РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 489 >> 
 

Александр ЕВДОКИМОВ
Начало нашей победы. 76-я годовщина нападения фашистской Германии на СССР
Светлой памяти остановивших врага в первые месяцы Великой Отечественной войны

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?6710



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Вообще-то о войнах судят по их завершению, а не началу. Можно сколько угодно восхищаться гениальными операциями Ганнибала, но римляне разрушили-таки его Карфаген.

А вот с Великой Отечественной в антисоветской литературе все не так. Попробуйте найти книгу о победоносном завершении битвы советского народа с фашизмом, а вот о тактических поражениях РККА в 1941-1942 гг. понаписана целая библиотека. Но ни в одном из ее пухлых томов нет главного - Красная Армия на самом деле выиграла и этот самый трагический этап войны.

1. Мощь Красной Армии оказалась намного выше того, что ожидали гитлеровцы

В немалой степени исход любой войны определяется подготовкой к ней, накоплением заранее необходимых сил и средств. И в этом отношении СССР существенно превзошел нацистскую Германию - советские войска в 1941 г. уже начали перевооружение, тогда как немцы получили новую технику, способную тягаться с новейшей советской, лишь два года спустя. Наша страна фактически ещё до 22 июня 1941 г. работала в режиме военного времени, обеспечивая фантастический рост в оборонных отраслях - 39% ! Ничего подобного вполне капиталистическая экономика рейха обеспечить была не в состоянии.

В количественном отношении РККА по многим показателям превосходила немецко-фашистские орды. Прежде всего, в танках. Проблема в том, что размещались соединения практически по всему необъятному Советскому Союзу, поскольку удар можно было ожидать не только с запада, но и на Дальнем Востоке со стороны Японии, а также в Закавказье от Турции.

Тем не менее, вскоре после начала боевых действий Гитлер признался, что если бы он заранее знал силу советских войск, то мог бы и не решиться начать вторжение.

2. Противник не смог разгромить Красную Армию в приграничном сражении

Практически нигде в июне-июле 1941 г. нацистский вермахт не смог достичь своей цели - разгромить советские войска в приграничных сражениях, не дать им возможности отойти вглубь страны. РККА ускользнула от противника везде, кроме Западного направления.

Именно там фашисты шли очень близко к графику "Барбароссы". Тут нацисты сконцентрировали главные свои силы, тут советская авиация понесла самые тяжелые потери, что обеспечило наступающим гитлеровским танковым колоннам стратегически важное прикрытие с воздуха.

На остальных участках - в зоне Юго-Западного и Северо-Западного фронтов - продвижение противника было далеко не таким успешным, что фактически предопределило провал блицкрига. А локальный успех на Западном направлении ничего не решил, поскольку туда были направлены основные резервы РККА, которые и остановили фашистов в районе Смоленска.

В Заполярье же как-либо продвинуться гитлеровцам и их финским союзникам вовсе не удалось, что в течение всей Великой Отечественной давало возможность перевозить технику, оборудование и продовольствие, поставляемые США и Великобританией. Т.е. стратегически важное для СССР окно захлопнуть не удалось.

3. Фашисты недооценили уровень патриотизма и приверженности коммунистическим убеждениям советских воинов

Главный просчет гитлеровцев, предопределивший исход войны, - недооценка мобилизующей роли Коммунистической партии, веры советских людей в социализм, в его торжество. Теперь принято все это относить просто к патриотизму, который действительно существовал, но то был особый патриотизм - советский, где не находилось места даже малейшим классовым и межнациональным трениям. Фашисты надеялись, что после их первых ударов Советская власть падет, поскольку, как они полагали и полагают солидарные с ними антисоветчики до сих пор, строилась она лишь на насилии и подавлении. На деле, к 1941 г. в СССР уже были воспитаны целые поколения людей, которые не сомневались в величии своей советской Родины и готовы были драться за нее до последней капли крови.

Нацисты столкнулись с ярос-тным сопротивлением уже в первые часы войны, но списали это на фанатизм комиссаров, заставляющих силой и угрозами сражаться остальных. Их не насторожило даже беспримерное мужество защитников Брестской крепости. Фашисты не придали значения надписям, которые оставили несломленные защитники твердыни: "Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!". А должны были не только вчитаться, но и срочно сделать выводы о том, что затяжной войны при таком упорстве советских солдат не избежать. Но даже годы спустя гитлеровские генералы в своих воспоминаниях сожалели о чем угодно, но только не о том, что недооценили мужество советских солдат, вдохновленных патриотическим подъемом и верой в коммунистические идеи. Именно так, ведь миллионы наших бойцов вступали в ряды партии большевиков прямо на фронте, зная, чем это грозит в случае плена.

Своим яростным сопротивлением бойцы Брестской крепости не только сковали одну конкретную дивизию вермахта, но и показали, что врага можно и нужно громить. И вскоре под Ельней советские войска так и сделали - именно их контрудар развеял миф о непобедимости нацистской военной машины. После этой первой победы провал блицкрига был предопределен. Он и случился в белоснежных полях под Москвой. А в том, что поля успели стать белоснежными, немалая заслуга героев Брестской крепости, защитников Одессы и Киева, бойцов, сражавшихся в окружении под Минском и Вязьмой, остановивших врага у стен Ленинграда. Этой победы не было бы без подвига Николая Гастелло, направившего самолет на колонну фашистов, без тарана Виктора Талалихина, без героического самопожертвования Зои Космодемьянской и многих тысяч других советских бойцов.

4. Гитлеровцы не предусмотрели вариант действий на случай провала блицкрига

Согласно плану "Барбаросса", немецкие войска планировали встретить зиму 1941 г. на линии Астрахань - Архангельск. На деле, им пришлось бежать из Калинина, Солнечногорска и Калуги. На севере гитлеровцы не то что Архангельск и Мурманск не смогли занять, но даже Тихвин вынуждены были оставить. На юге до Астрахани нацисты не смогли добраться и в 1942 г., а в 1941-м им пришлось драпать из Ростова. Это поражение Гитлер воспринял очень болезненно - тут, возможно, и ему стало ясно, что война может быть проиграна.

После крушения "Барбароссы" у Гитлера оставался лишь один дьявольский план - нанести будущему победителю СССР как можно больше потерь. В результате, нацисты взрывали все что можно, сжигали все что можно, нещадно грабили, вели жесточайшие репрессии против победивших их идейно коммунистов, морили голодом население оккупированных территорий и особенно военнопленных.

5. Нацистской Германии не удалось избежать войны на два фронта

Многие антисоветские исследователи не пожалели тонн чернил и типографской краски, пытаясь уязвить "наивного" И.В. Сталина, не верившего в агрессию нацистской Германии в 1941 г. Но в данном случае Иосиф Виссарионович был однозначно прав - Гитлер совершил абсолютно самоубийственный шаг. Ведь если блицкриг не заладится, что и произошло, то Третий рейх ждет не просто затяжная война, а война на истощение с тремя ведущими державами мира - СССР, США и Великобританией.

Сталин не учел только одного - степени безумия своего оппонента. Точнее, недоучел, поскольку определенные шаги по отражению агрессии все-таки принял, и весьма серьезные: войска из центральных и восточных регионов начали выдвигаться к западным рубежам, заранее создали орган по эвакуации, так что гигантское перемещение людей и производственных мощностей на восток не было спонтанным. Но самое главное, создали внешнеполитические условия, при которых в случае нападения фашистская Германия вступала в схватку и с великим СССР, и с его западными союзниками. Был, с одной стороны, заключен пакт о ненападении с Японией, а с другой - подготовлена почва для создания будущей Антигитлеровской коалиции с США и Англией. И.В. Сталин сумел сыграть на межимпериалистических противоречиях и не допустить Мюнхен-2.

Триумф и трагедия 1941-го

История не знает сослагательного наклонения. Применительно к 1941 году в одном случае - к счастью, поскольку мы не знаем, как развивались бы события, если бы РККА не отодвинула заблаговременно в 1939-1940 гг. западную границу СССР. В другом случае - к сожалению, и заставляет думать о существовавших возможностях уменьшить число жертв и потерь от гитлеровского нападения. А в целом, перед нами трагический и навсегда вошедший в память нашего народа 1941-й год, лето которого советские войска начали неудачно, но зато зиму встретили не только с трагедией, но и с триумфом.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".