"Трудовая Россия"
URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4210
Рубрика: Рабочее движение
Номер: 381

Борьба показала огромную силу рабочих
В Греции завершилась забастовка Сталелитейного завода

От редакции:

В знаменитой Иваново-Вознесенской стачке 1905 г. участвовало около 70 тыс. рабочих. Она продолжалась 72 дня. Царские власти стреляли в рабочих. Было убито несколько десятков и ранено несколько сотен забастовщиков. Принимая решение о возобновлении работы, Совет уполномоченных отмечал: "Ввиду того, что 72 дня забастовки истощили наши силы, мы решили стать на работу, с тем, чтобы, подкрепив свои силы, вновь начать борьбу за свои права и требования, которые нами предъявлены фабрикантам". Так родились в России Советы рабочих.

В Греции завершилась забастовка Сталелитейного завода. О её итогах сообщают товарищи из ПАМЕ.

Аспропиргос, "Греческий сталелитейный завод", понедельник 30 июля, 9:05 утра. Рабочие-сталелитейщики вошли в главные ворота завода, чтобы продолжить работу после забастовки, продолжавшейся 272 дня. Они проводят митинг, поднимают кулаки и держат в руках гвоздики. Выполняют решение своего всеобщего собрания, которое состоялось в субботу. Там решили, что возобновят работу и продолжат борьбу иными средствами. Таким образом, рабочие в очередной раз разрушили планы промышленника Манесиса, который добивался прекращения забастовки и ликвидации профсоюза. В чём его полностью поддерживало правительство, предоставившее ему весь государственный аппарат подавления.

Бастующие вместе с членами управляющего совета профсоюза "Греческого сталелитейного завода" во главе с председателем Гиоргосом Сифониосом вошли на территорию предприятия организованно, как истинные победители 9-месячной забастовки. Работодатель, опираясь на ОМОН, предъявил им возмутительные и унизительные требования. Потребовал, чтобы рабочие проходили на территорию завода по одному, предъявляя полицейским удостоверения личности и дожидаясь разрешения работодателя войти. Но решительность сталелитейщиков вынудила работодателя пойти на уступки. ОМОН и полиция были удалены, рабочие вошли на завод сами и направились к своим рабочим местам под аплодисменты и приветствия присутствующих: "9 месяцев забастовки не будут забыты", "сталь закаляется кровью и потом", "сталелитейщики не сдадутся".

Предложение прекратить забастовку и продолжить борьбу в других формах было выдвинуто управляющим советом профсоюза и принято подавляющим большинством собрания. Его представил председатель совета Гиоргос Сифониос. В его докладе говорилось: "272 дня назад, когда Манесис шантажировал нас, поставив перед выбором либо 5-часовой рабочий день, либо 180 увольнений, мы провели собрание и единогласно решили начать забастовку. Мы сделали то, что должен был сделать каждый честный рабочий, уважающий себя и свой класс. Никто из нас не мог предвидеть, что мы начали борьбу, которая стала знаковой для рабочего движения в нашей стране и за рубежом. Нам никогда не удалось бы сделать это, если бы мы не победили свой страх, если бы не проявили сплоченность и решительность. Наша деятельность была разнообразной. Мы провели 20 всеобщих собраний, сформировали комитеты, действующие на повышение уровня организации, пропаганды и охраны забастовки. Все члены наших семей, женщины и дети, участвовали в борьбе. Мы обратились с призывом поддержать нас к рабочему классу и ко всем трудящимся. Мы вызвали беспрецедентное движение солидарности во всех уголках Греции и во многих частях мира. Мы провели у входа в завод более 50 мероприятий: встречи, концерты, презентация книг, мероприятия для детей и женщин. Мы праздновали вместе праздники. Благодаря нашей борьбе мы стали "одной семьёй", как и надлежит рабочим. Тысячи рабочих, пенсионеры, учащиеся побывали у ворот "Греческого сталелитейного завода". Наша забастовка стала школой классового образования и пробуждения. Наша борьба пересекла ворота "Греческого сталелитейного завода" и достигла краёв земли. По всей Греции, а также в десятках городов за рубежом были проведены сотни митингов и мероприятий солидарности, серия забастовок солидарности. Наша забастовка вдохновила на борьбу рабочих, молодежь и учеников. Мы получили сотни трогательных писем солидарности, о нас были написаны стихи и песни.

Богатый опыт нашей забастовки будет использован в будущей борьбе. Именно поэтому её вклад огромен. Есть благонамеренные люди, ставящие вопрос так: "Каковы итоги этой борьбы?", "Что приобрели сталелитейщики, ведь их требования не удовлетворены?". Мы говорим: "Ответ простой. Ни одна борьба в прошлом и в будущем не имела и не будет иметь гарантированный успех. Такой борьбы не бывает.

О результатах судят не только по достигнутой материальной выгоде. Есть борьба, в результате которой достигается значительно большее, чем материальные блага; она прокладывает путь для дальнейших действий, для последующей борьбы рабочего класса в целом. Она способствует общему пробуждению трудового народа. Такова забастовка сталелитейщиков, и так мы должны судить о ней. Вот как думают о ней рабочие, и поэтому они считают нас победителями.

Наша борьба выдвинула на первый план силу и ценность классовой сплоченности. А также стойкость, дисциплинированность и выдержку промышленных рабочих. Она поборола страх и отразила напор работодателей. Нанесла серьезный удар по так называемому реализму и примиренчеству профсоюзных руководителей, представляющих интересы работодателей и правительства, а также по пресловутому "социальному диалогу". Она ярко продемонстрировала, кто производит богатство, а кто его крадёт.

У ворот "Греческого сталелитейного завода" наглядно проявилось столкновение противоположных классов, двух противоположных миров и цивилизаций. С одной стороны, класса Манесиса с его правительством, его судебной системой, средствами пропаганды и его ставленниками в профсоюзах. С другой стороны, сталелитейщиков, их класса, солидарности и поддержки рабочего движения и его союзников.

Наши классовые противники недооценили нас, они думали, что мы слабые, запуганные, покорные и сломленные. И они потерпели полное поражение. Они также пытались дискредитировать нас, внушая рабочим, стремившимся поддержать нас материально, "им платят, чтобы бастовали". У них это не получилось, потому что наша великая борьба не может быть оклеветана. Мы победили, таков наш вывод! Мы победили, потому что были правы и едины. Им так и не удалось разделить нас, как бы они ни пытались, потому что мы действовали на основе принципа "один за всех и все за одного". Потому что мы боролись и в то же время охраняли нашу борьбу.

Мы добились того, что 9 месяцев назад показалось бы невероятным. Рабочие бастовали в течение 9 месяцев, чтобы их товарищи были восстановлены на рабочих местах. Уволенные рабочие бастовали в течение 9 месяцев для того, чтобы восстановиться на рабочих местах. Этого никогда прежде не случалось. Наконец, противник не смог победить нас и был вынужден сбросить маску "демократии и диалога" и показать свое истинное лицо, лицо тирана и врага трудящихся. Они были вынуждены прибегнуть к своему последнему оружию, к применению репрессивного аппарата. Сегодня это оружие превосходит наши силы.

Весь государственный аппарат, правительство, партии капитала, классовая судебная система, средства массовой информации, десятки автобусов, набитых ОМОНом, полиция явная и тайная скоординированно защищали своего начальника - Манесиса и нанесли удар по бастующим рабочим. Они напали на нас, кормящих их своим потом все эти годы.

Мы возвращаемся к работе по нашему собственному решению, организованно, с высоко поднятой головой. Мы полагаемся на наш проверенный профсоюз и продолжаем бороться. Мы продолжим борьбу за удовлетворение наших потребностей, за восстановление на работе наших 40 уволенных товарищей. До тех пор ни один человек, помимо наших уволенных коллег, не должен быть нанят.

Уже сейчас мы внесли своей борьбой вклад в общее дело. Наши дети будут гордиться тем, что их отцы и матери выполнили свой классовый долг. Наша борьба вдохновит следующие поколения и станет для них примером. Мы продолжим в других формах борьбу за удовлетворение наших требований".

В своем заявлении Исполнительный секретариат ПАМЕ подчеркивает: "Забастовка сталелитейщиков показала, что когда рабочий класс решил подняться, жернова эксплуатации прекращают вращаться. Когда печь остается холодной, каждый Манесис превращается в "нуль". Забастовка показала неиссякаемую, скрытую силу рабочих, которая проявляется, когда они поверят в свои силы и решатся на конфронтацию. Сама жизнь поместила пример этой борьбы среди череды ярких и жёстких классовых битв. Она - кирпичик в непрерывной борьбе рабочих против своих эксплуататоров".