РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 456 >> Мракобесие
 

Д. Сибаров
Как верил в бога физиолог Павлов

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?5998



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Сегодня в России восстановлен капитализм со всеми его причиндалами. Особенно это относится к идеологии. Новые хозяева жизни старательно изгоняют из сознания людей идеи социальной справедливости, коллективизма и гражданственности, а взамен, для оправдания своей грабительской политики, усиленно проталкивают религиозное мировоззрение.

Русская православная церковь отвечает новым хозяевам полной поддержкой. С приходом капитализма она резко активизировала свою деятельность. Кругом растут, как грибы, храмы, организуются воскресные школы, проводятся так называемые "конференции". Церковники, не стесняясь, требуют возврата им зданий и музейных комплексов, имеющих историческую и художественную ценность. При этом попы любят ссылаться на авторитетных просвещённых людей. Вот, дескать, учёные тоже верили в бога. На такой волне всплыла легенда о великом русском физиологе Иване Петровиче Павлове, первом в России лауреате Нобелевской премии, которого выставляют ярым приверженцем религии. Мы покажем ложность такого утверждения.

Павлов родился в 1849 году в семье небогатого приходского священника. Отец хотел, чтобы сын пошёл по его стопам, и определил Павлова-младшего сначала в духовное училище, а затем семинарию. Но несмотря на протесты родителей, Иван Петрович бросил семинарию. Он хотел постигать действительную науку и потому поступил в Петербургский университет, сначала на юридический, а затем естественный факультет. Позже закончил и Медико-хирургическую академию.

Работы по физиологии и фармакологии принесли Павлову большую известность как в России, так и за рубежом. Его рекомендовали руководителем кафедры фармакологии в Военно-медицинской академии, пригласили в Томский и Варшавский университеты. А в 1890 году принц А.П. Ольденбургский предложил Ивану Петровичу перейти в качестве физиолога и фармаколога в институт Экспериментальной медицины. Здесь Павлов развил бурную научную деятельность, здесь у него появились первые ученики. Здесь же проявилось и его отношение к религии.

В частности, он доказал жульничество спиритизма и несостоятельность веры в сверхъестественное. Поэтому, наверно, английский физиолог Ч. Шаррингстон заявил Павлову: "Ваши условные рефлексы не будут иметь успеха в нашей стране. Они слишком пахнут материализмом". А великий русский ученый писал: "На свете очень много тёмных, необразованных людей, которые весьма плохо разбираются в явлениях природы и общественной жизни и лишены такой мощной опоры, как просвещение и образование. Моральной опорой в их жизни в известной мере является религия, вера в бога". Но как могут верить люди науки, особенно физиологи, когда уже известно, что душевную деятельность человека можно изучать естественным путём, и какой-то изолированной от человеческого мозга души не существует? Павлов записал: "Моя вера в то, что счастье человечеству даёт прогресс науки". На протяжении всей жизни он горячо отстаивал такой свой тезис.

Бывали в жизни учёного и трагические эпизоды, связанные с разоблачением религиозных предрассудков. Однажды пришёл к нему старый товарищ ещё по семинарии, Николай Богоявленский. Только что похоронивший жену, сильно постаревший, он обратился к Павлову: "Ты, Иван Петрович, достиг вершин науки, постиг работу разума...Скажи мне, есть ли что-нибудь по ту сторону? Что ждёт нас после смерти? Тебе одному поверю". Павлов назвал глупостью ожидание чего-то в потустороннем мире. Он добавил: "Умрём, и прах наш подвергнется разложению, распадётся на элементы, из которых мы возникли". Получив такой жёсткий, прямой ответ, Богоявленский ушёл, а дома, приняв снотворное, умер. Это потрясло Ивана Петровича. "Я отнял у человека веру, - говорил он, - ту веру, что была у него".

В лаборатории Павлов работал по 12 часов. Но в то же время живо интересовался событиями в стране, особенно положением армии на фронтах Первой империалистической и тяжело переживал поражения. "Только революция может спасти Россию, правительство, которое довело страну до такого позора, должно быть свергнуто", - писал он. Февральская революция вселила в Ивана Петровича надежду на свободу и торжество научной мысли. Однако вскоре он испытал резкое разочарование во Временном правительстве, ругал Керенского "паршивым адвокатишкой, который всё загубит". Последовавшая Октябрьская революция потрясла Павлова. Он не принял эту перемену, считал, что страна теперь погибла, и воюющие державы раздерут её на части. Ругал большевиков. А когда началась при Советской власти борьба с религией, встал на сторону верующих. В пику власти, демонстративно крестился перед храмами, зачастил в Знаменскую церковь.

На основе этого утверждают, что великий физиолог верил в бога. А Павлов лишь защищал право каждого на свободный выбор мировоззрения. "Я считаю, нельзя отнимать веру в бога, не заменив её другой верой", - говорил он. Считал, что надо просветить народ, дать ему грамотность, образование, и вера сама ослабнет. Так и происходило в СССР. Но с возвратом капиталистических отношений религия опять пошла в атаку на души и сознание людей.

Павлов далеко не сразу стал отвечать взаимностью Советской власти, несмотря на оказываемую советским правительством поддержку его научных исследований. Но если сначала он утверждал, что не верит в благополучный исход "коммунистического эксперимента", то уже в преклонном возрасте заявил: "Я страстно желаю жить, чтобы увидеть победное завершение этого исторического эксперимента".

Умер Иван Петрович в феврале 1936 года и похоронен в Ленинграде на Литераторских мостках. На тыльной стороне каменного надгробия высечено обращение великого учёного к советской молодёжи. Он призывает молодых людей учиться и быть полезными своему Отечеству.

Вот таким был этот замечательный учёный и мужественный, справедливый человек, в самые голодные времена отказавшийся покинуть свою Родину и отдавший ей все свои жизненные силы.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".