РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 493 >> Мракобесие
 

А. Солдатов
Нерентабельные "святыни" или как РПЦ разбрасывает камни

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?6802



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Сколько копий было сломано в "позднесоветской прессе" относительно защиты памятников старины! Авторы статей доказывали, что возвращение монастырей и храмов церкви гарантированно спасет их от разрушения. Однако в последнее время всё больше сообщений о разрушении того или иного исторического объекта руками представителей РПЦ.

Массовая передача структурам Московского патриархата памятников истории и культуры началась после принятия в 2010 году соответствующего Федерального закона. При Советской власти все объекты культурного наследия передавались церкви на определенных условиях: заключались охранные договоры. В годы "демократии" обычным делом стала отдача храмов РПЦ без всяких обязательств. Так оказались у Санкт-Петербургской епархии легендарные Смольный и Сампсониевский соборы. Известно, что по Смольному собору заключен договор, но без охранных обязательств, а по Сампсониевскому договора нет вообще.

Похоже, в Кремле на каком-то этапе сообразили, что несколько "перегнули палку" с передачей культурного наследия в столь ненадежные руки. По поручению президента, Министерство культуры разработало законопроект о совершенствовании системы госконтроля и госнадзора в этой сфере. Законопроект вызвал переполох в патриархии. 17 июля сего года глава ее юридической службы Ксения Чернега издала весьма эмоциональное заявление, где говорится чуть ли не о "новых гонениях на церковь". В первую очередь, патриархия возражает против доступа общественных инспекций в принадлежащие религиозным организациям объекты, а также использования при этом технических средств связи, аудио-, фото- и видеофиксации. Ясно, что Московская патриархия боится, как огня, усиления контроля над состоянием принадлежащих ей памятников. И очень понятно, почему.

Накануне Пасхи нынешнего года представители РПЦ снесли Успенский храм на территории Ново-Тихвинского монастыря в Екатеринбурге. Это старейшая из полностью сохранившихся построек города. Храм построен в 1782 году! В 2011 году его отдали в собственность РПЦ, и спустя шесть лет памятника истории и культуры больше не существует.

Если бы подобный вандализм совершила любая другая организация, он обернулся бы массой уголовных дел. Но - "жена кесаря вне подозрений"! Власти предпочитают такие вопиющие факты не замечать. И тут бы ничего не заметили, если бы не общественные активисты. Екатеринбургский градозащитник Дмитрий Москвин добился прибытия на место преступления полиции, которая приостановила разборку завалов и квалифицировала случившееся как "разрушение объекта культурного наследия". С протестом выступили представители министерства культуры и некоторые местные депутаты, направившие заявления в прокуратуру. Депутат Екатеринбургской городской думы Дмитрий Головин убежден: "Этот случай как нельзя лучше показывает лицемерие Русской Православной Церкви". В подтверждение этого лицемерия умилительный текст, который до сих пор висит на официальном сайте Ново-Тихвинского монастыря, где стоял снесенный храм - "Старейший храм монастыря, самый дорогой для сердца сестер. Некогда с него начиналось создание обители...Здесь в 1824 году во время поездки на Урал молился Император Александр I".

В Екатеринбургской епархии РПЦ не то что не испытывают каких-либо укоров совести, но и переходят в наступление, утверждая, что снос является нормальной и естественной частью процесса "реставрации". Результаты такой "реставрации" впечатляют. Как утверждает екатеринбургский краевед Надежда Бурлакова: "Сейчас большинство храмов уже становятся руинами. Еще пять лет - и их просто не будет".

Более свежая история церковного вандализма произошла в другом уральском центре - Челябинске в начале июля. Некий протоиерей Михаил Горбунов на свой страх и риск снес остатки храма в честь иконы Божией Матери "Нечаянная Радость" на территории Городской клинической больницы № 1. Этот храм конца XIX - начала ХХ веков входил в местный перечень объектов культурного наследия. О случившемся опять-таки стало известно лишь благодаря общественникам. В ответ на возмущение им поведали простую и незатейливую логику церковных разрушителей: храм ветхий, и легче построить новый, по "евростандарту", чем реставрировать старье. И такая логика не кажется российским чиновникам чересчур порочной.

Тем временем в "родной" епархии патриарха Кирилла - Смоленской - происходят еще более вопиющие вещи. 3 июня искусствовед Андрей Чекмарев сообщил, что в селе Мольгино под Вязьмой снесена Преображенская церковь, построенная в начале XIX века швейцарским архитектором Домеником Жилярди. На ее месте началось строительство "церковного комплекса".

Поистине трагическая новость пришла из Рязани. 16 июля экскаватор разрушил фундаменты храма в честь Владимирской иконы Божией Матери начала XVII века и окружавший его древний некрополь.

Варварство стало возможным, поскольку часть зоны, на которой оно совершилось, расположена на территории Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища. Остатки фундамента, смешанные с землей и костями погребенных рязанцев, руководство училища просто вывезло на городскую свалку. И в этом акте вандализма присутствует явный "след РПЦ": причиной случившегося стало намерение местной епархии построить на месте древнего памятника современную часовню.

* * *

Примеры подобного рода можно приводить еще и еще. В России вполне сформировалась "серая зона" закрытых церковных объектов, которые бесконтрольно перестраиваются или разрушаются. Новоделы во вкусе коттеджных поселков нуворишей появляются во множестве монастырей, на реставрацию которых выделяются немалые средства из госбюджета. Одновременно по всей России стоят заброшенными сотни уникальных храмов, признанных церковным начальством "нерентабельными". Такие храмы можно встретить даже в центре туристического Суздаля!

Бесконтрольность позволяет РПЦ даже игнорировать вопросы, зачем был разрушен или изуродован тот или иной памятник. Если ответ всё же даётся, то обычно в духе красивых рассуждений о необходимости возродить святыню в первозданном виде, что возможно только "с нуля". На деле же акты вандализма имеют коммерческую подоплеку: строить заново дешевле, чем заниматься кропотливой реставрацией, к тому же новострой можно приспособить к бизнес-проектам, разместив в нем церковные магазины, мастерские, склады, гостиницы для паломников, гаражи.

Тем, что РПЦ давно превратилась в крупную бизнес-корпорацию, никого не удивишь. Удивляет другое. Как быстро в России исчезла "культурная прослойка" людей, способных возмущаться и сопротивляться разрушению национального культурного наследия!

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".