РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 482 >> Мракобесие
 

Лидия ТРИФОНОВА
Фантазии на тему "жития святых"
Рецензия на фильм "Викинг"

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?6582



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Погас свет, и зрители погрузились в "мрачную атмосферу" языческой Древней Руси. Что же они увидели?

В публикациях и спорах вокруг "Викинга" многие рецензенты начинают свои опусы с предупреждения, что не будут высказываться о правильности формы пуговиц на одежде персонажей. Мол, это все скрыто во глубине веков. На основе нежелания освещать глубину веков появилась традиция современного отечественного кино - полный "творческий" отрыв от исторической реальности. В этом смысле создатели "Викинга" ничего нового не изобрели. Ляпов в фильме навалом, в том числе и таких, которые очевидны не только для специалистов, но и для любого, кто имел в школе твердую пятерку по теме "Киевская Русь". Например, при виде Владимира в кожаной безрукавке мне сразу вспомнилось, что обычным доспехом княжеской дружины была в то время кольчуга.

Создатели "Викинга" напоминают Дюма, вешавшего свои произведения на историю как на вешалку. Искажения последовательности и фактической сути исторических событий, а то и прямо выдумка "фактов", недомолвки, отрезание невыгодных сюжетных линий, создание невозможных вымышленных героев и произвольная интерпретация реальных исторических личностей. Цель, правда, другая. Дюма жертвовал достоверностью в угоду увлекательности сюжета. Режиссер Андрей Кравчук (тот самый автор незабвенного "Адмирала") отнес историю на капище, поскольку снял не исторический боевик, а житие святого.

"Викинг" - картина, снятая по канону житийной литературы с ее стандартизацией биографий под раз и навсегда установленные сюжеты. Элементы боевика и эротические сцены призваны лишь подчеркнуть грешность князя и завлечь в кинотеатры определенные категории зрителей. Несколько выбивается из схемы только цитата из Мао Цзэдуна в начале фильма.

Кинематографическое житие Владимира Святого стандартизировано под классический сюжет о раскаявшемся грешнике. Соответственно, из него топором сценариста вырублено все, что не укладывается в прокрустово ложе заданной концепции. Так, совершенно выпущены колебания Владимира при выборе новой веры, отмечаемые в источниках варианты принятия ислама, иудаизма и католицизма не упоминаются совсем. Политическая составляющая принятия православия обозначена слабо.

Чтобы действительно понять разницу между житийностью "Викинга" и историческим кино, предлагаю читателям потратить время на просмотр таких картин как "Легенда о княгине Ольге" (СССР, 1983) и "Первый правитель" (Польша, 1974). Последняя лента особенно интересна тем, что посвящена польскому варианту князя Владимира - принявшему католицизм князю Мешко Первому.

Итак, "Викинг" это агиографический (житийный), а не исторический фильм. Как таковой он может быть условно отнесен к жанру псевдофэнтези, то есть к претендующим на историчность произведениям, где фантастический элемент подается в неявном виде. В "Викинге" чудеса вставлены в виде намекающих на божью помощь или божьи испытания знаменательных событий. Как только они случаются, зрителю обязательно показывают небо.

"А чего еще собственно ожидать от агитки?" - спросите вы и будете неправы. От агитки можно ожидать многого. Свою агитационную роль "Викинг" выполняет на "отлично" и еще лучше, чем "Адмирал".

В новом фильме Кравчук с успехом продолжает прежнюю линию легализации в общественном сознании двух важных мотивов - оправдания национального предательства и вседозволенности элиты.

Первый мотив показан через поступки Ирины и корсунского священника, предающих жителей Херсонеса, своих единоверцев и единоплеменников, язычникам и иностранцам в лице Владимирового войска. Оказывается, помочь врагу перекрыть подачу воды и замучить мирных жителей жаждой это не грех и не преступление, а вполне себе богоугодное деяние. Пути господни неисповедимы. Только церковь вправе решать, что грех, а что подвиг благочестия. Подача от Кравчука в головы россиян совершенно недвусмысленная.

Буйство Владимира олицетворяет в картине свободу элиты творить с холопами что вздумается. Убийца, насильник и грабитель принимает "правильную веру" и сразу же избавляется от вины за причиненное им зло. Греческий священник, проделывая трюк с очищением воды от масла, наглядно демонстрирует Владимиру преимущество христианства для господ. Масло, символизирующее Владимировы грехи, загрязняет воду, но священник сжигает его и водичку снова можно пить. Удобно? Не то слово! Греши и кайся. Так поступил Владимир Святославич, так поступали князья после него, так поступают правители Руси до сих пор. Насколько долго будет продолжаться подобная историческая преемственность, зависит от той молодежи, что заполняет сейчас залы кинотеатров.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".