"Трудовая Россия"
URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?1983
Рубрика: Первая полоса
Номер: 279

Уроки Ильича

Беззаветная борьба или политическое крохоборство

Почему современные российские власти, обслуживающее буржуазию чиновничество и иные апологеты буржуазного строя так люто ненавидят покойного вождя Октября?

Потому, что Ленин и сегодня живее всех живых. Живут его идеи, учение, являясь знанием, силой и оружием в руках тех, кто ими овладел.

Изучая наследство Ильича, серьезный читатель постоянно испытывает такое чувство, будто Ленин вместе с нами анализирует сегодняшнюю обстановку. При этом не выписывает готовые рецепты, а подсказывает подходы для поиска путей решения проблемы.

Сегодня мы предлагаем посоветоваться с Ильичем по двум актуальнейшим для коммунистического движения вопросам:

- опасности правого ревизионистского уклона вписывания в систему в виде законопослушной оппозиции;

- ошибочности "левого" оппортунизма, доктринерства и сектантства, увлечения революционным фразерством.

Приведем отдельные выдержки из двух ленинских работ.

Первая - небольшое предисловие к русскому изданию писем К. Маркса к Л. Кугельману. Здесь полезно вместе не только с Лениным, но и с Марксом поискать ответы на вопрос исчерпанности лимита на революции, подумать о поведении вожаков российской оппозиции в Октябре 93 года, особенно тех, кто призывал к спокойствию. Оценить моральные потери от гибели непородистых защитников Белого дома и сегодняшнего процветания вождей этого противостояния.

Вторая - "Детская болезнь левизны в коммунизме", ленинское обобщение опыта большевиков в трех русских революциях и выработка советов для международного и будущего коммунистического движения, т.е. для нас. Здесь мы постараемся найти советы для отчаянных и отличных революционеров, увлеченных тактикой бойкотов, и спросим Ильича: какой должна быть парламентская работа настоящих коммунистов.

"Предисловие к русскому переводу писем К. Маркса к Л. Кугельману"

...Вот чему поучиться следовало бы у Маркса российским интеллигентским марксистам, расслабленным скептицизмом, отупленным педантством, склонным к покаянным речам, быстро устающим от революции, мечтающим, как о празднике, о похоронах революции и замене ее конституционной прозой. Им следовало бы поучиться у теоретика - вождя пролетариев вере в революцию, уменью звать рабочий класс к отстаиванию своих непосредственно революционных задач, твердости духа, не допускающей малодушного хныканья после временных неудач революции.

...Доктрина Маркса связала в одно неразрывное целое теорию и практику классовой борьбы. И тот не марксист, кто теорию, трезво констатирующую объективное положение, извращает в оправдание существующего, доходя до стремления подделаться поскорее к каждом временному упадку революции, бросить поскорее "революционные иллюзии" и взяться за "реальное" крохоборство.

Маркс в самые мирные, казалось бы, "идиллические", по его выражению, - "безотрадно-болотные" времена умел нащупывать близость революции и поднимать пролетариат до сознания им его передовых, революционных задач.

...Оценка Марксом Коммуны - венец писем к Кугельману. И эта оценка особенно много дает при сопоставлении ее с приемами российских с.-д. правого крыла. Плеханов, малодушно воскликнувший после декабря 1905 г.: "Не надо было браться за оружие", имел скромность сравнивать себя с Марксом. Маркс тоже, дескать, тормозил революцию в 1870-м.

...Маркс в сентябре 1870 года, за полгода до Коммуны, прямо предупредил французских рабочих: восстание будет безумием, сказал он в известном адресе Интернационала. Он вскрыл заранее националистические иллюзии насчет возможности движения в духе 1792 года. Он умел не задним числом, а за много месяцев сказать: "Не надо браться за оружие".

... Но когда массы восстали, Маркс хочет идти с ними, учиться вместе с ними в ходе борьбы, а не читать канцелярские наставления. Он понимает, что попытка учесть наперед шансы с полной точностью была бы шарлатанством или безнадежным педантством. Он выше всего ставит то, что рабочий класс геройски, самоотверженно, инициативно творит мировую историю. Маркс смотрел на эту историю с точки зрения тех, кто ее творит, не имея возможности наперед непогрешимо учесть шансы, а не с точки зрения интеллигента-мещанина, который морализирует "легко было предвидеть...не надо было браться...".

Маркс умел оценить и то, что бывают моменты в истории, когда отчаянная борьба масс даже за безнадежное дело необходима во имя дальнейшего воспитания этих масс и подготовки их к следующей борьбе.

Нашим нынешним квазимарксистам, любящим цитировать Маркса всуе, чтобы брать только оценку прошлого у него, а не уменье творить будущее, - совсем непонятна, даже чужда в принципе такая постановка вопроса. Но Маркс именно этот вопрос и ставит, не забывая нисколько того, что в сентябре 1870 года он сам признал безумие восстания.

"Буржуазные версальские канальи, - пишет он, - поставили перед парижанами альтернативу: либо принять вызов к борьбе, либо сдаться без борьбы. Деморализация рабочего класса в последнем случае была бы гораздо большим несчастьем, чем гибель какого угодно числа вожаков".

Этим мы и закончим краткий обзор уроков достойной пролетариата политики, которые преподает Маркс в письмах к Кугельману. Рабочий класс России доказал уже раз и докажет еще не раз, что он способен "штурмовать небо".

5-го февраля 1907 г.
(ПСС. Т.14 стр.371-379)

Детская болезнь "левизны" в коммунизме

...Отношение политической партии к ее ошибкам есть один из важнейших и вернейших критериев серьезности партии и исполнения ею на деле ее обязанностей к своему классу и к трудящимся массам. Открыто признать ошибку, вскрыть ее причины, проанализировать обстановку, ее породившую, обсудить внимательно средства исправить ошибку - вот это признак серьезной партии.

...Не выполняя этой своей обязанности, "левые" в Германии как раз этим доказывают, что они не партия класса, а кружок, не партия масс, а группа интеллигентов и повторяющих худшие стороны интеллигентщины немногочисленных рабочих.

...Вы обязаны не опускаться до уровня масс, до уровня отсталых слоев класса. Это бесспорно. Вы обязаны говорить им горькую правду. Вы обязаны называть их буржуазно-демократические и парламентарные предрассудки предрассудками. Но вместе с тем вы обязаны трезво следить за действительным состоянием сознательности и подготовленности именно всего класса (а не только его коммунистического авангарда), именно всей трудящейся массы ( а не только ее передовых людей).

Если не только "миллионы" и "легионы", но хотя бы просто довольно значительное меньшинство промышленных рабочих идет за католическими попами, - сельских рабочих за помещиками и кулаками, - то отсюда уже с несомненностью вытекает, что парламентаризм в Германии еще не изжит политически, что участие в парламентских выборах и в борьбе на парламентской трибуне обязательно для партии революционного пролетариата именно в целях воспитания отсталых слоев своего класса, именно в целях пробуждения и просвещения неразвитой, забитой, темной деревенской массы. Пока вы не в силах разогнать буржуазного парламента и каких угодно реакционных учреждений иного типа, вы обязаны работать внутри них именно потому, что там есть еще рабочие, одураченные попами и деревенскими захолустьями, иначе вы рискуете стать просто болтунами.

...доказано, что даже за несколько недель до победы Советской республики, даже после такой победы, участие в буржуазно-демократическом парламенте не только не вредит революционному пролетариату, а облегчает ему возможность доказать отсталым массам, почему такие парламенты заслуживают разгона, облегчает успех их разгона, облегчает "политическое изживание" буржуазного парламентаризма.

...парламент сделался особенно ненавистным передовикам-революционерам из рабочего класса. Это бесспорно. Это вполне понятно, ибо трудно себе представить нечто более гнусное, подлое, изменническое, чем поведение гигантского большинства социалистических и социал-демократических депутатов в парламенте во время войны и после нее. Но было бы не только неразумно, а прямо преступно поддаваться этому настроению при решении вопроса, как следует бороться с общепризнанным злом.

...мы в России слишком долгим, тяжелым, кровавым опытом убедились в той истине, что на одном революционном настроении строить революционной тактики нельзя. Тактика должна быть построена на трезвом, строго объективном учете всех классовых сил данного государства (и окружающих его государств, и всех государств, в мировом масштабе), а также на учете опыта революционных движений. Проявить свою "революционность" одной только бранью по адресу парламентского оппортунизма, одним только отрицанием участия в парламентах очень легко, но именно потому, что это слишком легко, это - не решение трудной и труднейшей задачи.

...Вы хотите создать новое общество? И вы боитесь трудностей при создании хорошей парламентской фракции из убежденных, преданных, героических коммунистов в реакционном парламенте! Разве ж это не ребячество?

...Критику - и самую резкую, беспощадную, непримиримую критику - следует направлять не против парламентаризма или парламентской деятельности, а против тех вождей, которые не умеют - и еще более тех, кои не хотят - использовать парламентских выборов и парламентской трибуны по-революционному, по-коммунистически. Только такая критика - соединенная, конечно, с изгнанием вождей негодных и с заменой их пригодными - будет полезной и плодотворной революционной работой, воспитывающей одновременно и "вождей", чтобы они были достойны рабочего класса и трудящихся масс, - и массы, чтобы они научились разбираться правильно в политическом положении и понимать нередко очень сложные и запутанные задачи, которые из этого положения вытекают.

...С одним авангардом победить нельзя. Бросить один только авангард в решительный бой, пока весь класс, пока широкие массы не заняли позиции либо прямой поддержки авангарда, либо, по крайней мере, благожелательного нейтралитета по отношению к нему и полной неспособности поддерживать его противника, было бы не только глупостью, но и преступлением.

...История вообще, история революций в частности, всегда богаче содержанием, разнообразнее, разностороннее, живее, "хитрее", чем воображают самые лучшие партии, самые сознательные авангарды наиболее передовых классов. Это и понятно, ибо самые лучшие авангарды выражают сознание, волю, страсть, фантазию десятков тысяч, а революцию осуществляют, в моменты особого подъема и напряжения всех человеческих способностей, сознание, воля, страсть, фантазия десятков миллионов, подхлестываемых самой острой борьбой классов.

...Неопытные революционеры часто думают, что легальные средства борьбы оппортунистичны, ибо буржуазия на этом поприще особенно часто (наипаче в "мирные", не революционные времена) обманывала и дурачила рабочих; - нелегальные же средства борьбы революционны. Но это неверно. Верно то, что оппортунистами и предателями рабочего класса являются партии и вожди, не умеющие или не желающие (не говори: не могу, говори: не хочу) применять нелегальные средства борьбы в таких, например, условиях, как во время империалистической войны 1914-1918 годов...Но революционеры, не умеющие соединять нелегальные формы борьбы со всеми легальными, являются весьма плохими революционерами. Нетрудно быть революционером тогда, когда революция уже вспыхнула и разгорелась, когда примыкают к революции все и всякие, из простого увлечения, из моды, даже иногда из интересов личной карьеры. "Освобождение" от таких горе-революционеров стоит пролетариату потом, после его победы, трудов самых тяжких, муки, можно сказать, мученской. Гораздо труднее - и гораздо ценнее - уметь быть революционером, когда еще нет условий для прямой, открытой, действительно массовой, действительно революционной борьбы.

...На то и существуют на свете коммунисты, сторонники III Интернационала во всех странах, чтобы переделать по всей линии, во всех областях жизни, старую социалистическую, тред-юнионистскую, синдикалистскую, парламентскую работу в новую, коммунистическую. Оппортунистического и чисто буржуазного, деляческого, мошеннически-капиталистического на наших выборах тоже бывало всегда очень и очень достаточно. Коммунисты должны научиться создать новый, необычный, неоппортунистический, некарьеристский парламентаризм: чтобы партия коммунистов давала свои лозунги, чтобы настоящие пролетарии при помощи неорганизованной и совсем забитой бедноты разбрасывали и разносили листки, объезжали и обходили квартиры рабочих, хижины сельских пролетариев и захолустных крестьян, говорили с народом не по-ученому (и не очень по-парламентски), не гонялись ни капельки за "местечком" в парламенте, а везде будили мысль, втягивали массу, ловили буржуазию на слове, использовали ею созданный аппарат, ею назначенные выборы, ею сделанные призывы ко всему народу, знакомили народ с большевизмом так, как никогда не удавалось знакомить (при господстве буржуазии) вне обстановки выборов.

...В том-то и состоит ребячество "отрицания" участия в парламентаризме, что таким "простым", "легким", якобы революционным способом думают "решить" трудную задачу борьбы с буржуазно-демократическими влияниями внутри рабочего движения, а на деле только бегут от своей собственной тени, только закрывают глаза на трудность, только словами отделываются от нее. Бесстыднейший карьеризм, буржуазное использование парламентских местечек, вопиющее реформистское извращение парламентской работы, пошлая мещанская рутина - нет сомнения, что все это - обычные и преобладающие характерные черты, которые порождает капитализм всюду и не только вне, но и внутри рабочего движения.

...Вы кажетесь себе самим "ужасно революционными", милые бойкотисты и антипарламентаристы, но на самом деле вы испугались сравнительно небольших трудностей борьбы против буржуазных влияний извнутри рабочего движения, тогда как ваша победа, т.е. свержение буржуазии и завоевание политической власти пролетариатом, создаст эти самые трудности в еще большем, неизмеримо большем размере. Вы по-детски испугались маленькой трудности, которая предстоит вам сегодня, не понимая, что завтра и послезавтра вам придется все же научиться, доучиться преодолевать те же самые трудности в размерах, неизмеримо более значительных.

...Конечно, при господстве буржуазии очень "трудно" победить буржуазные привычки в собственной, т.е. рабочей партии: "трудно" выгнать из партии привычных, безнадежно испорченных буржуазными предрассудками вождей-парламентариев, "трудно" подчинить абсолютно необходимое (в известном, хотя бы очень ограниченном количестве) число выходцев из буржуазии пролетарской дисциплине, "трудно" создать вполне достойную рабочего класса коммунистическую фракцию в буржуазном парламенте, "трудно" добиться, чтобы коммунистические парламентарии не играли в буржуазно-парламентские бирюльки, а занимались насущнейшей работой пропаганды, агитации, организации в массах. Все это "трудно", слов нет.

...Но все эти "трудности" - прямо-таки детские трудности по сравнению с задачами совершенно такого же рода, которые все равно пролетариату неизбежно придется решать и для своей победы и во время пролетарской революции и после взятия власти пролетариатом.

...Надо учиться и научиться овладевать всеми без изъятия областями работы и деятельности, побеждать все трудности и все буржуазные навыки, традиции, привычки везде и повсюду. Иная постановка вопроса просто не серьезна, просто ребячество.

12 мая 1920 г.
(ПСС, т.41 стр. 3-104)