РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 208 >> Первая полоса
 

Борис ГУНЬКО
Поэт Иосиф Джугашвили

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?783



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Многие деятели современной науки и политики считают правилом хорошего тона снисходительное отношение к искусству. Это говорит об определенной ущербности и, более того, - о буржуазном характере их мышления.

Ведь еще Маркс писал о том, что буржуа в лучшем случае может извинить (!) искусство за его существование, но и то только в том случае, если оно приносит доход.

Между тем еще у древних была традиция, обязывающая научные труды писать в стихах. В Западной Европе, которая раньше была поражена буржуазным духом "практической пользы", эта высокая (и очищающая храм науки от посредственностей!) традиция была, соответственно, ранее забыта. В России эта традиция держалась дольше. Так, стихи и музыку писал Иван Грозный, прекрасным поэтом был Ломоносов, а дипломат Грибоедов оставил поистине гениальную пьесу в стихах. На Востоке традиция стихосложения среди крупнейших государственных деятелей жива и до сей поры. Так, прекрасные стихи писали Мао Дзедун, Чжоу Эньлай,Хо Ши Мин, Ким Ир Сен...

Вообще, обогащение логического мышления образным представляется совершенно естественным для людей коммунистической идеи. Так, прекрасные стихи писал К. Маркс. При этом тяга к стихосложению вовсе не означает, что человек "живет только эмоциями" и не в ладах с логической мыслью.

Напротив! Способность писать стихи указывает на склонность к отточенной и кратко, но совершенно выраженной мысли. Хорошее стихотворение, как правило, содержит более концентрированную мысль, нежели проза. Потому-то и не всем дан сей дар.

Сталин в полной мере владел этим даром, унаследовав ,таким образом, одно из важнейших качеств великих универсальных личностей прошлого.

В N 123 журнала "Иверия" за 1895 год было опубликовано стихотворение 16-летнего И.Джугашвили "Утро". Редактор не ошибся в выборе! Через 21 год, в 1916 году, педагог Яков Гогебашвили издает грузинский букварь "Дэда эна" ("Родное слово"),который открывался именно этим стихотворением юного Сталина.

Это далеко не единственный пример, указывающий на поэтический дар Сталина. Так, например, стихотворение "Старик Ниника" (первая публикация в "Квали" 28.07.1896 г.) было включено М. Келенджеридзе в пособие по теории словесности под названием "Грузинская хрестоматия, или сборник лучших образцов грузинской словесности". В этой хрестоматии стихи Сталина соседствовали со стихами таких классиков грузинской поэзии, как А. Церетели, И. Чавчавадзе и др.

В советское время стихотворения Сталина не издавались. Говорят, что в 1949 г., к 70-летию Сталина, Л.П. Берия втайне поручил лучшим нашим специалистам сделать поэтические переводы с безымянных подстрочников.

И, якобы, мнение мастеров перевода, не знавших имя автора, было однозначно: "Тянут на Сталинскую премию первой степени." Но, прослышав про эту затею, сам Сталин велел немедленно прекратить.

Почему? Конечно же, сказалась скромность. Но, думается, не только это. Видимо, Сталин все-таки в достаточной степени находился под прессом расхожего среди "солидных людей" мнения, что для политического деятеля занятия стихами несолидно. Почему я так думаю? Да потому, что мне самому "умные люди" в свое время советовали прекратить читать на митингах свои стихи, ибо это "дискредитирует политического деятеля".

Но я гнул свое, и вскоре мне стали говорить жестче: "Вот видите! Вас уже объявляют - не "член того-то и того-то", а - "народный поэт". Вы же дискредитируете..."

Но вернемся к стихотворениям Сталина. Всего 4 года, с 1893 по 1896-й, продолжалась его поэтическая деятельность. Пока известны только несколько опубликованных в те годы стихов, а рукописи, которых, вероятно, было немало, утеряны. Но и то, что осталось, глубоко впечатляет! Посмотрите, как прекрасно - даже в переводе! - звучат эти стихи.

Утро

Раскрылся розовый бутон,
Прильнул к фиалке голубой,
И легким ветром пробужден,
Склонился ландыш над травой.

Пел жаворонок в синеве,
Взлетая выше облаков,
И сладкозвучный соловей
Пел детям песню из кустов:
"Цвети, о Грузия моя!
Пусть мир царит в родном краю!
А вы учебою, друзья,
Прославьте Родину свою!"

Старик Ниника

Постарел наш друг Ниника,
Сломлен злою сединой.
Плечи мощные поникли,
Стал беспомощным герой.

Вот беда! Когда, бывало,
Он с неистовым серпом
Проходил по полю шквалом -
Сноп валился за снопом.

По жнивью шагал он прямо,
Отирая пот с лица,
И тогда веселья пламя
Озаряло молодца.

А теперь не ходят ноги -
Злая старость не щадит...
Все лежит старик убогий,
Внукам сказки говорит.

А когда услышит с нивы
Песню вольного труда,
Сердце, крепкое на диво,
Встрепенется, как всегда.
На костыль свой опираясь,
Приподнимется старик,
И, ребятам улыбаясь,
Загорается на миг.

Нетрудно видеть, что даже в "чисто лирических" стихах молодого поэта явственно присутствует гражданская направленность. И конечно же, у такой личности, какой (уже в 17 лет!) был И. Джугашвили, наиболее совершенны произведения, отмеченные именно гражданским пафосом.

Совершенны, помимо прочего, органичным слиянием этой гражданственности с лирической искренностью. Вот еще два стихотворения (в переводе Л. Котюкова). Первое из них поистине пророческое!

Шел он от дома к дому,
В двери чужие стучал.
Под старый дубовый пандури
Нехитрый мотив звучал.
В напеве его и в песне,
Как солнечный луч чиста,
Жила великая правда -
Божественная мечта.

Сердца, превращенные в камень,
Будил одинокий напев.
Дремавший в потемках пламень
Взметался выше дерев.
Но люди, забывшие Бога,
Хранящие в сердце тьму,
Вместо вина отраву
Налили в чашу ему.

Сказали ему: "Будь проклят!
Чашу испей до дна!..
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!"

* * *

Когда луна своим сияньем
Вдруг озаряет дольний мир,
И тень ее за дальней далью
Исходит синевой в эфир,
Когда над рощей безмятежной
Взмывает песней соловей,
И саламури голос нежный
Звучит всю ночь в душе моей.
Когда, переведя дыханье,
Вновь родниковый ключ звенит,
Когда в тревожном ожиданье
Бессонный лес в ночи молчит.
Когда герой, гонимый тьмою,
Вновь навестит
    свой скорбный край,
И в час ненастный над собою
Увидит солнце невзначай, -
Тогда гнетущий сумрак бездны
Развеется в родном краю.
И сердцу голосом небесным
Подаст надежда весть свою.
Я знаю, что надежда эта
В моей душе навек чиста.
Стремится ввысь душа поэта,
И в сердце зреет красота.

Неудивительно, что Сталин по-настоящему глубоко разбирался в искусстве и придавал ему такое большое значение в деле социалистического строительства.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".