, что такое тирания
К годовщине первого московского побоища

...Генерал пограничных войск, ветеран Великой Отечественной войны Песков скончался 23 февраля 1992 года на проспекте им. М. Горького, практически в самом центре Москвы, в борьбе за свое гражданское право на митинги и шествия, идя к месту сбора участников праздничной демонстрации.

Но поскольку власть в стране уже захватили демократы, то, естественно, демонстрация была запрещена. Милиция, оплеванная в период борьбы демократов за власть, поносимая и высмеиваемая на каждом газетном и телевизионном "углу", окончательно деморализованная победой Ельцина в августе 1991 года, в подавляющем своем большинстве, уже была готова выслужиться перед новыми хозяевами и не пустить людей на демонстрацию.

Мелкотравчатость бывших партократов и милицейских чинов, перекрасившихся в демократов, воплотилась в "хитроносый" план, по которому, чтобы сорвать демонстрацию, во-первых, было решено перекрыть милицейскими чинами выход на поверхность на станциях "Театральная" и "Тверская", а самих демонстрантов, почитателей Красной Армии и ВМФ, если они все-таки соберутся и пойдут, просто, но безжалостно избить, невзирая ни на пол, ни на возраст, ни на звание. Для этого были мобилизованы тысячи милиционеров, в том числе и "яйцеголовых", т.е. ОМОНовцев, напяливших на себя нелепые белые шлемы, напоминающие яйца динозавра.

В этом, как говорят, "плане" и показал свое истинное, кровожадное личико доктор экономических наук, профессор Г.Х. Попов в должности "мэра" столицы демократической России. Все получилось хрестоматийно. Власть, упавшая в руки Попову, выпятила его социальное уродство - жестокосердие и партийную всеядность, рожденную богато дипломированной необразованностью. А став предателем, он, по общему для предателей правилу, стал расправляться с последовательными коммунистами с азартом их вечного врага.

Но дело не в одном Попове. Таких поповых в СССР оказалось столько, что их, к удивлению, хватило для формирования всего рыночного, насквозь коррумпированного государства демократов. Практически весь генералитет, почти все обкомовские бонзы, советские работники, ученые, журналисты вписались в новую "систему" и стали бороться, и не столько за выживание, сколько за личное обогащение за счет ограбления сотен миллионов сограждан.

24 февраля 1992 года весь мир с изумлением смотрел на кадры хроники, на фотоотчеты в газетах о первом кровавом побоище в Москве эпохи демократии и, как ни странно, не проявлял особого внешнего ликования.

Ибо, мир западных олигархов всегда знал истинную цену той демократии и "свободе", на борьбу за которую он провоцировал диссидентов, "бардов" и будущих изгоев - мещан.

Магнаты Запада, с одной стороны, конечно, понимали, что избиение в Москве демонстрации под красными знаменами символ наступления нового порядка в РФ, явное приглашение к началу колонизации республик бывшего СССР и испытывали некоторое удовольствие.

Но, с другой стороны, даже олигархам было гадостно наблюдать, как низко может опуститься человек, как омерзительна натура предателя, с которым в дальнейшем придется общаться, колонизируя Россию.

А это портило настроение даже таким нелюдям, какими только и могут быть олигархи.

Потом было еще много избиений мирных коммунистических манифестаций в Москве. Был и расстрел из танковых пушек Дома Советов, бомбардировки Грозного, рельсовая война рабочих в 1998 году. Но тогда, 23 февраля 1992 года, вчерашние "свои" впервые открыто били НАШИХ. И это было тошно даже для заказчиков.

Чего же хотели те, кто сознательно пошли 23 февраля 1992 года под красными знаменами на демократические дубинки, кто, несмотря на возраст, на естественные переживания, предпочли борьбу, столь же бескомпромиссную, как и в 1941?

Эти люди, например, не хотели, чтобы Россия оказалась столь же беззащитной, как Ирак, Югославия или Афганистан, чтобы на необъятных просторах России замерзали целые города, как в 2003 г.

Эти люди не хотели, чтобы разрасталась безработица и, вытекающие из этого бедствия эпидемии психозов, самоубийств, преступности, алкоголизма и наркомании, бездомности и безотцовщины. Они хотели, чтобы не было бесконечных авиакатастроф, чтобы не началась "чеченская" война, чтобы не было басаевщины, взорванных троллейбусов, домов и подземных переходов. Чтобы люди спокойно могли ходить в театры.

Но демократы вопили: "Бей краснопузых!" Кричали в палаческом экстазе или одобрительно поддакивали палачам будущие жертвы рыночной демократии: Скорочкин, Квантришвили, Холодов, Листьев, Маневич, Айдзергис, Двали, Кивилиди, Старовойтова, Копыш, Боровик, Французов... А ведь могли бы жить еще долго, если бы имели совесть и решительно пошли за красными. Но...

...Когда генерал Песков попытался выйти в город со станции метро "Тверская", дорогу ему преградило нечто в шинели с пуговицами и эмблемами, на которых еще был виден герб Советского Союза. И это было особенно обидно. Милиционер как всякий холоп, не читавший чеховской "Свадьбы", упивался возможностью безнаказанно, с разрешения хозяина, издеваться над стариком, к тому же одетым в генеральскую форму. Он не просто физически не давал Пескову выйти наверх, а сопровождал свои тычки хамскими эпитетами. К чести милиции, нашлось несколько товарищей, которые сдержали своего демократического сослуживца и выпустили генерала из метро.

Песков тяжело поднялся наверх. Сердце резала боль. Он прислонился к стенке. Попытался вынуть из кармана валидол, но не успел. Побледнел и, обтирая спиной стену, боком упал на холодный февральский асфальт. Сердце Человека, защищавшего Москву в 1941 году от фашистов, остановили продолжатели их дела, демократы, в рыночной Москве 23 февраля 1992 года.

Р.S. В этот день ОМОНовцами было избито и травмировано несколько сотен демонстрантов. Первой, кого доблестные ОМОНовцы дубинкой "поздравили" с праздником Советской Армии и ВМФ, была женщина-снайпер, ветеран Великой Отечественной войны, Звездочкина. Фашисты оставили ей на память о себе рану на ноге. ОМОНовцы оставили глубокую рваную рану на ее щеке. Вот так "сынки" из ОМОНа отблагодарили Мать за то, что она, не щадя крови, берегла их от фашистских газовых камер.

...Автомобиль "Жигули", на котором ветеран Великой Отечественной войны, Пустовалов, попытался проехать к месту проведения митинга (он вез звукоусилительную аппаратуру) был, вместе с водителем, перевернут милиционерами вверх колесами, под непосредственным руководством подполковника (с подходящей фамилией) Козлова. Затем, как и полагается стражам демократического порядка, они разбили в автомобиле фары и лобовое стекло, а скаты по всей окружности исполосовали ножами.

...Пятнадцатилетнего Лопатина, забравшегося на ОМОНовскую зарешеченную "скотовозку" с красным знаменем в руках, ОМОНовцы затащили через верхний люк вовнутрь и начали безжалостно избивать. Но когда демонстранты уже были близки к тому, чтобы перевернуть их "скотовозку", ОМОНовцы вытолкнули избитого подростка из зарешеченного кузова и вновь храбро и резко захлопнули дверь. Больше ОМОНОвцы не высовывались.

Красный митинг 23 февраля 1992 года все-таки состоялся!

...На следующий день демократическая пресса глумливо сообщала, что милицейских чинов, экипированных шлемами, щитами и дубинками, было травмировано больше, чем демонстрантов.