РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 465 >> Культура
 

Геннадий АЛЁХИН, Вера БАСИСТОВА
Соцреалист Гелий Коржев как зеркало буржуазной контрреволюции

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?6206



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

На пороге первого зала встречает первый герой Коржева: нам в глаза смотрит своим единственным глазом солдат в гимнастёрке. Картина "Следы войны" - первая из военного цикла. Тему продолжает полотно "Облака. 1945 год": женщина с усталым неулыбчивым лицом сидит на скамейке, рядом с ней на земле - мужчина, у него вместо одной ноги - культя с протезом: война кончилась, но многие потери невосполнимы. Картина "Старые раны" - очень пожилой человек лежит на кровати без сна. Не торжественный парад, не генералы в сверкающих орденами мундирах, а рядовые работники войны.

А вот есть ли на выставке "Поднимающий знамя"? Есть ли великий триптих "Коммунисты"? Есть. Прямо перед входящими, как и положено, - рабочий со знаменем. Справа - "Интернационал": трубач, играющий гимн на поле боя. Вокруг свистят пули, вот на земле валяется чья-то винтовка, видны ноги убитого; может быть, через секунду и трубач рухнет, сражённый свинцом, но пока жив - он продолжает играть, вдохновляя товарищей на подвиг. А слева то, ради чего шла борьба - картина "Гомер": мастерская художественного училища, где вернувшийся с фронта защитник революции, ещё в армейских ботинках, в обмотках и галифе, сняв только будёновку, лепит из глины копию гипсового бюста древнегреческого сказителя. Как великолепно раскрыта тема Революции! Не для того только она свершалась, чтобы накормить голодных. Но и чтобы дать простым людям труда все богатства мировой культуры.

Раз есть Революция, то должен быть и Ленин. Да, вот он. И тоже - отнюдь не "парадный", не вождь на трибуне, а скромный человек в своей неизменной пролетарской кепке, с газетой "Правда", засунутой во внутренний карман пиджака. Рядом с ним - мужчина. Крупный, чуть не на голову выше Ильича. По виду - крестьянин. Он слеп, и смотрит перед собой остановившимися, бесцветными глазами. Картина называется "Беседа". Думается, тут аллегория, и этот мужик - олицетворение самого народа, тогда в основном крестьянского, слепого и тёмного до революции, а Ленин его просвещает.

Жизнь простых людей (а не тема "взлётов и падений", как уверяют буржуазные искусствоведы) была лейтмотивом всего творчества Коржёва. Люди труда - главные его герои. Такова картина "Влюблённые" - немолодая пара сидит на земле возле мотоцикла; их руки и лица покрыты густым, отнюдь не "пляжно-курортным" загаром. Или женщина с младенцем на руках стоит у сломавшегося грузовика. Лирический мотив: молодая пара, обнявшись у окна, смотрит на вечернее небо, рядом - детская кроватка. И оказавшись в Лондоне или Париже, Коржев тоже рисует простых людей. Вот уличный художник, вот газетчик, вот мужчина, ищущий на мостовой потерянные очки.

Не устаём восхищаться мастерством живописца: натюрморты такие объёмные, что кажется - стоит протянуть руку, и возьмёшь с холста вон ту чашку или пузатую крынку. Где-то здесь его Дон Кихот - любимый образ гуманиста и борца за справедливость, которому Коржев придал черты своего отца. Вот он! Да, он прекрасен, Дон-Кихот - защитник простых людей с мечом, с верным Санчо, с дамой.

Есть зал, названный "Лишённые рая". По сути, это о том, что мы потеряли, лишившись социализма. Страшные годы контрреволюции. Коржев не принял буржуйскую "перестройку", когда на смену искусству пришла коммерция. Как пишут искусствоведы, он, сохранив почти юношескую бескомпромиссность и веру в идеалы, жил в то время как древний стоик, не ждущий от жизни ничего хорошего. Великий художник стал затворником. Но продолжал напряжённо работать. На картины тех лет смотреть больно и горько. Вот "Свалка" (2007 г.). Какое-то помещение, где живут, видимо, бомжи - в углу обрывки красных знамён и плакатов, отбитая от бюста Ленина гипсовая голова, башмак, пустые консервные банки, бутылки. А вот действительно помойка: возле мусорного бака две фигуры, он и она, ещё не пьяные, но через минуту напьются. Подпись: "Адам Андреевич и Ева Петровна".

Есть картины и эскизы на библейско-евангельские сюжеты. Но и здесь Гелий верен своему суровому реализму. Его Христос, поднятый на крест, не возводит в молитвенном экстазе очи долу, а смотрит перед собой как бы с недоумением. На другой картине видны лишь висящие в воздухе ноги. Словно кого-то повесили или он сам повесился. Всё объясняет подпись: "Иуда". Годы написания картины - 1987-1993. Самое торжество иуд. Лица христопродавца не увидеть, поскольку на уровне плеч полотно срезано рамой. Гениальный ход! Ты мудро поступил, великий художник! Теперь каждый, глядя на эту картину, мысленно дорисует голову того негодяя, которого считает главным предателем.

В следующем зале оторопь берёт. "Тюрлики" - жуткие мутанты, полуптицы-полузвери, с членистыми хвостами, с рогами, с огромными клювами, и при этом разумные, очеловеченные. Эти уроды пируют, беседуют, ведут споры, а также судят и казнят людей. Вот самое страшное творение - огромное полотно под названием "Триумфаторы" (1993-1996 гг.). В центре птицеклювый мерзкий мутант стоит, держа окровавленный меч, рядом другие чудища, а перед ним на коленях сидят двое людей в очках - их участь не вызывает сомнений. Или вот картина "Борьба": человек и чудовище слились в клинче, жуткая чёрная тварь впилась в противника когтями и зубами, из-под них выступила кровь. Босх с его ужасами, Гойя с его "Капричос", как принято теперь говорить, "отдыхают". Кошмары Босха породила опустошившая тогда Европу чума, "Капричос" породили инквизиция и война. Тюрликов породила контрреволюция, атмосфера антисоветского и антикоммунистического шабаша. Беспросветное время второго пришествия капитализма. Но! "Наш мир развёртывается в муках, а их мир в муках падает..." (Луначарский).

Вот тоже вызывающее тяжёлые чувства полотно "Обречённая". Больница. На покрытом простынёй табурете сидит женщина с тяжёлыми, натруженными руками. За её спиной врач со стетоскопом, чертами очень похожий на самого Коржева - фактически автопортрет в белом халате и шапочке. На его лице выражение бессилия и отчаяния: он понимает, что не сможет спасти пациентку. Лицо женщины невесело-спокойно: она ещё не знает, что умирает. Но скоро поймёт. Кто она? Одна из милых сердцу художника простых безвестных тружениц? Или это - наша Родина? Неужели в 1987 году, когда была написана картина, художник-философ уже предчувствовал надвигающуюся беду?

Художник должен указать путь преодоления зла. Где же твоё преодоление, Гелий? Твой несчастный замученный Христос, "Осень прародителей" - доживающие последние дни Адам и Ева, и "Лишённые рая" - они же в бесплодной пустыне, как и твой одинокий "Пророк". Они не преодолели зло, они не дают оптимизма. Но всё же было что-то среди твоих работ последних лет вселяющее надежду? Да. Вот оно: два натюрморта 2004 и 2005 годов "Серп и Молот". Символ труда и власти трудящихся, символ социализма - наиболее справедливого общественного строя. Один - на фоне чёрно-красного полотнища, другой - на белом фоне с углом красного знамени. Ярко блестит металл. Гелий Михайлович очень любил этот символ; кроме представленных на этой выставке, он написал их ещё несколько, и в одном случае поместил рядом свой автопортрет. "Серп и Молот" у него всегда такой вещественный, живой, говорящий. Утверждающий: "Власть буржуев не вечна. Я вернусь!"

Беседа

Влюблённые

Гомер

Интернационал

Лишённые рая

Облака 1945 года

Обречённая

Осень прародителей

Поднимающий знамя

Свалка

Серп и молот

Следы войны

Старые раны

Триумфаторы

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".