РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 199 >> Политика
 

Виктор ШАПИНОВ
Два съезда
Ещё раз о вкусовых различиях хрена и редьки

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?576



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

В начале июля 2004 года организационно обозначился раскол в крупнейшей левой партии России - КПРФ. Несмотря на месяцы взаимных обличений противоборствующих сторон, мало кто оказался готов к такой необычайной интриге в развитии событий - прошло аж два съезда КПРФ, и каждый претендует быть единственно настоящим - и официальный (в просторечии - зюгановский) и альтернативный (семигинский).

В результате КПРФ оказалась в самой нижней точке своего развития за более чем десятилетнюю историю. Еще в прошлом году призрак распада, преследовавший партию с конца 1990-х, материализовался в лице Геннадия Семигина (IХ съезд вопреки воле Зюганова включил его в центральную часть федерального списка кандидатов в депутаты Госдумы) и его многочисленных сторонников в среде высшего руководства партии. Нынешний раскол, похоже, не ограничится исключением очередной порции "отступников", как было в случае с Селезневым. Раскол, судя по всему, уже пустил корни в низовых организациях партии. Целый ряд делегаций: калужская, владимирская, брянская, кемеровская, читинская, чукотская, коми-пермяцкая и еще нескольких регионов страны предпочли альтернативный съезд зюгановскому. И таких организаций могло бы быть больше, если бы не искусная организаторская работа официального аппарата.

Акционерные войны

Съезду (вернее съездам) КПРФ предшествовали, соответственно, пленумы Центрального комитета партии. В лучших традициях корпоративных захватов, пленумов ЦК прошло сразу два. Оказывается, десятилетний курс на сотрудничество с бизнесом не прошел для КПРФ бесследно, и методы акционерных войн были приняты некоторыми руководителями партии на вооружение. (Когда олигархические группировки делят собственность, часто наблюдается следующая картина - в одном месте собирается один Совет директоров компании, в другом другой. Они принимают разные решения, а затем долго и упорно судятся, прежде чем одна из сторон не захватит компанию в свои руки).

Точно так же было и в претензиях на раздел КПРФ. Зюгановцы созвали свой пленум ЦК, а семигинцы - свой. Причем на обоих пленумах, по словам организаторов, "был кворум" (более 50% членов ЦК). Нехитрые арифметические подсчеты показывают, что или 20-30 членов ЦК КПРФ успели и на тот, и на другой пленумы, или кто-то передергивает цифры. В этом смысле акционерные войны выглядят даже несколько честнее - там такого не случается.

Семигинский пленум сместил Зюганова с поста главы партии и назначил председателем ЦК ивановского губернатора Владимира Ильича Тихонова (что дало буржуазной прессе много поводов для острот по поводу имени-отчества нового лидера). Зюгановский пленум, естественно, оставил Геннадия Андреевича на своем посту, исключив из партии руководство "альтернативщиков". И уж совсем оглушительным аккордом в этой политической какофонии стала информация о встрече Зюганова с Путиным (по инициативе президента!), где Геннадий Андреевич потребовал "прекратить провокации!". Хотя, казалось бы, все, что можно, уже было сделано.

Новое о вкусовых качествах хрена и редьки

Кто лучше - Зюганов или Семигин? В этой плоскости решали и решают до сих пор вопрос подавляющее большинство членов КПРФ.

- Зюганов - оппортунист, за ним столько грехов, что не отмыться, взял олигархов в избирательный список, соглашатель, ренегат, - твердят одни.

- Семигин - "крот", агент Кремля, капиталист, раскольник, пытался купить партию, - спорят другие. Интересно, что и те, и другие, в основном, правы. Семигин - конечно, капиталист, агент Кремля и никакой не коммунист. Но кто его принимал в партию и двигал на ответственные посты? Зюганов Геннадий Андреевич. И есть такое мнение, что как только скандал стихнет, он наберет новых семигиных, как уже было не раз в прошлом.

Выбирать между Зюгановым и Семигиным - это все равно, что выбирать между "не туда" и "в другую сторону". Ведь ясно, что "оба хуже". Тем не менее, даже наиболее думающая, и наиболее левая, местами даже близкая к марксизму часть активистов КПРФ с удовольствием хватается за иллюзорную альтернативу зюгановско-семигинских разборок и по второстепенным признакам выбирает для себя сторону в этом беспринципном конфликте. Противоборствующие силы оказались способны говорить какие угодно левые и радикальные слова, лишь бы привлечь на свою сторону низы партии. Лучше это, естественно, получилось у Зюганова.

Только один пример политической изворотливости Геннадия Андреевича: " Не знаю, кто мне приписал эти слова, откуда они выхвачены, - заявил Г. Зюганов, отвечая на вопрос, как он относится к высказываниям о том, что Россия исчерпала лимит на революции. - Попросил бы вас не тиражировать то, чего я не говорил" ("Советская Россия" за 10 февраля 2004 г.). И правда, кто же приписал такую контрреволюционную ересь коммунисту Зюганову?

Читаем в книге Г.А. Зюганов. Россия и современный мир. - М.: Информпечать, 1995: "Россия исчерпала свой лимит на революционные восстания" (стр. 93). В аннотации, к тому же, подчеркивается, что книга "содержит основные положения" защищённой Г.А. в том же году "докторской диссертации на тему "Основные тенденции и механизм социально-политических изменений в современной России"".

Что, неужто Зюганов отказался от своих ошибок, пересмотрел взгляды, перешел на более левые позиции? Что-то не очень верится. То же относится и к сторонникам Семигина, которые обвинили зюгановское руководство в "политическом торге", "продаже мест в списке" и "соглашательской политике". Граждане, позвольте, а не вы ли помогали Зюганову проводить эту политику? Не вы ли голосовали за нее на съездах и пленумах?

Два съезда

Все российские телеканалы показали картинку заседающего в полной темноте зюгановского съезда. В диверсии с электричеством тут же обвинили агентов Кремля, что задало тон съезду, проходившему при свете оказавшихся кстати (как рояль в кустах) у организаторов съезда десятка электрических фонариков. Это, а также обличительный пикет (в "лучших" традициях Анпилова), организованный перед зданием, где проходил съезд, наводил на мысль: не имеет ли место тщательная инсценировка происходящего, тонкий пиаровский ход, рассчитанный на низовых активистов партии.

Семигинцы собрались втайне от журналистов и общественности на теплоходе, курсировавшем по Москве-реке. Разоблачать оппортунизм Зюганова на деньги близкого Кремлю бизнесмена, попивая многозвездочный коньячок, - это ли не то, что надо настоящим борцам с антинародным режимом? Кстати, выяснить вопрос: а кому принадлежит идея обособиться большинству (если верить альтернативщикам) членов ЦК и делегатов и уйти от уставного пути решения споров, журналистам так и не удалось. Зато ясно, что тем самым Зюганову не просто облегчили жизнь, убрав критику, а помогли сплотить оставшихся в борьбе с "раскольниками".

Очевидцы обоих съездов подчеркивают схожую бессодержательность этих мероприятий. Несмотря на серьезность ситуации, делегаты обоих собраний уклонились от рассмотрения принципиальных вопросов политики, сведя все к проклятиям в адрес оппонентов. На зюгановском съезде вообще не прозвучало ни одной критической нотки в адрес руководителей, если не считать выступления гостя съезда, лидера РКРП-РПК Виктора Тюлькина, который вежливо заметил: Мы не злорадствуем, но высказываем надежду, что обсуждение не сведется к обличению "амбиций личностей" и "происков Кремля" (что тоже, несомненно, есть), а будет рассмотрена политическая практика КПРФ за десятилетний период, которая и привела к таким невеселым результатам.

Большинство избранных парторганизациями делегатов предпочло Зюганова (247 из 317 по данным, озвученным на съезде), но обе стороны пригласили на свои мероприятия представителей Минюста, и есть основания предполагать, что мы станем свидетелями долгого судебного процесса за наследство КПРФ.

После драки

Зюганов почти наверняка сохранит контроль над большей частью КПРФ. Однако, его победа беременна продолжением войны. Дело в том, что, расправившись с "кротами" и прочими внутренними врагами, Геннадий Андреевич окажется наедине с собственными партийными массами. Они его поддержали в войне с Семигиным, но они будут вправе потребовать от своего лидера ответ за неутешительное положение партии. Стремительно таящие ряды партии, сдача позиций на выборах всех уровней при сохранении старой тактики, представители бизнеса (классовые враги) в избирательных списках при полном отсутствии рабочих - все это не выдумки врагов, а суровая реальность. И одержав победу, Зюганов окажется перед перспективой жестокого поражения своей политической линии и всего того идейного направления, которое он олицетворяет.

С другой стороны, разномастный блок недовольных Зюгановым как "справа", так и "слева", который удалось собрать альтернативщикам, скорее всего рассыплется, так как он может существовать только как объединение "против" кого-то. Никаких общих целей и устремлений, кроме смещения Зюганова, у таких разных политиков как Семигин, Тихонов, Потапов, Астраханкина, лидер Московской КПРФ Куваев, генерал Макашов, Елена Драпеко просто нет. Без очень крупных финансовых вливаний такой союз удержать вряд ли удастся. Поэтому и ожидать появления на политической сцене КПРФ-2 в качестве реальной политической силы вряд ли стоит, а ослабление "суммарной" КПРФ уже налицо.

"Они ничего не забыли и ничему не научились"

Эти слова адресовал наполеоновский министр Талейран вернувшейся к власти после французской революции династии Бурбонов. Слова Талейрана с полным основанием можно отнести и к зюгановскому руководству КПРФ. Отчетный доклад Зюганова был точно таким же немарксистским, какие мы слышали от него на протяжении более чем десяти лет. Как будто ничего не изменилось, как будто не было поражения на парламентских выборах и фактического подыгрывания Путину в президентской кампании. Как будто нет кризиса партии и спада ее активности - сам Зюганов и многочисленные выступающие говорили одно и то же: "Надо сплотиться! Верной дорогой идем, товарищи!". А значит, и результаты будут известные.

Злорадствовать, конечно, не стоит. Но и плакать не будем. В конце концов, мы, критиковавшие КПРФ с левых, марксистских позиций, неоднократно предупреждали, что увлечение парламентскими методами, отказ от организации рабочего класса и революционной работы в массах, союз с буржуазией приведут эту партию к краху.

Обидно одно. В КПРФ так и не сформировалось центра притяжения действительно левых сил. Не родила КПРФ своего Карла Либкнехта или Розы Люксембург, способных выступить против губительной политики верхов своей партии. Левые, марксисты внутри КПРФ (таких мало, но встречаются) предпочли беспринципные блоки с Зюгановым или с Семигиным. Это отсутствие левого крыла, а вовсе не происки Кремля, и есть самая большая беда КПРФ.

Виктор Шапинов, communist.ru

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".