РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 448 >> 
 

Четверть века спустя: Дорожкой Горбачёва
Интервью Первого секретаря ЦК РКРП Виктора Тюлькина

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?5798



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Корр.: Прошло 25 лет со времени работы XXVIII Съезда КПСС, делегатом которого Вы были. Почему Вы считаете, что надо не только помнить, но и изучать это событие? И не только коммунистам?

В.Т.: Потому что без этого знания невозможно разобраться в сегодняшней политике, так как основные действующие партии и их лидеры так или иначе вышли из КПСС. А коммунистам невозможно понять причины крушения КПСС и временного (я в этом уверен) отступления социализма.

Корр.: Что показал XXVIII Съезд - последний съезд КПСС в ранге правящей партии?

В.Т.: Прежде всего то, что КПСС к этому времени коммунистической по своему содержанию уже не была. Она перестала выражать интересы рабочего класса. В ней были коммунисты, но они были в явном меньшинстве. А также были представлены различные идеологические течения, но, в основном, мелкобуржуазной направленности. Недаром, когда выступавший на XXVIII Съезде от Движения Коммунистической Инициативы профессор А.А. Сергеев начал своё выступление приветствием: "Товарищи коммунисты! Товарищи легальные марксисты! А также социалисты, левые и правые социал-демократы и другие члены нашей партии...", его слова были встречены смехом и аплодисментами в зале. А в докладе от имени ДКИ, с которым на Учредительном съезде КП РСФСР товарищи доверили выступать мне, ситуация описывалась так: "И во главе левых, и во главе правых - члены нашей партии. И во главе Объединённого фронта трудящихся, и во главе Народного фронта. И те, которые за коммунизм, и те, которые против коммунизма - все члены нашей партии. А вот тот, кто сверху за этим наблюдает и говорит: "Хорошо! Плюрализм!" - тот главный идеолог партии".

Корр.: Какой основной вопрос решал этот съезд?

В.Т.: Основной вопрос не ставился открыто. Но завуалировано руководством партии и государством в лице Горбачёва и его команды протаскивался вопрос поворота на капитализм. Недаром, давая в 1995 г. интервью по поводу десятилетия с начала перестройки Вадим Бакатин, бывший во времена Горбачёва председателем КГБ, отвечая на вопрос - "Какая самая большая, основная неудача постигла вас с Михаил Сергеевичем?" - отвечал - "Нам не удалось плавно подменить программные установки КПСС на вполне социал-демократические".

Корр.: Выходит, КГБ работал на эти цели?

В.Т.: Какая-то часть, наверное, работала. Личные успехи в сегодняшней экономике кадров этой организации, находящихся, что всем очевидно, под крылом подполковника КГБ, нынешнего президента Путина говорят в пользу этой версии.

Корр.: "Горбачёвцам" удалось реализовать свою установку?

В.Т.: Формально да. Съездом был принят курс на рынок, то есть на капитализм. Была принята специальная резолюция по этому вопросу, а во всех остальных документах так или иначе содержалось идеологическое обоснование этого вопроса.

Корр.: Почему так произошло? Что, большинство делегатов съезда были за капитализм или открытыми врагами социализма? Коммунисты сдали позиции без боя?

В.Т.: Были, конечно, и откровенные антикоммунисты (вся Демплатформа, Яковлев, Шестаковский, Собчак, Ельцин, Лацис, Бунич и прочая, прочая), но большинство, конечно, антикоммунистами не были. Они были честными оппортунистами, то есть людьми, которые как бы не предают партию, но не имеют твёрдых идеологических и теоретических ориентиров. Привыкли верить руководству на слово и подстраиваться под руководящее мнение, поддерживать господствующую точку зрения. Примером такого честного оппортунизма могут служить такие уважаемые и до сих работающие в рядах КПРФ люди, как Егор Кузьмич Лигачёв и Юрий Павлович Белов. Я никогда не забуду тот момент, когда на трибуну съезда поднимался Егор Кузьмич Лигачёв, лично, безусловно, преданный делу партии человек, и под давлением общих настроений, когда все вокруг талдычили: рынок, рынок, рынок - других путей нет, иного не дано, тоже начинал заверять, что и он за рынок, только за социалистический.

Юрий Павлович Белов, тогда секретарь Ленинградского комитета КПСС по идеологии, перед голосованием на съезде за кандидатуры на пост Генерального секретаря КПСС агитировал ленинградскую делегацию голосовать за Горбачёва следующим аргументом: "Горбачёв, конечно, плох, но он... - Президент, и только он защитит партию. Надо голосовать за него", - и тяжело вздыхал. Так и выбрали защитничка, и до сих пор вздыхают. Так же чистосердечно, выступая за единство партии, оппортунисты поддерживали Горбачева против Ельцина и против критиков Горбачева слева.

Коммунистическое меньшинство на съезде было представлено делегатами Движения Коммунистической Инициативы и частью Марксистской платформы. На съезде они дали бой горбачёвцам по основному вопросу, сумев в последний день (13 июля) выступить со специальным заявлением, в котором предупреждали партию и народ, что "...непродуманный переход к рынку как к всеобщей системе, включающей рынок капиталов и рынок рабочей силы, будет означать неизбежное сползание к нарастанию капиталистических отношений. А насильственное, вопреки объективным процессам лечение социализма капитализмом повлечет за собой не повышение производства и уровня жизни, а их неизбежное падение, вызовет широкий социальный протест, приведет к тяжелым страданиям народа ....

Основная мысль заключается в том, что партия не может вести перестройку, приведшую к тяжелому ухудшению жизни народа. Что касается Коммунистической партии, она эти потрясения просто не выдержит, и отстаивать конечные цели движения будет некому".

За это Заявление проголосовало 1259 делегатов съезда, и оно, в соответствии с Уставом КПСС, зафиксировано как мнение меньшинства, к которому необходимо через некоторое время возвращаться и смотреть, кто был прав в своих прогнозах. Заметим, что товарищи из КПРФ этого очень не любят.

Корр.: Почему?

В.Т.: Потому что КПРФ сегодня, по большому счёту, продолжает линию Горбачёва. Только без него - в новых условиях и в новом формате: не как правящая партия, а как лояльная оппозиция, обеспечивающая движение общества к капитализму с красным знаменем.

Корр.: Но товарищи из КПРФ говорят, что они за социализм, у них тоже красное знамя, те же символы - серп и молот.

В.Т.: Горбачёв тоже говорил (я лично слышал), что до последнего дня жизни останется коммунистом. Стоит отметить, что сегодня в окружении Зюганова в руководстве КПРФ нет ни одного человека, который бы в те времена на XXVIII Съезде выступал против Горбачёва.

Корр.: А сам Зюганов?

В.Т.: Зюганов на съезде вёл себя тихо и незаметно, не выступал и присматривался - как будут развиваться события. Думаю, поддерживал рыночную позицию, поскольку позже вспоминал, что в недрах КПСС разрабатывалась не грабительская чубайсовская, а хорошая честная модель приватизации - с именными счетами.

Корр.: И что делать коммунистам сегодня?

В.Т.: Начинать сначала. С работы Ленина "Что делать?", с возвращения самой партии коммунистического содержания как партии рабочего класса, с организации рабочего движения и классовой борьбы. Мне как-то рассказывали немецкие товарищи, что в Германии на одном из памятников Марксу и Энгельсу люди написали "Ничего, в следующий раз получится лучше"!

Другого пути у человечества просто нет. Поэтому мы и будем продолжать борьбу.

Интервью вёл А. Стрельцов

P.S. Полный рассказ о XXVIII Съезде КПСС читайте на сайте РКРП.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".