РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 217 >> 
 

Виктор ТЮЛЬКИН
Боевая организация
100-летию Первого Совета посвящается

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?938



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

"Совет Рабочих Депутатов не рабочий парламент и не орган пролетарского самоуправления, вообще не орган самоуправления, а боевая организация для достижения определенных целей".

В. И. Ленин

В мае этого года исполнилось 100 лет со дня образования в Иваново-Вознесенске Первого Совета Рабочих Депутатов.

Казалось бы, история Советов и их классовая природа детально изучены и можно было бы ограничиться парадно-праздничной статьей. Ан нет. Разнобой в понимании сути Советов (читай - Советской власти) сегодня чрезвычайно велик.

Кто что понимает?

Сегодня под Советами кто-то понимает просто название органов государственной власти по своей памяти (чаще - в 60-80-е гг. XX века). Где-то и сегодня сохранились названия (не Думы и ЗакСы, а Советы), поэтому товарищи думают, что у них в регионе сохранились Советы. Кто-то считает концом Советской власти расстрелянный Ельциным Верховный Совет, хотя над ним уже колыхался власовский триколор. И, наконец, есть вполне известные и респектабельные левые оппозиционеры, которые ставят программной целью "...движение к парламентской республике советского типа". Набор, как видим, на любой вкус и уровень развития.

Теория вопроса

Советы являются наиболее устойчивой из всех известных истории форм реализации диктатуры пролетариата. Они не только просуществовали дольше всех других, но за их плечами и наиболее значимые исторические свершения, такие, как Октябрьская революция, построение СССР, победа над фашизмом и др.

К основным принципам построения Советов, выделенным в практике борьбы рабочего класса и сформулированным Лениным, относится следующее:

Первое. Основной избирательной единицей (округом) Советов является коллектив фабрики, завода, колхоза, казачьей станицы, воинской части и т. д. То есть та общность людей, которая объединена общим делом (при этом возможны некоторые урезания избирательных прав свергнутых классов и их союзников).

Здесь чрезвычайно важно понять, что такая система опирается на объективную организованность трудящихся в процессе производства. Именно это преимущество людей труда (организованность) предлагается использовать в государственном строительстве.

Второе. Из первого принципа вытекает понятная легкость и доступность процедуры отзыва депутатов в случае неоправданного доверия, и соответствующая замена их в ходе жизненного процесса, не дожидаясь каких-то выборных кампаний.

Третье. Как уже отмечалось в эпиграфе, полный отказ от парламентаризма (т. е. говорильни), и совмещение в одном органе законодательных и исполнительных функций (сами приняли решение - сами организуют исполнение).

Четвертое. Постепенное поголовное обучение и привлечение трудящихся к управлению государством.

Именно здесь наблюдается максимальный вал различных домыслов и откровенного вранья про знаменитую ленинскую кухарку. Между тем, Владимир Ильич, будучи отличным управленцем, писал буквально следующее: "Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. Но мы...требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато оно было немедленно, т.е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту". В этой ленинской мысли основную нагрузку несет именно требование ликвидации исключительного права элиты управлять жизнью народа и страны.

Пятое. Дабы реализовывать предыдущий тезис, вводилось назначение и отчётность чиновников и исполнительных лиц перед Советами, ограничение зарплаты чиновников (для коммунистов и новых кадров; не путать с использованием царских специалистов) заработной платой квалифицированных рабочих, дабы для того, чтобы повысить собственное благосостояние, руководящее лицо было бы заинтересовано подтягивать уровень жизни всех.

Теперь вернемся к истории рождения Первого Совета.

Предпосылки всеобщей стачки

Ко времени первой русской революции Иваново-Вознесенск был уже известным промышленным центром и обладал достаточным опытом борьбы рабочего класса.

Десятки тысяч рабочих работали по 11,5-16 часов в сутки при заработках от 7 до 20 рублей в месяц. При этом плата за комнату составляла не менее 5 рублей, так что жить приходилось скученно, по нескольку семей, а то и десятков человек в одном помещении. Отношения на производстве отмечались хамским обращением со стороны администрации, широко используемой системой штрафов и арестантских комнат, тяжелейшими условиями труда и беспросветной жизнью вне производства.

К 1905 году ивановские рабочие уже имели не только опыт борьбы, но и крепкую организацию революционных социал-демократов под руководством большевиков. В Северном союзе РСДРП(б), под чье влияние попадали Ярославская, Костромская, Ивановская губернии, работали такие известные революционеры, как Н. Бауман, М. Фрунзе, М. Багаев, О. Варенцова, Ф. Самойлов и др. Численность организаций только Ивановского центра достигала почти пятисот активных, хорошо организованных профессиональных революционеров. Именно большевики помогли сформулировать и выдвинуть 16 требований к хозяевам фабрик, в т. ч. 8-часовой рабочий день, повышение зарплаты на 60 процентов, отмена штрафов и обысков, введение детских яслей и времени матерям для кормления, образование комиссий по трудовым спорам и увольнение наиболее хамски себя ведущих мастеров и управляющих и т. д. Эномические требования очень быстро были дополнены политическими - свобода собраний, печати и распространения листовок, объединения в профсоюзы, стачек, выборов учредительного Собрания и отмены самодержавия.

12 мая 1905 года было объявлено решением большевистской организации начало стачки.

13 мая бастовало уже 32 тысячи рабочих. Проводились невиданные массовые митинги у городской управы. Выработанные требования были вручены старшему фабричному инспектору. Ошарашенные от такого количества народа представители власти заявили, что не могут разговаривать сразу со всеми. И тогда ивановские рабочие начали свои знаменитые собрания на лугу у маленькой речушки Талка.

Самое основное событие заключалось в том, что, разбившись на лугу по кружкам, рабочие приступили к избранию своих представителей. Избрание проходило открытым голосованием, пропорционально численности работающих на том или ином предприятии. Каждая кандидатура тщательно и всесторонне обсуждалась. Говоря современным языком, были альтернативы, отводы, конкуренция кандидатов и идей. Всего было избрано 150 депутатов, которых тогда называли "собрание депутатов". Позже стали называть: "Совет уполномоченных в Иваново-Вознесенске", а затем - Совет Рабочих Депутатов. Из 150 рабочих депутатов две трети составляли большевики. Было избрано 17 женщин. А 15 мая в небольшом одноэтажном доме мещанской управы состоялось первое заседание Иваново-Вознесенского Совета Рабочих Депутатов. На этом заседании избран Президиум Совета, а также организованы секции: по охране города, которая имела рабочую милицию, финансовая секция, в задачи которой входило изыскание средств и оказание материальной помощи нуждающимся рабочим и их семьям, группы типографского обеспечения, потребкооперации, народного суда и др. Совет заявил губернатору и фабрикантам, что при условии невмешательства в ход забастовки войск и полиции он гарантирует спокойствие в городе. Таким образом, Совет, выбранный для переговоров, очень быстро перешёл к управлению всей жизнью и борьбой. В городе практически установилась ситуация двоевластия. Позже, описывая эти первые опыты, Владимир Ильич писал: "Эти органы создавались исключительно революционными слоями населения, они создавались вне всяких законов и норм всецело революционным путем, как продукт самобытного народного творчества, как проявление самодеятельности народа, избавившегося или избавляющегося от старых полицейских пут. Это были, наконец, именно органы власти, несмотря на всю их зачаточность, стихийность, неоформленность, расплывчатость в составе и в функционировании.

По своему социально-политическому характеру, это была, в зачатке, диктатура революционных элементов народа..."

Надо отметить, что господа фабриканты, заводчики, губернатор с первых же дней образования Совета, как люди весьма неглупые, поняли опасность такой организации и внесли предложение о готовности немедленного начала переговоров, но с условием, что каждый заводчик будет вести переговоры со своими депутатами. Рабочие же, наоборот, дружно придерживались формулы "все со всеми", понимая, что, раздробив их по частям, обязательно обманут, запугают, подкупят. Совет уполномоченных заставил считаться с собой не только фабрикантов, местную полицию, но и губернатора. Так, губернатор Леонтьев неоднократно вынужден был просить Совет рабочих депутатов разрешить поставить нескольких человек-рабочих в типографию для печатания объявлений и его, губернатора, распоряжений.

Несмотря на то, что ряд фабрикантов предлагали пойти на некоторые уступки, большинство, по совету с губернатором, отказались удовлетворить требования. При этом использовались такие предлоги, как, например, продолжительность рабочего дня рассматривается в общегосударственном порядке. Пункты о минимуме заработной платы, об уничтожении штрафов и обысков были отвергнуты без всяких мотивировок, а на требования обустройства яслей хозяева отвечали, что "находим сие крайне затруднительным". Далее власти пошли на применение силовых методов с привлечением присланных из столицы сотен пехотных батальонов и казачьих войск. Хотя попытки дискредитировать рабочую стачку, изобразить ее как некий "беспорядок", который надо ликвидировать с помощью вооруженной силы, провалились. Большевик Ф. Самойлов писал: "В городе в это время наблюдался порядок, какого еще не было никогда до забастовки. Не видно пьяных, не наблюдалось ни драк, ни скандалов, ни азартных игр, которые Совет тоже воспретил". По распоряжению Совета в городе были закрыты все винные лавки.

В начале июня хозяева объявили локауты, 3 июня силами казаков и пехоты устроили кровавые побоища в лагере на Талке, после чего сопротивление перешло в прямое противостояние с использованием баррикад, булыжников (как оружия пролетариата), устаревшего и малочисленного, но все же имеющегося огнестрельного оружия, поджогов фабрик, а также усадеб и дач фабрикантов. Встретив такое сопротивление, 11 июня губернатор вновь разрешил собрания на Талке. 13 июня фабриканты пошли на предложение частичных экономических уступок: 10-процентная надбавка к зарплате, 10-часовой рабочий день плюс еще кое-что по мелочи.

Однако силы бастующих были на исходе, и 27 июня Совет уполномоченных выносит решение: "Ввиду того, что 47 дней забастовки истощили наши силы ... мы решили стать на работу с тем, чтобы, подкрепив свои силы, вновь начать борьбу за свои права..." На разных фабриках приступили к работе в разные сроки, поскольку некоторые фабриканты не хотели идти даже на столь мизерные уступки. Официальным днем окончания стачки считается 23 июля.

Длительная тяжелая борьба не прошла бесследно. Она закалила рабочих и подготовила их к будущей, еще более упорной борьбе. Как писал Ф. Самойлов, "... чувствовалось что-то новое, небывалое. Прежняя приниженность и забитость во внешнем виде рабочего-массовика исчезли. Особенно это наблюдалось в отношении рабочих к представителям фабричной администрации...

Авторитет "царя и бога" - управляющих, директоров... сильно пошатнулся... Совершенно исчезло трусливое раболепство перед этими лицами - отвешивания им при каждом появлении поясных поклонов, на которые последние раньше даже не считали нужным отвечать".

Говоря о значении опыта первого Совета и Советов вообще для сегодняшнего дня России, прежде всего нужно исходить из печального, но действительного факта о том, что, в основном, настоящее сопротивление сводится к уличным массовкам и выдвижению очередных требований в адрес президента и правительства. Организованного сопротивления на фабриках, заводах, иных предприятиях практически не наблюдается. Более того, официальные профсоюзы (ФНПР) не только сдерживают эту борьбу, но и заключили политический контракт с партией власти - "Единой Россией". Из политических организаций, считающих себя левыми и коммунистическими, организацией рабочего и профсоюзного движения занимаются лишь две-три, в первую очередь - РКРП-РПК и классовый профсоюз "Защита".

Из депутатов Государственной думы, а их, не в пример шести большевикам царской Думы, сегодня во много раз больше - 47 членов фракции КПРФ плюс 37 из фракции "Родина", организацией рабочего сопротивления занимаются лишь два-три депутата. Если кто-то и подключается к этой теме, то, в основном, на уровне составления писем, обращений в суд или к прокурору. Организацией собственной борьбы самих рабочих и самих широких масс трудящихся сегодняшняя думская оппозиция не озабочена.

Таким образом, опыт первого Совета должен подсказывать нам, коммунистам XXI века: а) подход к решению вопроса, что мы хотим построить, и б) подход к решению вопроса, как это сделать.

В свое время Владимир Ильич, работая над второй Программой партии, теоретически допуская возможность временных поражений и откатов назад, писал: "...наша партия не откажется от использования и буржуазного парламентаризма, если ход борьбы отбросит нас назад, на известное время, к этой, превзойденной теперь нашею революцией исторической ступени. Но во всяком случае и при всех обстоятельствах партия будет бороться за Советскую республику, как высший по демократизму тип государства и как форму диктатуры пролетариата, свержения ига эксплуататоров и подавления их сопротивления".

В. Тюлькин,
Первый секретарь ЦК РКРП-РПК

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".