РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 472 >> Современность
 

Китай адаптирует марксизм к капитализму

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?6357



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

В речи, посвященной 95-летию Китайской компартии, Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин призвал китайских коммунистов не отрекаться от марксизма, приспособив его к новым реалиям. Но реалии таковы, что экономика КНР и огромный китайский народ страдают сейчас от типично капиталистических проблем - неравенства и коррупции.

Празднования по случаю 95-летия китайской компартии продолжались целую неделю. В программе были и концерты революционных песен, и торжественные церемонии в честь дочери Мао Цзэдуна, и целая серия роликов, выложенных на YouTube. Речь председателя ЦК КПК стала завершающим и, разумеется, важнейшим из всех аккордом. За ее обтекаемыми и порой загадочными формулировками скрывались планы на будущее КНР, а за эффектными фразами проглядывала нешуточная тревога китайского руководства, столкнувшегося в последние годы с новыми для себя проблемами.

Разные СМИ цитируют разные фразы из выступления товарища Си, и дело выглядит так, будто председатель КПК все время себе противоречит. С одной стороны, он призывает товарищей по партии приспосабливать марксизм к новым реалиям китайской жизни, то есть к капиталистической по факту экономике. С другой, напоминает, что если марксизм перестанет быть фундаментальным принципом, то "партия потеряет свой дух и свою цель" и в конце концов "канет в историю".

Китайцам не привыкать к таким логическим кульбитам. С начала 1980-х КПК пыталась как-то уложить рыночную экономику, к которой реально шла страна, в ложе марксистской теории. Трамплином для философской мысли стала фраза Мао Цзэдуна о том, что Китай вступил лишь в "начальную стадию социализма". Руководители компартии, которые в 1980-е попытались вписать страну в глобальный рынок, сделали из этого вывод о том, что до настоящего социализма Китай еще не дорос. Они же уловили стремление рядовых китайцев жить лучше и не без элегантности оформили это в своей теории. Предполагалось, что сначала Китай должен покончить с нищетой и добиться приемлемого уровня жизни, а уж потом можно будет помаленьку двигаться к принципу "от каждого по способностям, каждому по труду". На достижение реального социализма отводится от 70 до 100 лет, а до тех пор народу предлагается строить хорошую жизнь сугубо капиталистическими методами.

Так родилась идея "китайского социализма". Она ни словом не упоминала классовую борьбу или прибавочную стоимость, зато делала упор на таком странном понятии, как "социалистический рынок".

Под руководством КПК с 1949 по 2001 год ВВП Китая вырос в 56 раз. Страна стала второй, а по некоторым показателям - первой экономикой мира. В последнее десятилетие доход на душу населения в городах рос на 13% в год. На сегодняшний день Китай один из мировых лидеров по проценту собственников жилья среди населения (примерно 90% китайцев имеют в собственности дом или квартиру, а около 20% городских семей владеют более чем одним объектом недвижимости). Ради этой возможности разбогатеть граждане КНР десятилетиями закрывали глаза на то, что их руководители богатели опережающими темпами, а коммунистическая партия стала не штабом аскетичных комиссаров в пыльных шлемах, а парадизом богатых чиновников.

Лет 15 назад верный продолжатель дела Дэн Сяопина, Цзян Цзэминь, попросил, чтобы партия начала "представлять требования развития передовых производительных сил Китая". Эта вежливая формулировка означала, что в коммунистическую партию приглашались успешные бизнесмены и предприниматели. На деле, они давно туда рвались, смекнув, что это кратчайший ход к связям и госзаказам. В 2004 году в КПК вступил самый богатый китаец мира Лян Вэнгэнь, обладатель состояния минимум в 10 млрд долларов.

Все бы шло так и дальше, но экономика КНР подверглась серьезным испытаниям. Рост ВВП замедлился. Юань был девальвирован. В январе все телеэкраны обошли кадры с растерянными китайцами, в ужасе наблюдающими за обвалом биржевых курсов. Дело в том, что стремительно богатеющее и традиционно азартное население Китая полюбило играть на бирже, как на бегах. После нескольких лет непрерывного роста внезапным открытием стало то, что акции, по всем законам капитализма, могут в считаные дни обвалиться в цене почти до нуля. В то же время т.н. средний класс увяз в кредитах, а разрыв между бедными и богатыми достиг критических значений. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, в 2016 году 10% самых богатых граждан КНР получали в 9,6 раз больше доходов, чем 10% самых бедных, и этот разрыв продолжает увеличиваться. Сегодня в Китае проживает больше 2,4 млн миллионеров. А десятки миллионов их соотечественников пытаются выживать на доллар в день.

В таких обстоятельствах понятно, почему Си Цзиньпин уходит от привычных для КПК фраз об "обновлении марксистской теории". Сегодня во всем мире востребован не изуродованный ревизионистами, а "нормальный" ортодоксальный марксизм, и Китай тут не исключение. Идеи обогащения показали свою ограниченность, а идеи равенства и братства переживают ренессанс. Однако вернуться к классическому марксизму китайское руководство не может. Партийную и буржуазную верхушку, которые практически срослись между собой, до дрожи пугает пресловутый "левый уклон". За левой риторикой традиционного марксизма им мерещатся ужасы экспроприации. Чтобы отпугнуть от марксизма, простым китайцам навязывается отождествление социализма и "культурной революции". Сегодня любой ностальгирующий по коммунистическим временам может получить клеймо "хунвейбина", а "левый уклон" стал серьезным политическим обвинением. Именно оно, среди прочих, было предъявлено в 2013 году одному из самых ярких партфункционеров - Бо Силаю, и он получил пожизненный срок (официально - за коррупцию).

Кстати, о коррупции. Пытаясь пройти по тонкому мостику между правой риторикой и левым уклоном, Си Цзиньпин вернулся к вечной теме борьбы с ней. "Вечной" - это не ирония. Председатель КПК не раз подчеркивал, что борьба со взятками не закончится никогда. В это можно поверить, если принять в расчет, что самые матерые воры и взяточники находятся в коммунистической партии Китая. По данным научно-исследовательского центра имени Вудро Вильсона, из 88 млн китайских коммунистов за последние три года около 750 тысяч были подвергнуты разным мерам дисциплинарного воздействия. Среди отданных под суд немало высокопоставленных чиновников. Однако вопрос в том, насколько такая чистка рядов сможет снизить раздражение рядовых китайцев от той вызывающей роскоши, в которой продолжают жить (обычно - на Западе) жены и дети партийных бонз.

На таком фоне особенно заметно, что, если марксистская риторика товарища Си двусмысленна и осторожна, то о национальных интересах Китая он говорил совсем иначе. Вежливо, но отчетливо намекал на противостояние Пекина и Вашингтона, констатировал кризис США и Евросоюза и дал понять, что перед военным союзом КНР и России НАТО будет бессильно. Больше всего присутствующие аплодировали его фразе о том, что Китай "никогда не пожертвует своими коренными интересами, своей безопасностью и своим суверенитетом". Именно эти - не коммунистические, а сугубо консервативные и буржуазные - пассажи больше всего понравились аудитории. Речь Си Цзиньпина еще раз доказала, что КПК давно и все более теряет идейную связь с марксизмом, превращаясь все больше в обычную буржуазную националистическую партию.

По интернет-материалам

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".