"Трудовая Россия"
URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?2148
Рубрика: Полемика
Номер: 288

С. Покойный

400 лет спустя
Лирические заметки присутствовавшего на мероприятии

Пермская КПРФ провела, как она это назвала, научно-практическую конференцию по вопросам продолжения и развития марксизма в современных условиях.

Поначалу дело шло серьёзно. Докладчики выстраивали системно факты, чертили схемы развития. Но постепенно разговор начал терять связь и с научностью и практичностью.

Слушатели не могли взять в толк, какое отношение к теме дискуссии имеет скрупулезный рассказ известных истин о том, какие войны и дипломатические маневры вел Сталин. Пришлось вспомнить совет политпсихолога о том, что, если заслушивания маразматических речей не избежать, нужно расслабиться и постараться получить хотя бы некоторое удовлетворение.

Расслабились. Некоторые получили.

Ещё большее удовольствие доставил собравшимся переход к прениям. Один из выступавших потряс зал принципиальной критикой "детского заблуждения" Маркса о том, будто рабочий продает свою рабочую силу. Рабочий ничего не продает, заявил ниспровергатель, он покупает себе средства производства, которых у него нет.

В головах у слушателей немедленно забродили следующие вопросы:

а) Если рабочий свою рабочую силу не продает, откуда он берет деньги на покупки? Может быть по принципу: мальчики направо, девочки налево, мальчики - на большую дорогу, девочки - на панель?

б) Какие средства производства рабочему по средствам: лопата, кувалда, рашпиль, фрезерный станок, автоматическая линия по разливу пива в бутылки?

в) Если рабочий купил средство производства, например, конвейер для сборки автомобилей, останется ли он рабочим или перейдет в какой-нибудь иной статус?

Еще сильней ошеломила зал активистка, известная в городе как Красная Шапочка, хотя уже лет 5, с момента воссоединения с КПРФ, она почему-то сменила красный берет на белый:

- Нет у нас в стране капитализма! Капитализм - это что-то хорошее, наводящее порядок, а наша буржуазия вконец распоясалась!

Регламент не позволил узнать, как буржуазии удалось распоясаться, не установив капитализм, и будет ли она за это привлечена к ответственности.

Но особенное оживление вызвали доклад и высказывания ведущего мероприятие доцента Лыкова.

Во-первых, он безоговорочно соглашался с каждым из спорящих друг с другом дискусантов.

Во-вторых, получая конкретные, четкие вопросы, отвечал не на них, а на какие-то другие, неизвестно кем и когда заданные, но на которые он имел заранее заготовленные ответы.

В-третьих, когда наш товарищ упомянул про социал-реформизм КПРФ, он завел пространный разговор об оппортунизме. Мол, это вполне обыденное, типовое явление, оппортунисты есть везде и всегда. Так что их наличие - это, мол, признак жизни, движения.

С чего бы такие откровения?

В-четвертых. Ведущий оказался не чужд самокритике. Признал бедой своей партии недостаточное количество в ее рядах ученых-экономистов.

Действительно, вспомним: в горбачевской КПСС были видные экономисты - Бунич, Гайдар, Шаталин, Лацис, Аганбегян, Абалкин и др. Они привели КПСС к рынку и... бросили.

КПРФ до сих пор рынок и многоукладность проповедует, да вот специалистов не хватает.

Спорить не станем. Но только ли экономистов ей не хватает? Осматривая в зале дружные ряды своих однопартийцев, доцент почти не обнаружил в них лиц, не достигших пенсионного возраста.

Все молодые лица, за исключением первого секретаря пермского СКМ и одного беспартийного, принадлежали к членам запрещенной властями коммунистической рабочей партии. Но и эти "беспартийные" лица наседали на не признающих классовую борьбу еще основательней, чем остальные.

Надо же! Их официально прихлопнули, а они себя ведут, будто ничего и не случилось. Даже здесь, на чужой территории, без всякого почтения к старшим высказывают свои мысли, задают неудобные вопросы.

Как пригодился бы в противовес им отряд прорекламированных СКМовцев. Но их, за исключением первого секретаря Пермского СКМ С. Андреянова, ни на теоретические, ни на практические мероприятия пряником не заманишь.

Наконец, в-пятых. Согласясь с утверждениями, что капитализм, исчерпав себя, уйдет со сцены, ведущий назвал точную дату такого ухода: через 400 лет. Нетрудно подсчитать - в 2408 году.

Немедленно последовали протесты: представители различных политических конфессий предупреждали, что устанут так долго ждать.

В течение всей встречи ведущий неоднократно упоминал о проекте очередного варианта программы его партии, в обсуждении которого "обязан принять участие каждый сознательный коммунист". По реакции в зале можно было предположить, что на большинстве стульев сидят бессознательные коммунисты.

Итог конференции: год ухода капитализма назначен - 2408-й.

Правда, пока не ясно, произойдет ли это само собой или от сознательных и бессознательных коммунистов все-таки потребуются какие-то усилия, кроме обсуждения столь далеко идущей программы.

При всем уважении к оптимизму доцента все же закрадывается крамольная мыслишка: а не придется ли еще что-то с кого-то или кого-то на кого-то спустить за оставшиеся до ухода капитализма столетия?

Мушкетеры, например, жившие на таком же лыковском временном отрезке от нас, не ждали, что случится 400 лет спустя, а немедленно бросались в бой за справедливость. И 20 лет спустя. И еще 10 лет спустя.

В общем, пока из рук не вываливалась шпага.