РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 473 >> История
 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ
Убивала фашистов каждый день
К 100-летию со дня рождения Людмилы Павличенко

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?6390



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Гитлеровцы называли ее большевистской валькирией ("подбирающей убитых"), а в историю она вошла гениальностью снайперской стрельбы, став единственной женщиной-снайпером Героем Советского Союза. А ещё запомнилась тем, как покорила собой Америку в поездке туда осенью 1942 г.; тогда американские, канадские и британские журналисты звали ее Королевой огня и Леди Смерть. В связи со 100-летней годовщиной со дня ее, Павличенко Людмилы Михайловны, рождения расскажем обо всем поподробнее.

Родилась Люда Белова, будущая Павличенко, 12 июля 1916 г. в городе Белая Церковь Киевской губернии. Отец ее был майор НКВД, мать - учительница английского языка. Когда отца перевели служить в Киев, Людмила пошла работать на завод "Арсенал". На нем трудилась 5 лет, вечернюю школу закончила. А в 1937 г. поступила на исторический факультет Киевского государственного университета.

Параллельно заинтересовалась стрельбой, став курсантом Киевской школы снайперов Осоавиахима, где научилась и правильно передвигаться на поле боя, и маскироваться, и часами следить за противником, обнаруживая его по мельчайшим изменениям обстановки. А стрелять научилась так, что оказалась способной даже на трюк под названием "выбить донышко", когда на пень укладывали бутыль из-под лимонада таким образом, чтобы отверстие горлышка смотрело на стрелка, и Людмила с довольно приличного расстояния через это отверстие выбивала дно, оставляя остальную бутыль целой.

Людмила, в июне 1941 г. окончив четвертый курс, хотела писать исследование о Богдане Хмельницком, для чего сразу после экзаменов отправилась в Одессу, где жила в студенческом общежитии и работала в публичной библиотеке. Но грянуло страшное 22 июня, и с первых дней она добровольцем уходит на фронт. Ее зачисляют в 25-ю стрелковую дивизию имени Василия Чапаева, в которой в Гражданскую войну воевал ее отец. Приняла участие в приграничных боях в Молдавской ССР, была направлена в снайперский взвод, а с 10 августа в составе дивизии участвовала в обороне Одессы. Когда в одном из боев погиб командир взвода, Людмила приняла командование. Рядом разорвался вражеский снаряд, ее контузило, но в госпиталь она не ушла.

В середине октября войска Приморской армии вынуждены были оставить Одессу и эвакуироваться в Крым для усиления обороны Севастополя. 250 дней и ночей провела там, в тяжелых и героических боях, Людмила Павличенко. К июлю 1942 г. из своей снайперской винтовки она уничтожила 309 солдат и офицеров противника, в том числе - 36 снайперов.

Война меняет психологию людей, и когда Павличенко только пошла воевать, то испытывала сначала лишь чувство злости, что немцы нарушили нашу, в том числе и её, мирную жизнь. Но то, что довелось увидеть потом, породило чувство негасимой ненависти, которую трудно выразить чем-то иным, кроме как пулей в сердце врага. Она видела труп 13-летней девочки, которую фашисты зарезали, демонстрируя свое умение владеть штыком. Видела мозги на стене дома, а рядом труп 3-летнего ребенка, убитого поскольку он плакал и мешал отдыху этих зверей. Видела учительницу, которую офицер хотел изнасиловать, но она предпочла смерть позору, ударила по морде, а он ее застрелил и над трупом все-таки надругался. И вот потому ненависть постоянно звала уничтожь фашиста! А не умеешь - учись! Людмилу, хотя умела она уже многое, ненависть научила еще большему. Как она говорила, "обострила зрение и слух, сделала хитрой и ловкой; научила маскироваться и обманывать врага, вовремя разгадывать различные его хитрости и уловки; научила по несколько суток терпеливо охотиться за вражескими снайперами".

Она описала свой "рабочий день" так: "Не позднее как в 3 часа утра выходишь на место боя и просиживаешь там до вечера. Боем я называю свою огневую позицию и имею несколько огневых точек - на одной не более двух-трех дней лежу. Обыкновенно впереди переднего края под кустом или отрываю окоп, то на мокрой, влажной земле, то, прячась от солнца, чтобы враг не увидел, но 18 часов пролежать на одном месте довольно трудное занятие. Причем шевелиться нельзя, а бывают и критические моменты - и, если бы не было физкультурных навыков и подготовки, пролежать столько просто не смогла бы. А бывало, что немцы наших снайперов и обнаруживали, палили по ним по три часа подряд, и оставалось только лежать и не двигаться, пока не отстреляются, на что терпение иметь надо было адское. Или бывало, что и целый день пролежишь - и ни одного не убьешь, а если так 3 дня пролежишь и ни одного не убьешь - буквально бесишься". Училась Людмила и у самого врага выставлять, например, над бруствером окопа на лопатке каску или тряпичную куклу в командирской фуражке, а после выстрела по себе его засекать и бить по нему уже наверняка. Ибо "ничем нельзя утолить жажду мести, и пока хоть один захватчик ходит по нашей земле, я буду бить врага беспощадно!"

И она их била, да ещё как! Скажем, на одном из участков фронта много бед приносил немецкий снайпер, которого никак не удавалось ликвидировать. Павличенко установила, что он действует так: выползает из окопа и идет на сближение, затем поражает цель и отходит. Она заняла позицию и стала его ждать. Ждать пришлось долго: немец признаков жизни не подавал, заметив, видимо, что за ним наблюдают. Но Людмила все-таки его переждала. Когда ночь прошла, и наступило утро, он стал осторожно приближаться. Она подняла винтовку и выстрелила. Враг свалился замертво. А однажды Павличенко вступила в единоборство с 5 немецкими автоматчиками, и спастись удалось только одному. Счет уничтоженных ею фашистов все рос и рос, и немцы, зная, кто перед ними, иногда даже ей кричали: "Людмила, переходи к нам! У нас ты не будешь ни в чем нуждаться", на что в ответ получали пули. А однажды, когда остановившие ее на улице в Севастополе мальчишки (ее там многие хорошо знали) спросили: "Сколько вчера убила?", а она честно ответила, что несколько дней не стреляла, самый маленький укоризненно молвил: "Очень плохо. Фашистов надо убивать каждый день". Пацаны для этого даже подарили ей рогатку со словами: "Тетя Люда, а вдруг у вас кончатся патроны".

В декабре 1941 г. она познакомилась с младшим лейтенантом Алексеем Киценко, служившим снайпером в том же полку. И он, ее любимый Леша, стал ее напарником, на задания их стали отправлять вдвоем. Вскоре они уже подали командованию рапорт о заключении брака. Однако счастье было недолгим. В конце февраля 1942 г., когда они сидели рядом, и Алексей положил руку на плечи Людмиле, рядом взорвался снаряд, и все осколки достались ему - семь ранений. И один почти отсек ту самую руку, которая лежала у Людмилы на плече. Алексей погиб, после чего у нее стали дрожать руки, и какое-то время она стрелять не могла. А потом, до самой эвакуации из осажденного Севастополя, на "работу" ходила уже одна. Кроме того, за период оборонительных боев она смогла обучить множество снайперов, передавая фронтовикам свой опыт. Однако после неудачи на Керченском полуострове советское командование приняло решение Севастополь, который наши солдаты, матросы и офицеры обороняли 250 дней и ночей, оставить, и Людмилу, получившую к тому времени очередное, причем серьезное, ранение, эвакуировали на подводной лодке.

После лечения ее, самую успешную женщину-снайпера в мировой истории, на фронт уже по состоянию здоровья не пустили, и в её биографии открылась новая страница. Вместе с делегацией советской молодежи она была отправлена в Вашингтон на Всемирную студенческую ассамблею, проходившую со 2 по 5 сентября 1942 года.

Эта ее поездка по США, Канаде и потом Великобритании прошла крайне успешно, и всякий раз на новом месте гости из сражающейся страны Советов ощущали неиссякаемый интерес публики. Они были приняты даже президентом США Ф. Рузвельтом, а очень понравившаяся его супруге Элеоноре хрупкая советская девушка в военной форме по фамилии Павличенко даже некоторое время пожила в Белом доме. Когда однажды она переодевалась, Элеонора увидела у нее на спине четыре страшных шрама от ранений и тихо заплакала. Выступала Людмила и перед Международной студенческой ассамблеей в Вашингтоне, и перед Конгрессом промышленных организаций в Нью-Йорке. Везде срывала бурные овации и восхищение. Особенно запомнились ее слова, произнесенные в Чикаго. Там мэр, предоставляя ей слово, несколько неудачно пошутил: "Мисс Павличенко, вы так молоды, вам надо радоваться жизни, а не тратить время на длинные и бесплодные разговоры. Успеете, когда состаритесь. Вам хватит и трех минут". "Мне хватит даже одной, господин мэр", - улыбнулась "мисс", и над многотысячной толпой собравшихся разнесся ее звонкий голос: "Джентльмены, мне 25. На фронте я уже успела уничтожить 309 фашистов. Не кажется ли вам, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?!" Толпа замерла на минуту, а затем взорвалась неистовым шумом одобрения. А в еще одном своем выступлении Людмила обратилась к слушателям так: "Как русский солдат, я протягиваю вам, великим солдатам Америки, свою руку. Я хочу сказать вам, что мы победим!" "Прекрасной и несгибаемой Людмиле" в США подарили кольт, в Канаде - винчестер, а американский певец Вуди Гатри написал про нее песню "Miss Pavlichenko".

По возвращении из поездки лейтенант Павличенко служила инструктором в снайперской школе "Выстрел" под Москвой. 25 октября 1943 г. за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, ей, единственной среди женщин-снайперов, удостоенных этого при жизни, было присвоено звание Героя Советского Союза. Награждена она также двумя орденами Ленина и медалями.

В 1944 г. Павличенко продолжила учебу в Киевском университете, в 1945 г. его закончила, в 1945-1953 гг. работала научным сотрудником Главного штаба ВМФ, дослужившись до майора береговой охраны. Преподавала тактику ведения снайперского огня в военных учебных заведениях, а после увольнения в запас в 1956 г. переключилась на общественную работу в "Советском комитете ветеранов войны". Была членом президиума Комитета советских женщин и Советского комитета защиты мира, участвовала во многих международных конгрессах и конференциях, автор книги "Героическая быль".

Вышла замуж, вырастила сына. Умерла Герой Советского Союза Людмила Михайловна Павличенко в возрасте всего 58 лет, 27 октября 1974 г. Здоровье было сильно подорвано долгим лежанием на холодной сырой земле, стрессами, ранениями и контузией. Похоронена на Новодевичьем кладбище. Вечные ей Слава и Память!

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".