РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 198 >> Прочие материалы номера
 

Юрий СЛОБОДКИН
Неконституционное решение Конституционного Суда

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?554



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Конституционному суду РФ все же пришлось по требованию депутатов Мурманской областной Думы высказаться по вопросу о конституционности положений Земельного кодекса РФ, предусмотревшего право иностранных граждан и юридических лиц, а также лиц без гражданства приобретать землю в России в частную собственность. В 2003 году он вообще отказался принимать к своему производству жалобу наших сограждан по этому вопросу.

Как и ожидалось, решение высокой судебной власти оказалось не в пользу русских людей, выступающих против разбазаривания отчей земли и распродажи Родины и против попрания части первой статьи 36 Конституции Российской Федерации, которая гласит:

"1. Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю".

Поскольку постановление конституционных судей наглядно свидетельствует о том, что их память страдает странной и удивительной избирательностью, хотел бы напомнить им элементарные вещи, которые хорошо известны студентам-юристам второго года обучения: в конституциях "цивилизованных стран", как и в Конституции РФ, которая с них и списана, правда с поправками на "самодержавное" единовластие, принято деление прав на права человека и на права гражданина.

Когда обозначаются права человека (право на свободу, право на достоинство, право на сопротивление угнетению и т.д.), в конституционных актах употребляются термины: "каждый человек", "все", "никто" либо безличные сочетания типа: "признается право" и т.п.

Что касается прав гражданина, то соответствующие статьи конституций прямо и недвусмысленно устанавливают: "граждане вправе", "граждане имеют право", "гражданин может"... Именно так и сформулирована норма, содержащаяся в части первой статьи 36 Конституции РФ.

Она не оставляет никаких лазеек для ее расширительного толкования, поэтому утверждение Конституционного суда РФ о том, что Земельный кодекс "полностью соответствует" Конституции Российской Федерации, не имеет правовой основы и находится в вопиющем противоречии с Основным законом государства.

Применительно к Земельному кодексу РФ следует отметить одно, в высшей степени примечательное, я бы сказал - знаковое, обстоятельство. Это, пожалуй, единственный Федеральный закон такого уровня и значения, относительно которого нет указания на то, что он основывается на действующей Конституции РФ. Все это не является "чистой" случайностью, "упущением" путинских правовиков: они "пропустили" столь фундаментальное и принципиальное положение сознательно и преднамеренно.

Известно, что Земельный кодекс РФ, введенный в действие с 30 октября 2001 года, принимался с подачи и под сильнейшим давлением В. Путина и его администрации, о чем в свое время довольно откровенно говорил Г. Селезнев, являвшийся Председателем Государственной думы.

Почему В. Путин настаивал на "быстрейшем" принятии Земельного кодекса, кому и какие обязательства он давал на этот счет, мы можем только догадываться. Однако бесспорным является то, что как В. Путин, так и законодатели "перешагнули" через Конституцию РФ, и это лучше всего характеризует их отношение к пресловутой "диктатуре закона", ибо сами они руководствуются девизом: "Друзьям - все, врагам - закон". Ну а их "друзья и партнеры" по преимуществу находятся где угодно, только не в России.

Необходимо подчеркнуть, что законодательство многих буржуазных стран устанавливает особый правовой режим на земельную собственность. Так, в Израиле, Нидерландах и ряде других стран закреплено нерушимое положение о том, что земля находится в исключительной собственности государства и может предоставляться в срочную или бессрочную аренду для строго целевого использования.

Но и те буржуазные страны, где предусмотрена частная собственность на землю, всячески стремятся обеспечить свою национальную безопасность и не допустить иностранного землевладения на своей суверенной территории. Например, часть первая статьи 22 Конституции Болгарии провозглашает: "Иностранцы и иностранные юридические лица не могут приобретать право собственности на землю, кроме наследования по закону. В этом случае им следует уступить свою собственность...", получив за нее компенсацию.

Явное и очевидное несоответствие Земельного кодекса РФ конституционным нормам наши судьи пытаются оправдать ссылками на часть 3 статьи 62 Конституции РФ, в которой говорится: "...3. Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации".

Интересно, что и в уже упоминавшейся Конституции Болгарии (равно как и в конституциях других стран, объявляющих себя демократическими) имеется аналогичная норма. Согласно части 2 статьи 26 болгарской Конституции "...иностранцы, пребывающие в Республике Болгарии, имеют все права и обязанности по настоящей Конституции, за исключением прав и обязанностей, для осуществления которых Конституцией и законами требуется болгарское гражданство".

Но если болгары почтительно и с достоинством относятся к своим конституционным установлениям, то о нашей "триединой" власти этого не скажешь.

Между тем не надо быть юристом и конституционным судьей, чтобы уразуметь смысл и содержание части первой статьи 36 Конституции РФ, которая со всей определенностью установила: право собственности на землю основано только на российском гражданстве. Ее положения носят властно-обязывающий и всеобщий характер, а это означает, что законодательная власть в лице Федерального Собрания не полномочна пересматривать путем принятия федеральных и федеральных конституционных законов конституционные нормы, образующие основы конституционного строя.

Ссылки на часть 3 статьи 62 Конституции РФ - это не просто лукавство конституционных судей, это, мягко говоря, правовая и гражданская некорректность, призванная с помощью судейской мантии придать видимость конституционности заведомо неконституционному нормативно-правовому акту, каковым и является Земельный кодекс РФ.

По логике Конституционного суда получается, что часть 3 статьи 62 Конституция РФ дезавуирует положения части первой статьи 36 той же самой Конституции и ставит знак тождества между такими категориями конституционного права, как "права человека" и "права гражданина", что не соответствует действительности: гражданин в своем государстве всегда обладает неизмеримо большим объемом прав, свобод и обязанностей, чем иностранные граждане и лица без гражданства.

В теории конституционного права общим положением является то, что ни одна норма, сформулированная в конституциях, не обладает свойством умалять или принижать другие ее нормы либо перечеркивать их веления, как пытается убедить нас в этом Конституционный суд.

Далеко не все хорошо в постановлении Конституционного суда РФ и с аргументацией относительно понятий "земля" и "земельные участки", "суверенитет", "территориальная целостность". Как будто мы не помним, чем закончилась продажа Россией во второй половине XIX столетия Соединенным Штатам Америки русской Аляски: от суверенитета России над этой территорией остались одни воспоминания, хотя на ней и продолжали проживать тысячи подданных российского императора.

Распродажа земли иностранным гражданам, их юридическим лицам и лицам без гражданства существенно ограничивает суверенитет государства над национальной территорией безотносительно к тому, что "земельные участки" расположены внутри государственных границ: возникает реальная угроза для территориальной целостности государства, особенно федеративного, и создаются зримые предпосылки для ввода на территорию страны многоязычных оккупационных войск Северо-Атлантического блока во главе с янки и бриттами, бесчинствующими в Ираке и других регионах земного шара. Предлог: "защита демократии" в России и "иностранной собственности"...

Не в этом ли состоят сокровенные намерения заклятых "друзей народа", разработавших и принявших главный земельный закон страны?

Многословие, сопровождающее оправдание неконституционности ключевых норм Земельного кодекса РФ в постановлении Конституционного суда, не в силах скрыть его юридическую несостоятельность и политическую заданность.

Конституционный суд РФ, как орган конституционного контроля, стремительно теряет свой авторитет, поскольку уже многократно на наших глазах принимал по спорным юридическим вопросам не правовые, а политические решения.

В очередной раз приходится убеждаться в том, что все ветви государственной власти в Российской Федерации, соучаствуя в ее осуществлении, действуют "совместно" и "согласованно" при ведущей и направляющей роли власти исполнительной, во главе которой стоит "его превосходительство" гражданин президент.

Забудьте, наивные, о "сдержках и противовесах": они подразумеваются как некий идеал, но не существуют ни в одном буржуазном государстве. Прискорбным и огорчительным является то, что среди десяти судей Палаты Конституционного суда РФ, рассматривавшей дело о проверке конституционности Земельного кодекса по запросу мурманчан, не нашлось ни одного, кто решился бы на особое мнение. Этого не случилось, несмотря на то, что некоторые из судей в своих учебниках и монографиях по конституционному праву высказывали совершенно иную точку зрения, чем та, которая изложена в постановлении Конституционного суда.

Ю. Слободкин,
член ЦК РКРП-РПК, кандидат юридических наук, доцент

Солнечногорск Московской обл.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".