"Трудовая Россия"
URL: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?1117
Рубрика:
Номер: 227

Лев ПОТАПОВ

Черная дыра современного капитализма
К вопросу о современном кризисе капитализма

"Хорошо гниет!" - завистливо вздыхал накануне "перестройки" российский обыватель, глядя на товарное изобилие Америки. По обывательским меркам, американский обыватель живет сегодня лучше любого другого обывателя. Сегодня он стал кумиром, эталоном для обывателей всего мира. Выходит, что Ленин ошибался, называя империализм "паразитическим, загнивающим, умирающим" капитализмом? Исчерпал ли современный капитализм возможности своего развития? Не ответив на этот вопрос, невозможно правильно выстроить стратегию коммунистического движения. Между тем, коммунисты уходят от него, акцентируя внимание на несправедливости капитализма.

Никто не сомневается в несправедливости татаро-монгольского нашествия, опустошившего Азию и Восточную Европу. Но в России татаро-монгольское иго рухнуло только через 250 лет, когда его формы были значительно смягчены. Пик завоевательной политики рабовладельческого Рима совпадает с наиболее жесткими формами подавления сопротивления. Смягчение этих форм предшествовало его падению. Несправедливость и загнивание - это разные вещи, которые далеко не всегда сопровождают друг друга. Несправедливый капитализм может стоять еще очень долго, загнивающий капитализм обречен в ближайшей перспективе.

Важность вопроса заставила нас три занятия партийного семинара посвятить работе Ленина "Империализм как высшая стадия капитализма" и постоянно возвращаться к ней, сопоставляя ленинские характеристики империализма с сегодняшним днём. В указанной работе Ленин даёт семь характеристик империализма:

1. это капитализм монополистический;

2. это капитализм финансовый;

3. это капитализм, вывозящий капиталы за границу;

4. это капитализм колониальный, поделивший мир между великими державами;

5. это капитализм, делающий неизбежными войны за передел мира;

6. это капитализм паразитирующий, загнивающий;

7. это капитализм, имеющий слабые звенья, дающий возможность победы революции в одной стране.

Названная работа Ленина была написана в 1916 году. Развитие истории вплоть до середины ХХ века стало ее хрестоматийным подтверждением. Но сохраняются ли эти тенденции сегодня?

Антимонопольное законодательство стало неотъемлемой чертой современного буржуазного общества. Но борьба с монополиями декларируется, а разорение мелкого и среднего бизнеса прогрессирует. Наиболее ярким проявлением этих тенденций стала глобализация мировой экономики.

Сегодня финансовый капитал совершенно подмял под себя капитал промышленный. Современным миром правят банки. Фондовые биржи вытеснили биржи товарные. Конкуренцию товаров сменила конкуренция капиталов.

Спекулятивный гений становится главным героем нашего времени. "Международный валютный фонд" (МВФ) превращается в теневое мировое правительство, оттесняя на второй план ООН.

Транснациональные корпорации (ТНК) стали визитной карточкой современного капитализма. В то время, как пролетариат разводят по национальным квартирам, лозунгом ТНК стал девиз: "Капитал отечества не имеет".

Неоколониализм ТНК пришел на смену одряхлевшему колониализму Британской империи. "Международный банк реконструкции и развития" (МБРР) превращается в штаб неоколониализма. На смену раздела мира на колонии пришел раздел мира на валютные зоны. В пределах одной валютной зоны тот, кто держит печатный станок, снимает все сливки с эмиссии денежных знаков. Долларовая эмиссия стала важнейшим рычагом неоколониализма.

Сегодня мы являемся свидетелями новой формы борьбы за передел мира. "Хельсинкские соглашения", подтвердившие в 1975 году нерушимость границ в Европе, рухнули, а вместе с ними рухнули и сами границы. США делают недвусмысленную заявку на мировое господство, объявляя весь мир "зоной своих интересов". В ответ на робкие мечты европейцев о "многополярном мире" президент США Буш заявил, что многополярный мир означает возврат к холодной войне. В качестве альтернативы "холодной войне" Буш предлагает серию малых локальных "горячих войн" в рамках борьбы с "мировым терроризмом".

Наиболее характерной фигурой современного капитализма становится мелкий держатель акций, живущий "стрижкой купонов" и называемый по-французски "рантье", по-английски - "инвестор", по-немецки - "ретнер", что в переводе на русский означает "пенсионер". Его главным занятием становятся биржевые спекуляции с ценными бумагами. Если в 1899 году доходы рантье в Англии в пять раз превышали доход этой страны от внешней торговли, то сегодня эти паразитические доходы возросли многократно. Появились целые государства-рантье. Мир разделился на горстку государств-ростовщиков и гигантское большинство государств-должников. Государства-рантье хорошо живут не потому, что хорошо работают, а потому, что за них работают их деньги. "Государство-рантье есть государство паразитического загнивающего капитализма", - писал Ленин, и сегодня этих паразитов стало не меньше, а больше. Цивилизация превращается в общество пенсионеров, - с одной стороны, пенсионеров старых, нищих и больных, с другой стороны - пенсионеров молодых, здоровых, упитанных и богатых. По существу, Абрамович такой же пенсионер, как "Саша с Уралмаша", который в фильме "Два бойца" защищал Ленинград. Но если первый на свою "пенсию" покупает себе английский футбольный клуб, то второй на свою пенсию не может купить даже необходимых лекарств.

Рантье (инвестор) становится героем нашего времени. На него работают индустрия туризма, индустрия развлечений, средства массовой информации, целые отрасли науки. На свои доходы эти господа покупают уже не только интеллигенцию и рабочую аристократию, но и целые национальные отряды пролетариата, составляющие социальную базу социал-демократии. В наше время принято оценивать экономику страны по тому, насколько она привлекательна для инвесторов, т. е. для нахлебников. Тысячу раз оказался прав Ленин, обвиняя современный капитализм в паразитизме.

Сегодня со страниц буржуазной прессы не сходит тема "международного терроризма". Откуда взялась эта напасть? Ведь еще десять лет назад не существовало такого понятия. Его не было ни у Збигнева Бжезинского, ни у Александра Солженицына, ни у Андрея Сахарова, ни у других кумиров буржуазного обывателя. Буржуазная политология еще раз расписалась в своей несостоятельности. Занимаясь поисками очагов "международного терроризма", она тем самым признает правоту Ленина, утверждавшего, что империализм неизбежно будет иметь слабые звенья, где его противоречия будут проявляться с наибольшей силой. Семьдесят лет назад Долорес Ибаррури сказала: "Лучше умереть стоя, чем жить на коленях". Чем нагляднее империализм будет ставить людей на колени, тем более среди них появится желающих умереть стоя. Ленинская критика империализма сохраняет сегодня актуальность по всем своим направлениям. Современное буржуазное общество не просто гниет, а смердит. То обстоятельство, что оно до сих пор не рухнуло, свидетельствует не о его силе, а о нашей слабости. Но если оно не рухнуло под напором коммунистического движения, весь пар которого, к сожалению, ушел в свисток, то оно рухнет под грузом своих собственных пороков, которых накапливается все больше и которые делают его положение крайне неустойчивым. Это системный кризис, охвативший все стороны общества - его экономику, политику, культуру, мораль, экологию. К сожалению, размеры статьи не позволяют рассмотреть весь комплекс вопросов, связанных с этим кризисом. Остановлюсь лишь на некоторых из них.

Крушению Римской империи предшествовал кризис ее денежной системы. Это предопределило переход от развитых товарных отношений античного мира к натуральному хозяйству средневековья. Сегодня перед такой же перспективой стоит капитализм. Привязывание мировой экономики к американскому доллару и отказ от его золотого обеспечения привели к тому, что количество обращающихся в мире долларов намного превышает все национальное достояние США. На это обращают внимание многие экономисты. Американский доллар не обеспечен. Последствия его крушения трудно себе даже представить.

Становым хребтом капиталистической экономики являются фондовые биржи. Периодичность сообщения о падении индексов "Доу джонса" и "Никей" вызывают панику среди рантье, испуганных то террористами, то иракской войной. Казалось бы, чего проще: завести при фондовых биржах штат политических и экономических консультантов, которые помогали бы рядовым держателям акций избежать непродуманных решений. Но дело в том, что биржевая паника, разоряя одних, обогащает других. Без этого фондовая биржа невозможна. Она служит для этого. Ее главная функция - перераспределение богатства, которое зависит от определенных обстоятельств. Это - своего рода фондовая рулетка. Упорядочить ее работу - значит подписать капитализму смертный приговор. Оставить все как есть - значит постоянно жить под угрозой экономической катастрофы.

Ставкой в этой азартной игре становится будущее планеты. Сегодня Европа напугана небывало жарким летом, которое связывают с общим потеплением на планете. Не секрет, что потепление климата связано с парниковым эффектом, который является неизбежным следствием неуправляемой рыночной экономики. Все это знают, все это понимают, но ничего сделать не могут. Пусть планета задохнется в собственном д..., но рыночная рулетка будет продолжать крутиться. "Бизнес не заинтересован в решении экологических проблем", - вынужден был констатировать IV Российский философский конгресс. Решение экологических проблем выходит за рамки жизни одного поколения, а интересы бизнеса не выходят за рамки жизни одного бизнесмена.

"История - не тротуар Невского проспекта", - писал Чернышевский. На этом пути бывают взлеты и падения. Когда производительные силы приходят в противоречие с общественными отношениями, то они взрывают эти отношения. В эпоху буржуазных революций это привело к взлету цивилизации, в эпоху кризиса античного мира - к ее крушению, к духовному запустению Средневековья. Сегодня цивилизация снова подходит к роковой черте, оказываясь на пороге Нового Средневековья. Я писал об этом не раз. Главное противоречие XXI века можно сформулировать так: либо технический прогресс опрокинет частную собственность, либо частная собственность опрокинет технический прогресс.

Обилие в наше время "ноу-хау" не должно вводить в заблуждение. Кардинал Ришелье говорил, что Франции нужны ремесленники, а не философы. Но Великой Французской революции стали нужны философы, а не ремесленники. Торжество Средневековья было, своего рода, торжеством ремесла над философией. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить доспехи Юлия Цезаря и Ричарда Львиное Сердце. Вооружение римского диктатора значительно уступало вооружению английского короля. Но у Юлия Цезаря даже многие рабы умели читать, а у Ричарда Львиное Сердце многие вельможи были неграмотны. Успех отдельных ремесел в Средневековье не мог компенсировать общую деградацию культуры. В Средневековье человечество поглупело. Многие идеи античности оказались при этом невостребованными. Например, оказалась невостребованной идея шарообразности Земли, хотя еще Эратосфен достаточно точно вычислил ее радиус. Людям, мир которых сузился до размеров своего княжества, стало безразлично, на какой Земле они живут, - круглой или плоской.

Сегодня человечество глупеет снова. Недавно я столкнулся с удивительным фактом: студенты политехникума не знают, чему равна площадь треугольника. Опросив несколько десятков знакомых, я убедился, что этого не знают даже многие инженеры. "Функциональная неграмотность" становится, по оценкам специалистов, наряду с "ноу-хау", приметой времени. Как в средние века, многие идеи прошлого становятся невостребованными. Среди них оказались политэкономия, исторический материализм, термоядерная энергетика, регулирование водостока северных рек.

О термоядерной энергетике надо сказать особо. Недавно на телевидении промелькнула новость: группа стран, включая Россию, через десять лет собирается пустить термоядерный реактор. Это сообщение вызывает большой скепсис. В 1980 году термоядерный реактор собирался пустить Курчатов. Он опирался при этом на мощнейшую финансовую поддержку государства и огромное напряжение всех научных сил страны. Тогда это не удалось - то ли от того, что Курчатов умер, то ли от того, что проблема оказалась слишком сложной. Помнится, что на установке "Токомак" так и не удалось решить проблему создания устойчивого плазменного шнура и отвода от него тепловой энергии. Другие идеи термоядерного реактора также не вышли из стадии идей. А потом пришла "перестройка", и все остановилось. Термоядерный реактор оказался невостребованным. И вдруг такое заявление... Сегодня у России нет ни Курчатова, ни денег, да и мозги уже порядком "утекли". В лучшем случае, это очередная "декларация о намерениях" в духе "удвоения ВВП".