"Трудовая Россия"
URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?1829
Рубрика:
Номер: 269

Что диктует нам будущее и каким мы его видим
Размышления и обращение к товарищам из КПРФ

От редакции:

Товарищи из КПРФ довольно болезненно реагируют на ведущуюся полемику, не говоря уже о публичной критике, особенно если какие-либо высказывания допускаются в период избирательных кампаний, как то было со статьей "Нормально - падаем" в "Трудовой России" №1 (2007 г.). Поэтому настоящую статью в соответствии с договоренностью с Санкт-Петербургским бюро КПРФ мы, как и обещали, публикуем до старта выборов в Госдуму в качестве очередного обращения к товарищам по борьбе.

Товарищеская полемика с союзниками из КПРФ ведется по вопросам ошибочного с нашей точки зрения подхода к формированию депутатского корпуса на этапах подбора кандидатов в депутаты и методам ведения избирательных кампаний. Основное наше несогласие сводится к тому, что руководство КПРФ так же, как и все чисто парламентские партии, старается уловить центр настроения масс и накрыть его шапкой с помощью соответствующей пропаганды и известных народу ВИП-персон - артистов, спортсменов, ученых, космонавтов и пр. Это часто позволяет получить больший процент, но не дает нового качества в развитии общей борьбы. С нашей точки зрения, вся пропаганда на выборах должна быть направлена на сдвиг настроения масс влево, на революционизацию их позиции, на превращение людей из просителей в борцов. Может быть, это не позволит получить голоса каких-то, голосующих эмоциями, избирателей, зато позволит приобрести не только голоса, но и умы, и личное участие людей, уже борющихся и готовых включиться в борьбу. В том числе привлечет к участию в выборах тех, кто понимает всю лукавость буржуазной парламентской демократии и на избирательные участки давно угрюмо не ходит.

Исходя из этой установки должны подбираться кандидаты, организовываться вся предвыборная агитация. И обязательно уже на этом этапе нужно определять места и работу каждому - кто и чем будет заниматься для развития классовой борьбы после выборов и получения депутатского мандата.

Три с половиной года работы в Государственной думе многое для меня прояснили из того, что раньше, как простой и нормальный человек, я понять был просто не в состоянии. Скажу прямо, быть депутатом довольно приятно и полезно. Приятно самому: положение, вынужденное уважение к тебе властных органов, возможность высказываться в парламенте, а особенно в средствах массовой информации, возможность как-то влиять на решения тех или иных вопросов вне Думы, возможность свободно перемещаться по регионам и т. д. Полезно потому, что все эти приятности можно обратить на пользу организации. Однако сказать, что я испытываю чувство удовлетворения от депутатской деятельности за 3,5 года язык не поворачивается. Потому как эти годы можно охарактеризовать усиленным наступлением реакции, в том числе через Государственную думу, в которой "Единая Россия" обладает конституционным большинством в две трети. А мы отступаем. Возможности организованной борьбы народных масс и прежде всего трудящихся значительно сокращены, ограничены всякими правовыми барьерами, а также подкреплены повышением ответственности перед законом за так называемый экстремизм, под определение которого попадает любое, даже весьма малое выражение недовольства, и тем более, сопротивление.

Противопоставить что-либо существенное развитию этой реакционной тенденции в Госдуме парламентской фракции КПРФ не удавалось. При этом мне довелось на собственных наблюдениях убедиться в правоте ленинской формулы о том, что парламентская фракция любой левой партии (даже революционной) по занимаемым позициям сама по себе практически всегда оказывается правее основного состава самой партии. Это происходит не от того, что во фракцию проникают некие карьеристские элементы и кроты, что тоже, конечно, имеет место, а по вполне понятным психологическим мотивам. Так, попадает добросовестный человек в депутаты и со свойственным ему чувством ответственности за порученное дело считает свою работу самой главной. Очень скоро он начинает чистосердечно отдавать все силы возможностям что-то улучшить, исправить, смягчить, то есть, изменить ситуацию в лучшую сторону с помощью этих самых законов и парламентских процедур. Грубо говоря, парламентаризм увлекает и как-то незаметно развивается в ту болезнь, которую Владимир Ильич охарактеризовал как "парламентский кретинизм". К этому моменту в организованной массе таких ответственных оппозиционных парламентариев начинают действовать соображения разумной осторожности: как бы чего не вышло, как бы не допустить роспуска парламента и прочее. Именно из таких соображений в свое время половина оппозиции голосовала за назначение премьерами Кириенко, Путина, Степашина а затем Касьянова, утверждала бюджеты и т. д. Сегодня ситуация несколько упростилась - голосовать стало проще, т. к. все решают голоса "Единой России", оппозиции остается только не забывать нажимать кнопку "против". Но сами настроения и тенденции действуют те же. Если учесть, что оппозиционное избирательное объединение вынуждено принимать на борт некоторое количество кандидатов от так называемых спонсоров, то становится еще понятнее, почему фракция находится правее партийных масс.

При этом нормальному человеку вполне логично представляется, что фракция должна работать по выполнению заданий партии, и именно партия руководит работой фракции, исходя из своей программы, в которой изложено партийное видение будущего устройства общества. Таким образом, люди вполне справедливо считают, причем это относится ко всем партиям, что сегодняшняя работа, ее объем, качество, напряженность, определяют будущее. Это действительно так, но для революционных партий диалектика такова, что не менее справедливо, даже более эффективна обратная формула - будущее определяет. Именно то будущее, которое мы хотим видеть, диктует наши сегодняшние построения, должно направлять всю нашу работу от самого низового до самого высшего управленческого звена.

Действительно, разницу этих подходов можно наблюдать в сегодняшней политической практике действующих партий, особенно парламентских. Возьмем, к примеру, "Единую Россию". Ее по большому счету все удовлетворяет в сегодняшнем устройстве общества и будущее она видит лишь в упрочнении и усовершенствовании существующей системы. И они сегодня работают над упрочением этого своего будущего, ужесточая систему эксплуатации, охраняя права собственников, реформируя политическую систему, убирая конкурентов и делая главным оружием политической борьбы деньги. Соответственно, их главный метод обеспечения побед на выборах - губернаторские "паровозы", административный ресурс с участием всей системы избирательных комиссий, мощнейшая обработка умов по всем каналам СМИ и с помощью нанятых ВИП-персон, и все это, подкрепленное практически неограниченными финансовыми ресурсами. Поскольку их будущее - это доделанное настоящее, президент недавно прямо пообещал не разбрасываться кадрами, работавшими на это настоящее, и использовать опыт депутатов, не вошедших в новую Думу, на государственной службе.

Такая деятельность "Единой России" рождает справедливое недовольство не только в народных низах, но и у определенной части мелкого и среднего бизнеса, государственных чиновников невысокого ранга. Дабы не дать этим левоватым настроениям материализоваться в рядах действительно борющейся оппозиции, самой же властью искусственно формируется партия "Справедливая Россия", которая эксплуатирует отнюдь не искусственно созданные левые настроения в обществе. При этом их видение будущего по коренным вопросам так же мало отличается от представлений "партии власти", как оппозиционность Березовского от лояльности Абрамовича. Поэтому они видят будущее в установлении некой справедливости в рамках действующей системы. Главным элементом этой справедливости является их собственный приход к управлению и, соответственно, к распределительной кормушке. Для этого, чтобы перехватить голоса обиженных и голодных, программа этих борцов за справедливость охватывает практически все требования коммунистов к правительству при работе в оппозиции.

Здесь и прогрессивная шкала налогов, и повышение стандартов социального обеспечения, и государственное регулирование экономики, и повышение пенсии старикам, зарплат бюджетникам, ограничение темпов роста тарифов и цен на услуги ЖКХ, транспорта и т. п. Методы подбора кандидатов в депутаты и ведения пропаганды у них практически те же, что у "Единой России". Главное оружие - финансы и мощнейший наемный пиар.

Сложность положения в парламенте сегодняшних левых иллюстрируется тем фактом, что голосования в Думе по наиболее важным вопросам коммунистов и депутатов из бывшего предвыборного блока "Родина" практически совпадают (где-то на 98%). И те депутаты, которых мироновцы грамотно поштучно выдергивают из "Родины" и ставят на регионы, часто по своим парламентским показателям смотрятся как вполне справедливые, не хуже, чем депутаты от КПРФ. А порой они выглядят даже более активно. Это можно сказать об астраханце Олеге Шеине - в недавнем прошлом активисте рабочих профсоюзов, екатеринбуржце Евгении Ройзмане - честном и активнейшем борце с наркомафией, представителе "Росуглепрофа" Рубене Бадалове, бывшей яблочнице и активном борце с антинародным ЖКХ Галине Хованской, оппозиционном экономисте Оксане Дмитриевой, пламенном патриоте и антиамериканисте Николае Павлове, генерале Победы Валентине Ивановиче Варенникове, умелом пропагандисте - актрисе Елене Драпеко. Ничем не хуже по парламентским показателям смотрятся депутаты-патриоты Сергей Бабурин, Виктор Алскнис, Игорь Родионов, Сергей Глазьев, Дмитрий Рогозин, Андрей и Юрий Савельевы, Борис Виноградов, Анатолий Грешневиков и др. В этом плане тезис КПРФ "Мы - единственная оппозиционная партия" одной парламентской работой явно не обеспечивается и должен иметь внепарламентское подтверждение.

Там, в реальной жизни, мы должны отличаться от представителей элиты тем, что сливаемся с повседневной жизнью масс и организуем их собственную борьбу.

До сих пор в думах от первого до четвертого созывов депутаты, представленные КПРФ, по методам работы и участию в выборных кампаниях мало чем отличались от других участников выборного процесса. С нашей точки зрения основная ошибка, можно сказать, беда союзной партии заключалась в том, что руководством была избрана стратегия признания сложившейся политической, экономической и социальной системы и выбрана для партии роль системной оппозиции. Эта модель определяла и основные методы борьбы - через выборы: парламентские, региональные, президентские, от выборов к выборам, с главным критерием - обеспечением большего процента и полученных депутатских мест. Этот подход приносил определенный результат, потолок поднимался до 160 представителей от КПРФ в нижней палате парламента, а вместе с союзными депутатами - аграриями и "народовластием" - чуть менее половины голосов. В 1995 г. в Думу было избрано 73 члена ЦК, 8 кандидатов, 4 члена ЦКРК, было некоторое представительство в совете федерации. Имелись целый ряд красных губернаторов, вырисовывался красный пояс голосующих за социалистические силы, однако все это не переходило в усиление борьбы и постепенно уходило в никуда. Более того, часто громкие имена и видные персоны оказывались в других партиях, зачастую в действующих властных структурах. Среди них выделялись знаковые фигуры, пользовавшиеся доверием руководства КПРФ самого высокого уровня, такие как спикеры Госдумы Иван Рыбкин и Геннадий Селезнев, будущий министр юстиции Валентин Ковалев, губернаторы Аман Тулеев, Александр Михайлов, Владимир Тихонов и Геннадий Ходырев, Александр Ткачев, Александр Черногоров, вице-губернатор Сергей Потапов. Среди выращенных в Думе и ушедших в свободное плавание видные идеологи партии из так называемого народно-патриотического движения Алексей Подберезкин, Александр Шабанов, Геннадий Семигин, высокого ранга партийные функционеры Леонид Иванченко, Александр Куваев, Татьяна Астраханкина, Александр Салий, Наталья Столярова, Дарья Митина, Владимир Кадочников, Ринат Габидуллин, Юрий Гуськов, Анатолий Чехоев, Сергей Корепанов (ныне председатель Тюменской областной Думы от "Единой России") и другие, а также пламенные пропагандисты Елена Драпеко, Станислав Говорухин, Светлана Горячева, экономисты и предприниматели Сергей Глазьев, Георгий Костин, Григорий Куевда, Владимир Семаго, и т. д. и т. п. Даже в действующей Думе немало депутатов, обслуживающих партию власти - выходцев из фракции КПРФ - депутаты Госдумы А. Афанасьев, И. Игошин, В. Семаго, С. Говорухин, В. Южилин, руководитель аппарата одного из комитетов Госдумы Олег Шенкарев. Все эти примеры называю просто по памяти, а ведь из более чем двух сотен депутатов, прошедших через Госдуму с помощью КПРФ, на партию (не говорю - на революцию) сегодня работают куда менее половины. Думаю, самой КПРФ было бы полезно провести полную инвентаризацию с прояснением сталинского вопроса: "а кто ответственный?".

Думаю, глубоко ошибочно было бы объяснять эти и многие другие превращения происками Кремля, засыланием кротов и даже просто предательством. Дело не в этом. Не надо искать заговоров там, где дело можно объяснить более простыми объективными причинами, вплоть до человеческой глупости, нашей в том числе. Дело в том, что все эти люди просто-напросто по другому представляли себе будущее общества. И они соответствующим образом на него работали. В большинстве своем это носители горбачевщины, честные оппортунисты и рыночные социалисты. Благо, несколько нечеткие с точки зрения ортодоксального марксизма программные установки и практическая политика руководства КПРФ позволяли им работать не на коренное изменение, а на улучшение, то есть закрепление сегодняшнего политического и экономического строя. Они и сегодня, находясь в рядах разных некоммунистических партий ("Единая Россия", "Справедливая Россия", "Патриоты России", "Возрождение России"), продолжают чистосердечно работать над воплощением своих представлений о будущем.

То, что партия и фракция КПРФ многие годы и на выборах, и в парламенте в основном использовали методы и подходы, присущие классическим парламентским партиям, т. е. так или иначе укоренялись в системе парламентской буржуазной демократии, нашло подтверждение даже в партийных документах и в разработке абсолютно новой формулы движения "...к парламентской республике советского типа". В повседневной парламентской практике это отражается, в частности, в наших депутатских отчетах. В них содержится информация о том, сколько законов внесли коммунисты, сколько предложили поправок к законам оппонентов, как голосовали по этим законам, что смогли не пропустить или хотя бы смягчить. Конечно, это нужная и неотъемлемая часть парламентской деятельности, однако для ее ведения совсем не требуется большого представительства. Теоретически достаточно даже одного, лучше, конечно, нескольких депутатов. Все процедуры внесения законопроектов, выступлений, оппонирования они способны выполнить при грамотном техническом обеспечении работниками аппарата (например, лично я внес 15 законопроектов, более 150 поправок к десяткам разных законов и по рейтингу личной активности не раз входил в тройку лидеров Думы, без особого ущерба для партийной работы). Работа критики чрезвычайно важна как элемент общей пропагандистско-разъяснительной работы, но для нее не требуется много депутатских мест. В Думе эта работа, можно сказать, даже захватывает депутатов, и часто можно слышать в кулуарах разбор полетов: "Как я ему врезал от микрофона!..", "Ну ты молодец! Дал ему!" и т. д. в том же духе. Однако 90 процентов этой критики не выходит за рамки Думы, застревая в фильтрах цензуры власти над СМИ. К тому же даже при резком уменьшении сегодняшних мощностей фракции (46 человек), чаще всего в активной работе принимают участие не более 10 штыков.

Если говорить о результатах на выходе, то мы действительно можем назвать факты грамотного разоблачения, случаи, когда удалось как-то смягчить давление на граждан, чуть-чуть улучшить положение дел с социальными гарантиями по отношению к планировавшемуся ухудшению. Но! При всем при этом мы практически не можем привести примеры, когда бы удалось через парламент добиться расширения степеней свободы борьбы самих граждан. Впрочем, самокритично надо сказать, что, как фракция, мы этому внимания уделяли явно недостаточно, особенно по отношению к возможностям организованной борьбы на предприятиях.

Исходя из вышеизложенного, РКРП-РПК еще и еще раз обращается к союзникам из КПРФ с предложением о необходимости изменения подхода к работе депутатов парламента и соответственно к подбору кандидатов, построению отношений с союзниками, ведению всей предвыборной организационной и агитационной работы. Будущее, которое мы видим в виде социализма, если это действительно так, должно диктовать нам требования к сегодняшней работе. Если мы видим впереди социализм, а не приукрашенное сегодняшнее общество, делящееся на антагонистические классы, то это будущее не может быть достигнуто без самой широкой борьбы самих трудящихся масс. Это будущее для коммунистов немыслимо без организованного рабочего движения. И в этом плане закономерен вопрос ко всем нам: где сегодня они, рабочие депутаты? В списках кандидатов от КПРФ 2003 г. их было 8, из них 6 членов РКРП. Сколько их будет в 2007 году хотя бы в списке, я уж не говорю - в Думе? Неужели включение в список лидера классового профсоюза, организовавшего реальную забастовочную борьбу, даст для дела меньше пользы (не процентов, а пользы в развитии борьбы), чем кого-то из известных спортсменов или артистов с неясной политической позицией? Пусть он привлечет меньше голосов, но зато это будут другие голоса, более решительных людей, готовых к практической работе.

Для нас остается особенно непонятным вопрос: почему при столь значительных потерях депутатского корпуса, в том числе перешедших на другую сторону фронта, руководство КПРФ с таким трудом и явным нежеланием ведет переговоры с представителями Рабочей коммунистической партии и их союзниками о выделении нескольких мест в списках кандидатов на выборах и в регионах и в Госдуму в декабре 2007 г.? Если наше будущее - социализм, то борьба за него невозможна без создания действительно широкого фронта реально борющихся сил классовой оппозиции. И здесь забота о продвижении в депутатские кресла номенклатурных представителей руководства должна отходить на второй план.

С этой точки зрения похвален шаг Пленума ЦК КПРФ, принявшего прогрессивную шкалу уплаты взносов для членов партии, получающих доход от парламентского положения (до 30%). Кстати, этот пример товарищи из КПРФ заимствовали у РКРП, где установлен партмаксимум (я, например, сдаю 50% в партийную кассу). Но при сегодняшнем положении, думается, этого недостаточно. Когда есть много депутатов в парламентах разного уровня, имело бы смысл взять на вооружение опыт греческих коммунистов, где депутаты все свои доходы сдают в партийную кассу, а оттуда получают денежное содержание, определяемое партией, (как правило, на уровне чуть выше того, чем было у товарища до избрания депутатом).

При работе на будущее в виде социализма, это будущее требует, чтобы партия, ее программные установки руководили депутатами, а депутаты работали бы на укрепление партии, на развитие классовой борьбы, всех форм сопротивления в реальной жизни за стенами парламента. Именно эти показатели должны быть главными критериями оценки деятельности депутатов фракции партией и ее руководством. Положение, когда руководитель партии является руководителем фракции, абсолютно подходит для классической модели парламентской партии. Для партии нового типа она, конечно, упрощает руководство фракцией, но думается, создает и новые сложности. Вольно или невольно, но на одно из первых мест в деятельности руководства будут выходить заботы об очередных выборах - региональных, парламентских, президентских, тем более, что доходы от этих парламентских успехов в виде субсидий партиям из госбюджета сегодня в несколько раз превышают доходы от партийных взносов и сборов добровольных пожертвований на местах.

Таким образом, подводя итог размышлениям об использовании парламентских методов, еще раз выскажем свое мнение: если мы коммунисты и видим будущее в виде социализма, то мы обязаны перестроить свою работу, в т. ч. парламентскую деятельность, исходя из соображений обеспечения реального движения к этой цели. Главной задачей всех предвыборных агитаций должна быть работа по превращению избирателей в борцов, а главное требование к кандидатам должно быть в твердой уверенности и четком знании того, что они будут делать для развития общей борьбы, став депутатами.