РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 423 >> История
 

Александр ХАРЛАМЕНКО, Е. Харламенко
Какую же Россию мы потеряли?

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?5256



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Помните, дорогой читатель, как делегаты одного из последних съездов Советов, затаив дыхание, смотрели шедевр С. Говорухина "Россия, которую мы потеряли", а потом дружно голосовали за независимость России от нее самой, за белогвардейско-власовский флаг и за президента, которому в скором времени предстояло их разогнать? А виной тому, что мы ее потеряли в семнадцатом году, - "октябрьский переворот Ленина и Троцкого", как вслед за белогвардейскими и геббельсовскими пропагандистами называют это событие пропагандисты теперешние.

Для господ демократов, теперь тоже подавшихся в оппозицию режиму, ими же установленному, Октябрь плох тем, что совлек Россию с "естественного", "общечеловеческого" пути развития. Другими словами, из-за него "эта страна" выпала из мировой цивилизации непонятно куда и вот только теперь - ура! - в нее возвращается. Для господ национал-патриотов, кои на дух не переносят господ демократов, все обстоит вроде наоборот: не было на свете страны счастливее матушки Руси, покуда она шла собственным, исконно-посконным путем православия, самодержавия и народности. Все беды начались, когда ее с этого пути сбили сперва западники-либералы в феврале 1917 г., а потом интернационалисты-большевики, принесшие ее счастье в жертву молоху мировой революции. Наконец, некоторые из левых в России и за ее пределами, вслед за Каутским и Плехановым, одобряют Февраль, но что касается Октября, - они не то чтобы "против", но и не совсем "за". Дескать, не созрела Россия до настоящего социализма, не успела до 1917 г. развить у себя капитализм, как в "цивилизованных странах", отсюда и все последующие беды.

Что же мы в действительности потеряли и что приобрели в октябре 1917 года? Потеряли страну не самую отсталую, если говорить о нескольких городских центрах, но бесспорно самую бедную в Европе. Нигде не происходило таких массовых и таких регулярных, каждые 6-7 лет, голодовок с миллионами жертв. Да, Россия кормила своим хлебом чуть не всю Европу, о чём с восторгом пишут наши демократы и патриоты. Им и в голову не приходит, что в стране, расположенной почти целиком в зоне рискованного земледелия, зерновой экспорт может быть только голодным. Дореволюционная Россия славилась оскудением почв опять-таки в целых губерниях, опустошениями полей саранчой, головней, спорыньей и прочим. Да иначе и быть не могло на карликовых крестьянских наделах (у 70 миллионов крестьян было почти столько же десятин земли, сколько у 75 тысяч помещиков).

Мы потеряли одну из самых безграмотных стран Европы. Сто лет назад число грамотных в великорусских губерниях колебалось от 15 до 30 процентов. Земские статистики подсчитали, что при тогдашних темпах просвещения, например, в Смоленской губернии к середине ХХ века 42-48 мужчин и 92-94 женщины из 100 были бы неграмотны. Что уж говорить о национальных окраинах. Да вот вмешалась революция, и неграмотных не стало за какие-то 20 далеко не мирных лет. Не правда ли, какой страшный удар по "нашей" исконно-посконной духовности нанесли злодеи-большевики?

Мы потеряли самую больную страну Европы. Где еще, кроме разве что колоний и полуколоний, в начале ХХ века миллионы людей вымирали от оспы, холеры, тифа, малярии, туберкулеза, дифтерии? Где целые деревни были сплошь поражены сифилисом? Где акушерская помощь оказывалась только двум деревенским роженицам из ста? А проклятые большевики, едва успев прийти к власти, первым делом ввели обязательное оспопрививание. За те же 20 не очень мирных лет СССР избавился от оспы, холеры и чумы, а за послевоенные 15-20 лет - от тифа и малярии. Да и дифтерии с туберкулезом и сифилисом было не разгуляться, пока не подоспела им на помощь демократия. Одно слово, тоталитарно действовали коммунисты, не то что поборники демократии. Вот в Британии за 200 лет после изобретателя вакцины Дженнера оспопрививание так и не сделали обязательным. И в нынешней эрэфии прививки от дифтерии больше не обязательны - свобода так свобода!

Мы потеряли страну, где при самом многонациональном - не только в Европе, но, пожалуй, и в мире - составе населения ни один народ, ни одна национальная область, кроме Финляндии, не имели никакого самоуправления. Страну, едва ли не самую поликонфессиональную, где самодержавие упрямо сохраняло за православием положение государственной религии. Такой, с позволения сказать, политикой десятилетиями сеялись семена раздора везде, где только можно, - в Польше и Литве, на Украине и в Средней Азии, в Абхазии и Чечне, а кровавую жатву народы России пожинают до сих пор. Любимые нашими патриотами Александр III и Николай II прославили свою империю на весь мир чертой оседлости, еврейскими погромами, стравливанием армян и азербайджанцев. И все тем же злодеям-большевикам пришлось собирать почти вконец распавшуюся страну - и ведь в основном собрали за какие-то пять лет.

"Патриотам" - антикоммунистам тут нечего возразить, и они предпочитают ничего этого не вспоминать, либо объяснять все кознями жидомасонов. Демократы же заявляют: видите, как томилась Россия под гнетом восточного деспотизма, а вот приобщилась бы к западной цивилизации - и двинулась бы вперед семимильными шагами. Да вот только помешали большевики.

Но уж чего-чего, а приобщения к западной цивилизации в предреволюционной России было более чем достаточно. В октябре 1917 г. мы потеряли одну из самых зависимых стран Европы. Потеряли страну, где минимум половина банковского капитала находилась во французских, английских, немецких руках. Если же взять крупнейшие банки, которые и являлись настоящими хозяевами российской экономики, то иностранный контроль почти полный. Капиталы их были вложены в крупнейшие промышленные синдикаты, такие как Продамет и Продуголь; правление последнего даже находилось в Париже, а устав был написан по-французски.

Со времен кумира национал-патриотов, Александра III, Россия все глубже залезала во внешние долги, выплатив к 1917 г. одних процентов вдвое больше, чем стоили основные фонды ее промышленности (Вам, читатель, это ничего не напоминает?). Расплачивались не только деньгами, но и кровью русских солдат и офицеров: Россия вела войны, угодные западным кредиторам, - от участия в позорном карательном походе империалистов в Китай до катастрофической для нее Первой мировой. Главные кредиторы менялись: до 1914 г. это была Франция, потом - Великобритания, а при Временном правительстве в затылок дышали США. Не менялся только характер их отношений с Россией. Французы создали специальный банк, чтобы руководить "кооперацией" в русской промышленности. Англичане заставили петербургский кабинет подчинить русский торговый флот британскому Адмиралтейству, они же, пользуясь разрухой в союзной стране, скупали по дешевке российские золотые и платиновые прииски, железные, медные, асбестовые, марганцевые рудники, месторождения осмия и иридия. Совместно англичане, французы и бельгийцы создавали транснациональные компании для монопольной скупки русского леса и льна. Американцы решили взять под контроль российские железные дороги и уже послали для этого военизированный контингент специалистов.

Не меньшее впечатление производит история с поставками русского хлеба западным союзникам. Лучшие друзья Николая II всё повышали и повышали требования поставок из России, истекавшей кровью ради их интересов. На 1917 г. Лондон и Париж потребовали ни много ни мало - 50 миллионов пудов, разумеется, по ценам ниже мировых и не за валюту, а в счет процентов по долгам. Потребовали от голодающей страны, где в городах уже стояли длинные очереди за хлебом, а на фронтах оставался запас продовольствия на несколько дней. Потребовали - и получили полное согласие царского, а потом Временного правительства.

Так что "победа" в мировой войне не сулила обескровленной стране ничего, кроме кабалы у "союзников". Измену совершали не те, кто добивался выхода из такой войны, хотя бы ценой поражения своего правительства, а те, кто заставлял народ любой кровью тянуть до "победного" (для кого?) конца. Чтобы вовремя это понять, требовалось быть марксистом, следовательно - интернационалистом. В ХХ (а тем более XXI) веке узкий националист не может быть настоящим патриотом; он обречен на роль слепого орудия в руках врагов своей Родины.

Точно так же обстоит дело с буржуазными реформами вроде столыпинской. Стала бы российская и зарубежная буржуазия наделять русских крестьян землей, чего ожидали от нее иные "марксисты" меньшевистского толка? Буржуазия лучше их понимала свой прямой интерес. Большая часть помещичьих земель России была заложена в тех самых банках, которые контролировал англо-французский капитал и его российские партнеры. Чтобы провести аграрную реформу, тем и другим пришлось бы экспроприировать самих себя, к чему они, понятно, не стремились. Вот почему ни одна партия, кроме большевиков, и не могла дать землю крестьянам, как и мир - народам.

Перед нами не результат недостаточного развития российского капитализма, а его родовая черта. В любой стране, не попавшей до XIX в. в узкий круг метрополий, капитализм может развиваться только по зависимому пути. А значит, будет нуждаться и в массовой нищете, и в экономии на народном просвещении и медицине, и в разжигании национальной розни. Все это совершенно закономерно.

Как ни крути, остается одно из двух: либо страна будет обречена на все то, что "потеряла" в 1917 году и вновь обрела сейчас, сойдя с пути социализма, либо трудовой народ найдет в себе силы справиться со своими эксплуататорами и создать свое государство. "Погибнуть или на всех парах устремиться вперед - только так поставлен вопрос историей." Так стоял он более 80 лет назад. Так, и не иначе, будет стоять завтра.

Сайт Университета им. Хлебникова

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".