РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 433 >> Первая полоса
 

Юрий АЛЕКСЕЕВ
Современен ли Сталин?
135 лет со дня рождения Сталина

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?5453



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Вопрос, вынесенный в название, может показаться странным, учитывая, что имя это ежедневно срывается с сотен тысяч уст, звучит в эфирах теле- и радиостанций, представлено на полках книжных магазинов по всему миру. Но спрашивается здесь не об этом. Медиаобраз Сталина крайне далёк и от реальной личности, и от связанной с ней суммы достижений, реального вклада в интеллектуальный багаж человечества. В том числе в такую невероятно интересную и фактически запрещённую сейчас область, каковой является становление научно организованного общества. И понятно, почему такого Сталина сейчас нет. На дворе пора социально-экономического регресса, когда вердикты и оценки выносят те силы, ускорению сошествия которых с исторической сцены Сталин всемерно способствовал с юных лет и до последнего дня жизни.

Сталин-управленец, Сталин-стратег промышленной революции, Сталин-кризисный менеджер - всё это имеет место. Но рассматривать его, усечённого до таких рамок, - то же самое, что изучать реактивный двигатель, снятый с космической ракеты, абстрагировавшись от самой ракеты, от её главной функции, от целей, побудивших людей ракету создать и запустить. Сталин - продукт своей эпохи, эпохи вхождения капитализма в империалистическую стадию, эпохи победоносных революций, эпохи качественного обострения классовой борьбы в мировом масштабе. И он, каким его знает подавляющее большинство людей, - народный комиссар, глава Советского государства, Верховный главнокомандующий, - стал таковым, сложившись как оригинальная и самобытная личность в процессе освоения своей первой и основной специальности - специальности профессионального революционера.

Ставя вопрос о современности Сталина, мы спрашиваем: что нам может дать изучение и овладение его наследием сегодня, когда столь остро встал вопрос о классовом вызове, брошенном трудящимся ощутившей себя всевластной и безнаказанной буржуазией. Здравомыслящие люди не могут сегодня не задумываться над тем, сколько ещё продлится оттягивание самоуничтожения капитализма и во сколько ещё жизней - сегодняшних и будущих - обойдется оно человечеству? Разбуженные кризисом от пьянящего дурмана тревогу забили представители самых разных социальных слоёв в самых разных уголках света. На наших глазах судьба мелкой буржуазии, наглядно предсказанная Марксом ещё полтора столетия назад, уже начала постигать целые страны. После этого стремление и далее пребывать в сознании, что "меня (нас) это не коснётся" надо квалифицировать как крайнюю степень безволия, носящую откровенно суицидальный оттенок.

Но следует помнить, что тотальная борьба со здравомыслием - одна из основных функций капиталистической диктатуры, обеспечивающих её выживание. А задача просвещения трудящихся и развития у них классового сознания - прямая обязанность коммунистов.

* * *

Попытка найти сразу готовыми все ответы на вопросы сегодняшнего дня в трудах Сталина (Ленина, Маркса) - дело неблагодарное. История революционного движения наглядно показывает, что адекватный результат даёт только конкретно-исторический анализ ситуации. Как быть, когда на политическом горизонте среди левых партий доминируют откровенные оппортунисты? Что делать, если, с одной стороны, качественно вырос образовательный уровень рабочего класса, а с другой, упала концентрация наёмных рабочих, к минимуму сведены формы их организации и самоорганизации, рабочий класс захлёстывает мелкобуржуазное потребительское сознание? Каков антибуржуазный ресурс трудовой миграции, и какой должна быть правильная политика коммунистов в отношении этого явления?

Конечно, по целому ряду признаков наши нынешние проблемы напоминают те, что стояли перед нашими предшественниками. Не было для Сталина в новинку засилье оппортунистов-меньшевиков на его родном Кавказе. Но ведь наряду с оппортунистическим в революционном движении существовало и ортодоксальное, большевистское направление, имевшее огромное влияние в рабочем классе. И фактор трудовой миграции на том же Кавказе - в основном иранский - был знаком Сталину не понаслышке. Однако, невозможно сравнивать масштабы этого явления столетие назад и сейчас. В положении же самого рабочего класса отличий не меньше, чем сходства. Невозможно сбрасывать со счетов минувший век, кардинально изменивший структуру производительных сил, давший, с одной стороны, первый опыт социалистического строительства, а с другой, глобализированного империализма.

У предшественников нужно наследовать реалистическую технику "живописи" (марксистского анализа), отражающую существо явлений, но портрет дня сегодняшнего писать придётся самим. И тут Сталин ценен нам как пример юноши, посвятившего себя решению такой задачи. Для этого ему пришлось: а) учиться марксизму; б) перенимать опыт партийной работы у старших товарищей-практиков; в) ежедневно работать в рабочей среде, осваивая навыки экономической борьбы и партийного руководства; г) приобретать специальность агитатора и публициста. В этом отношении, вслед за Маяковским, имеются все основания призывать "делать жизнь" не только с Феликса Эдмундовича Дзержинского, а и вообще с юношей-борцов, которые вступают в революционное движение, отчётливо представляя себе, что жизнь не может и не будет хорошей для кого-то отдельно, только для меня, только для моей семьи, только для моих детей. Жизнь можно и необходимо делать достойной для всех, кто её заслуживает. Очевидно, что лучше и быстрее всего это осознают выросшие в семьях тех, за чей счёт жируют хозяева жизни, и те, в чьих семьях наперекор буржуазным устоям изо дня в день формируется подлинно нравственное отношение к труду своему и окружающих. Вот истоки генезиса Сталина и Ленина, и они будут всегда, пока эксплуататорское общество делит людей на обязанных трудиться, чтобы добыть кусок хлеба, и тех, для кого сытая и довольная жизнь никак с трудом не связана.

Все ранние сталинские произведения проникнуты неподдельным чувством того, что революция - его личное, кровное дело. Сталин вникает в науку об общественном развитии, познаёт её на практике промышленной революции в России, скрупулёзно фиксирует воплощение теории в тех формах, которые оказались характерны для Российской империи конца XIX - начала XX веков. Здесь немыслимо начётничество, когда теорию вколачивают, не сообразуясь с тем, соответствует ли она действительности. Всё наоборот: личный опыт Сталина и других большевиков, пришедших в движение с самых низов, ежедневно подтверждал марксистские выводы. Как и чутьё подчас совсем малообразованных рабочих безошибочно подсказывало им, что эти ребята - свои.

Чтобы было совсем ясно, вообразите себе, что теперешнему рабочему - парню со средним российским образованием требуется освоить первую главу "Капитала". Он, во-первых, едва ли сможет, а, во-вторых, не станет делать этого. А его предшественники более чем вековой давности, в большинстве своём окончившие несколько классов церковно-приходской школы, сознательно стремились освоить классовую науку и с помощью таких людей, как Крупская или Сталин, добивались своей цели.

Мы не к тому, что рабочий стал хуже или глупее. Просто он сегодня напрочь лишён представления о том, что он Рабочий. Его жизненные устремления загнаны в прокрустово ложе мещанского идеала. И вся громадная машина уродования человеческого сознания, стоящая на страже всевластия буржуазии, изо дня в день вбивает его личность в эти жёсткие потребительские колодки.

Сталин не просто современен - он кровно востребован и необходим. Необходим как вспышка света, сгоняющая морок дурмана, как глоток кислорода, расправляющий угоревшие легкие. Немыслимо принимать его бездумно, подобно начётникам, наполняющим пустой сосуд своего сознания готовой чужой мудростью. Его следует принимать, прежде всего, как пример осознания правды жизни и верности идеалам, ради которых не жалко идти на труды и лишения. Это необходимо делать самому, в противном случае, будь ты простой подёнщик на импортном предприятии по сбору модных тачек, или целый менеджер в чистом офисе со своей такой тачкой - ты всё равно покорное тягловое существо, волокущее ярмо "для дяди". И, кстати, нет ничего пошлее и глупее, как сидя в ярме, в душе мечтать однажды и самому превратиться в такого дядю.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".