РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 455 >> Правда истории
 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ
Столыпин - имя России?

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?5965



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

В декабре 2008 г., когда подводились итоги конкурса "Имя России", тройка самых великих выглядела так: 1\ А. Невский, 2\ П. Столыпин, 3\ И. Сталин. Точнее, так её выстроили, поскольку лидировал по всем опросам именно Сталин, чего допустить власть никак не могла. Но вот только кого бы повыше поставить? Какого-то царя? Но все самодержцы без исключения на бесспорное одобрение их населением не тянут. Тогда организаторам и пришел на ум князь Александр Невский, ибо, во-первых, он из очень далекого прошлого, почему и истинность его мало кто знает, а во-вторых, воспринимается знаменитой фразой артиста Н. Черкасова: "Кто с мечом к нам придет - от меча и погибнет". А кто же против этого возражать-то будет? Потому А. Невский и возглавил список. Однако организаторам хотелось поставить повыше Сталина еще кого-нибудь из недавнего, но обязательно досоветского прошлого, и Петр Аркадьевич Столыпин, как движитель капитализма и преобразователь в духе нынешних "реформ", очень для этой роли годился. И таким способом первая тройка имен по соображениям политпропагандистов власти и приняла законченный вид.

Но вот только насколько заслуженно в ней вторым оказался Столыпин? В апреле 1906 г. Николай II предложил чиновнику, прежде побывавшему в должностях гродненского и саратовского губернатора, пост министра внутренних дел. Пост - первый по важности после должности премьера. Это совпало с началом работы I Государственной думы, где большинство имели левые партии, державшие направление на конфронтацию с властью. Столыпин трижды выступал перед ними с заявлениями, что он поставлен "справедливо и твердо сохранять порядок в России", но его выступления прерывались криками "Долой!". Такую Думу царизм долго терпеть не мог, и потому уже 8 июля она была царем распущена. С роспуском одновременно правительства и назначением новым премьером Столыпина, как личности сильной и бесконечно самодержавию преданной.

II Государственная дума, избранная по тому же избирательному закону, оказалась еще более радикальной. Отношения Столыпина с ней, естественно, сложились самыми напряженными, и он в стенах этой Думы "подарил" истории несколько своих ставших крылатыми фраз. Самая знаменитая из них от 10 мая 1907 года в адрес требовавших национализации или экспроприации земли у помещиков в пользу крестьянства: "Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!" И вот чтобы никаких таких потрясений не случилось, он обнародовал "Правительственное сообщение о заговоре", ставившем целью совершение террористических актов. (От ред. Знакомая картина. Нынешний буржуазный режим точно так же обзывает террористами любых своих политических противников). Столыпин поставил перед Думой ультиматум о снятии депутатской неприкосновенности с предполагаемых участников заговора. С чем Дума, естественно, не согласилась, и царь 3 июня 1907 г. распустил и ее.

Против Первой русской революции Столыпин применял самые жестокие меры. Был принят "Закон о военно-полевых судах" в губерниях, переведенных на военное положение или положение чрезвычайной охраны. По нему предание суду за нападения на военных, полицейских и должностных лиц происходило в течение суток, разбор дела длился не более 1-2 суток, а приводили приговор в исполнение за 24 часа. Причем, обвиняемые были лишены всех прав, никаких ни защитников, ни своих свидетелей предъявлять не могли. Всего за 1906 -1910 гг. приговорами таких судов был по "политическим преступлениям" казнён 3741осуждённый, в основном, через повешение. А к каторжным работам приговорено более 66 тыс. В обиход вошли термины "скорострельная юстиция" и "столыпинский галстук" - петля виселицы. Обосновывал же Столыпин необходимость такой карательной машины тем, что - "Бывают роковые моменты, когда государственная необходимость стоит выше права и надлежит выбирать между целостью теорий и целостью отечества".

Видел царский премьер сохранение "порядка" в столь "роковые моменты" и в изменении избирательной системы так, чтобы левые и радикальные партии в Думу никак не проходили бы. (От ред. Это была подсказка будущему буржуазному режиму в России, как создать систему "выборов без выбора"). Новые правила выборов увеличили представительство землевладельцев и состоятельных горожан, а также русского населения по отношению к национальным меньшинствам, что и привело к формированию в III и IV Думах проправительственного большинства. Оно обеспечивало Столыпину принятие почти всех его законопроектов.

По части сохранения существующего строя в России Столыпин вмешивался буквально во все. Скажем, во время Боснийского кризиса 1909 г. буквально заклинал о недопущении войны с Германией, которой непременно воспользуются для производства новой революции. В отношении компрометировавшего династию Распутина неоднократно заводил разговор с Николаем II о высылке этого полуграмотного мужика с весьма сомнительной репутацией. А поскольку царь на всё реагировал вяло, приказал лично Распутину Петербург покинуть, угрожая в противном случае предать суду "по всей строгости закона о сектантах". После чего тот был вынужден отправиться паломником в Иерусалим и появился в Петербурге лишь после смерти Столыпина.

Также по государственной части Столыпин большое значение уделял российскому Востоку, убеждая, в частности, Думу в целесообразности постройки Амурской железной дороги. Связано это было с поощрением переселения на обширные просторы Сибири крестьян из европейской части России, как части аграрной реформы Столыпина. В Сибирь в 1910 г. переселились и ввели там в оборот пустующие земли около 3 млн. человек.

В целом в рамках реформы Столыпин провел ряд законопроектов, главным содержанием которых было введение частной крестьянской земельной собственности. В России насчитывалось 86 млн. крестьян со средним земельным наделом в 2,8 десятины, причем земля эта крестьянину не принадлежала, а распоряжалась ею община, распределяя по "душам", "едокам" или "работникам". А смыслом столыпинской реформы стало разрушение такого коллективного землевладения и создание класса крестьян - единоличных собственников земли, которые станут опорой самодержавия. Однако пойти на выделение из общин изъявили желание менее 1,5 млн. (менее 10 %) домохозяйств из существовавших 13,5 млн., с суммарным выделением 21,2 % от общего количества надельных земель. Т.е. реформа необходимого числа сторонников не обрела и особого успеха не имела.

В конце августа 1911 года Столыпин вместе с императором и его приближенными находился в Киеве на открытии памятника Александру II по случаю 50-летия отмены крепостничества. 1 сентября они присутствовали в оперном театре на спектакле. И там же по пропуску, выданному начальником киевского охранного отделения, находился секретный его осведомитель Дмитрий (Мордко Гершкович) Богров, покушение на Столыпина задумавший и осуществивший. Во время второго антракта он подошел к нему и дважды выстрелил, после чего тяжело раненный премьер грузно опустился в кресло и произнес: "Счастлив умереть за царя". Вечером 5 сентября он скончался, а 9 сентября был похоронен в Киево-Печерской лавре.

А теперь постараемся дать какую-то обобщенную оценку этой исторической фигуре. В.И. Ленин называл Столыпина "обервешателем", "погромщиком" и "главой контрреволюции", а его аграрную реформу оценивал как способ создания в деревне социальной опоры царизма - кулачества. Л.Н.Толстой резко критиковал премьера за то, что "начали насилием бороться с насилием" и что, уничтожив общину, образовали мелкую земельную собственность, расколов крестьянский мир. Оракул же российских "перестройщиков", А.Солженицын, вещал: "Если бы Столыпин не был убит в 1911 г., то предотвратил бы мировую войну и, соответственно, проигрыш в ней царской России, а значит, и захват власти большевиками, гражданскую войну и миллионы жертв этих трагических событий". Именно такая оценка позарез требовалась правительству "реформаторов", чтобы вознести Столыпина как своего выдающегося предшественника, подавшего в начале ХХ века блестящий пример "правильного переустройства России".

Так кем все-таки был Столыпин, если подходить к оценке его объективно? Фигурой, безусловно, крупной и яркой. Значительно подперевшей собой самодержавную власть в России. Так что с точки зрения требовавшихся стране революционных перемен, был он крупной фигурой реакции и мракобесия. А потому на имя России Столыпин никак не тянет. На чем можно и точку поставить.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".