РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 431 >> Культура
 

Валерий ИСАЧЕНКО
Ленин и живопись

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?5427



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Не сомневаюсь, что уже само заглавие этого очерка может вызвать недоумение у нынешних эстетов и критиков. Ведь за последнюю четверть века сделано более чем достаточно для создания искажённого образа Ленина. Более того, даже люди, считающие себя наследниками вождя, часто имеют весьма смутное представление об истинном масштабе его незаурядной личности. А мнящие себя специалистами-профессионалами утверждают, что вождь большевиков не разбирался и не мог разбираться в искусстве, тем паче в живописи. О чём же на самом деле свидетельствуют документы, воспоминания и труды Ленина?

Искусство было для него вершиной человеческого духа, и строить новую жизнь и культуру означало приобщить людей к этим неувядаемым ценностям. И не только приобщение, а творческое освоение и развитие. Здесь капитальное отличие Ленина от его многочисленных толкователей. Приходится признать, что этот, не укладывающийся ни в какие рамки человек до сих пор плохо понят и своими современниками (за исключением, возможно, одного Маяковского), и потомками. Впрочем, таковы судьбы и многих художников, которых знал и любил Ленин.

В 1901 г. и 1913 г. Ленин посетил картинные галереи Вены и Лихтенштейна. Дюрер, Гольбейн, Кранах, Рафаэль, Тициан, Веласкес, Корреджо, Джорджоне, Тинторетто, Веронезе, Брейгель, Рембрандт... созвездие великих имён, неповторимые эпохи в истории искусства. Реакцию Ленина можно определить тремя словами: восхищение, восторг и гордость. Гордость за гениев, способных творить чудеса. И ещё одно чувство сожаление, что не было времени и возможностей для систематического изучения изобразительного искусства. Современники обратили внимание на то, с каким интересом он всматривался в полотна старых мастеров, любимейшим из которых был Рубенс. Это может показаться странным тем, кто знает великого фламандца только по Эрмитажу. Ленин восторгался другим Рубенсом - автором пейзажей, истинно национальным художником.

В 1990 году мне довелось участвовать в конференции, на которой прозвучала 6!я ("Пасторальная") симфония Бетховена, а на большом экране блистали роскошные пейзажи Рубенса. Родство двух гениев представлялось несомненным, и я не мог не вспомнить Ленина - ведь его любимым композитором был Бетховен.

Известно, с каким восхищением Ленин смотрел на роденовского "Мыслителя" и античную Нику Самофракийскую в Лувре. Смотрел не раз сам и приводил в музей своих соратников и знакомых. Для кого-!то из них, возможно, это оказалось первым приобщением к искусству.

Ленина не могли не привлечь и французские живописцы Т. Руссо и Ф. Милле, ему понравился Клод Моне, немало шедевров которого находилось в собраниях Щукина и Морозова. 5 ноября и 18 декабря 1918 года по инициативе Ленина специальными декретами Совнаркома собрания Щукина и Морозова были национализированы. В первом декрете говорилось: "Художественная Галерея Щукина представляет собою исключительно собрание великих европейских мастеров, по преимуществу французских, конца ХIХ и начала ХХ века и по своей высокой художественной ценности имеет общегосударственное значение в деле народного просвещения". Ленин подчёркивал, что сокровища галереи особенно важны в деле демократизации художественно-просветительных учреждений страны. Тогда же, по инициативе вождя было создано много местных музеев. Знают ли сегодня посетители Эрмитажа, кому они обязаны тем, что могут любоваться полотнами Ренуара и Ван-Гога?

Не всегда имея возможность увидеть оригиналы, Ленин любил погружаться в книги о художниках, в музейные каталоги, особенно Третьяковской галереи с любимыми передвижниками. Из передвижников он выделял ныне незаслуженно забытого, а точнее - недооценённого Н.А. Ярошенко: "прекрасный психолог действительной жизни". Верная оценка. Сравним два портрета актрисы Стрепетовой - Репина и Ярошенко. Глубиной психологической характеристики работа Ярошенко превосходит прекрасный портрет Репина. После революции по инициативе Ленина был воссоздан ликвидированный белыми музей Ярошенко в Кисловодске, где находится его великолепный портрет Салтыкова-Щедрина. Именем художника тогда же названа одна из улиц Кисловодска.

В наши дни почти невозможно представить себе, сколь насыщенной была художественная жизнь России в первое послеоктябрьское пятилетие 1918!1923 гг. Большие выставки сменяли одна другую. Ленин, как и большинство русских интеллигентов, воспитанный на классике, не любил модернистов, многие из которых оказывались шарлатанами. Однако, в отличие от Сомова, Бенуа и их соратников, не принимавших всё новое только потому, что оно новое, Ленин умел отделять действительно новое и свежее от псевдоноваторства. Нелишне заметить, что к нему нередко обращались с просьбами что-то запретить, но он не шёл на такие меры, внимательно слушал художников, старался в меру возможностей (шла война) помочь им в предоставлении мастерских и материалов для работы.

Известен интерес Ленина к политической графике и плакату, но менее известна его высокая оценка Маяковского - художника, автора "Окон РОСТа".

Ленина рисовали Л.О. Пастернак, Н.И. Альтман, Н.А. Андреев, И.И.Бродский и другие художники. Особенный интерес представляют рисунки (некоторые цветными карандашами и акварелью) знаменитого Ф.А. Малявина. 24 его рисунка хранятся в музее Ленина в Москве, другие художник увёз с собой за границу, намереваясь впоследствии выполнить живописный портрет Ленина. Владимиру Ильичу нравились картины Малявина, и он рекомендовал содействовать устройству его выставки за границей. Это было в 1920 году. Но бюрократические и финансовые затруднения не позволили.

С мая 1920 года над образом Ленина работал скульптор и график Н.А. Андреев. Он лепил из пластилина, что заинтересовало Ильича. Это были живописные по трактовке этюды. В присутствии художника Ленин сказал Луначарскому: "Я принимаю лишь то искусство, от которого человек испытывает радость". Энергично настаивая на необходимости просвещения народа, Ленин в то же время предостерегал против примитивной пропаганды: "Было бы величайшей ошибкой, и худшей ошибкой, которую может сделать марксист, думать, что многомиллионные (особенно крестьянские и ремесленные) массы, осуждённые всем современным обществом на темноту, невежество и предрассудки, могут вырваться из этой темноты только по прямой чисто марксистского просвещения". Ленин требовал конкретных действий. Помимо знаменитого Плана монументальной пропаганды, бесценным вкладом в культуру стало создание Центральных научно-реставрационных мастерских в 1918 году под руководством живописца и историка искусств И.Э. Грабаря.

После переезда правительства в Москву Ленин с живейшим интересом вглядывался в памятники Кремля, оценил Андрея Рублёва, уделил внимание народным промыслам и малым музеям. Его видели на открытии новых памятников, которые устанавливали по его плану монументальной пропаганды. Ему было отпущено всего шесть лет, из которых два года Ленин тяжело болел. Навсегда останется его главная мысль, главная мечта: искусство не игра, а служение своему народу и в то же время всему человечеству.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".