РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 197 >> Прочие материалы номера
 

А. Комаров
На большой саратовской дороге

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?523



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Чем известен саратовский губернатор Д. Аяцков широкой российской общественности? Тем, что он ярый антикоммунист, тем, что он до мозга костей рыночник, одним из первых в России начавший торговать землей. Известно, что в последние месяцы бурной деятельностью саратовского губернатора заинтересовалась прокуратура. Впрочем, по мнению Аяцкова, имеют место политические наветы соперников по предстоящим губернаторским выборам. А сам он клянется, что чист и непорочен, как непорочно и его окружение. Похоже, с этим согласилась и прокуратура, которая через недельку интерес к Аяцкову внезапно утратила.

А что же о своем губернаторе и его приближенных думают саратовцы? В распоряжении редакции через депутата Госдумы Виктора Тюлькина попало письмо работников дорожно-строительного федерального государственного унитарного предприятия № 298 президенту В. Путину. Рабочие пишут, что их предприятие, успешно работавшее 70 лет, ныне искусственно поставлено на грань банкротства, зарплата работникам не выплачивается, впереди их ждет увольнение. Им непонятно, как государственное предприятие можно искусственно довести до банкротства, они просят вмешательства Счетной палаты, прокуратуры, налоговой полиции. Далее в письме следует одна очень важная фраза: "Мы точно знаем, что на уровне области дело будет замято". Таково отношение граждан к одному из самых "демократических" губернаторов.

Суть дела в следующем. В 2001 г. губернатор сделал областным министром транспорта и дорожного строительства некоего Г. Джлавяна, до того руководившего дорожным строительством в Балтайском районе области. Для начала новый министр списал долги Балтайского ДСУ перед областным бюджетом, поделив их между своими новыми подчиненными. Затем перераспределил финансирование так, что балтайские дорожники стали получать по 12-14 % тех сумм, которые в областном бюджете закладывались на строительство и поддержание дорожной сети области. Другие дорожно-строительные предприятия (а их около 70) получали крохи или вообще оставались без финансирования. Но наивно было бы думать, что г-н Джлавян задался целью превратить все переулки и тупики славного города Балтая в сплошные автобаны. Балтайский ДСУ, возглавляемый родным братом министра, за два года исхитрился дать в долг некоему кооперативу "Геворгский" более 160 млн рублей и при этом сам задолжал примерно ту же сумму своим субподрядчикам и в областной бюджет по налогам. Но Балтайское ДСУ не собирается ни требовать возврата своих денег у должников, ни расплачиваться со своими долгами. Зачем? Ведь кооператив, который так щедро финансируют дорожники, фактически принадлежит многочисленной семье всесильного дорожного министра, субподрядчики - те же дорожники и мостостроители и им министр в случае чего строго укажет, с кого долги следует требовать, а с кого нет. А долги в бюджет - кому же в Саратовской области не известны тесные связи губернатора и главного дорожника области?

Дальше - больше. Появились сомнительные поставщики стройматериалов, которых в области никто в глаза не видел, но которым щедро платили. Появились фирмы, у которых дорожникам было "рекомендовано" приобретать оборудование, технику, горюче-смазочные материалы, спецодежду. Цены на все это, правда, были значительно выше, чем можно было приобрести у других поставщиков, но мог ли министр отказать в чем-нибудь любимой сестре, концерн которой "Бализинвест" занимался вещевыми и продовольственными поставками для дорожников? Когда же дорожникам не хватало денег, им рекомендовалось брать кредиты в Партнербанке, также подконтрольном милой семейке Джлавянов. Там, правда, брали 50% годовых вместо обычных 25%, но раз министр приказал, простите, рекомендовал... Стоит ли удивляться, что при такой постановке дела многие объекты оказывались введенными в эксплуатацию только на бумаге, что целые участки дорог за несколько месяцев размывались напрочь не тропическими муссонами, а обыкновенными южнорусскими дождиками? И нет ничего удивительного в том, что машина, перевозившая для ревизоров документацию о столь бурной деятельности министра, по дороге совершенно случайно... сгорела. Впрочем, и того, что накопали ревизоры после той загадочной аварии, оказалось достаточно, чтобы г-н Джлавян кричал благим матом, ножками топал и собственными рученьками акт ревизии изволил порвать. Еще бы ему не возмущаться! Ему, другу самого губернатора, какие-то там ревизоришки смеют практически открытым текстом указывать, что воровать нехорошо! Они что, против рыночных реформ?

К несчастью, некий Михаил Васильевич Ломоносов (как некоторые утверждают, великий ученый) в свое время открыл закон сохранения вещества. Применительно к деятельности Джлавяна этот закон означает, что чем больше министр хапнет денег для своего клана из областного фонда дорожного строительства, тем меньше их останется на дорожные работы, тем в худшем положении окажутся дорожники Саратовской области. Точно по Ломоносову - если где-то прирастет, значит, где-то убудет. Большевик после таких открытий этот самый Ломоносов, а не академик! Но закон природы, в отличие от законов федеральных, нарушать не получается не только у Джлавяна, но даже и у самого Аяцкова. В результате саратовские дорожники бедствуют, а ФГУП № 298, с которого мы начали свой рассказ, собираются банкротить. У предприятия долгов на 60 миллионов. Правда, долг этот выглядит не столь устрашающим, если учесть, что самому предприятию должны 40 миллионов. Можно было бы постараться спасти предприятие, но кто же будет это делать, если всесильный г-н Джлавян взял курс на внедрение в дорожное строительство области частного предпринимательства? Втайне от рабочих был акционирован асфальто-бетонный завод "Зоринский", которому еще до официальной процедуры банкротства отошло имущество ФГУП № 298, туда перегоняют технику этого предприятия. На очереди - другие предприятия дорожного хозяйства Саратовской области.

Но при чем здесь саратовский губернатор Дмитрий Аяцков? А помните фразу из письма рабочих Путину о том, что на областном уровне дело замнут? Смог бы Джлавян творить все свои безобразия без ведома, одобрения, поддержки и участия губернатора? Поддержки, как уверяют в Саратове, отнюдь не бескорыстной.

Обо всем этом поведала в свое время отнюдь не коммунистическая, а очень даже рыночная и либеральная газета "Московский комсомолец". Газета, надо признать, весьма осведомленная и влиятельная. Вот только какова степень ее влияния? В свое время в советских газетах была рубрика: "Газета выступила. Что сделано?" Появятся в прессе сообщения о каких-нибудь крупных безобразиях, а через месяц-другой читателям сообщают об ответах из обкома, облисполкома, прокуратуры: такой-то зарвавшийся чинуша снят с должности, другой исключен из партии, третий отдан под суд. Выступления газет, радио и телевидения тогда действительно были действенными, СМИ имели влияние. А теперь писатель (журналист) пописывает, читатель почитывает, а г-да аяцковы, джлавяны и прочие делают свое дело - прихватизируют общенациональное, не ими созданное достояние. А уж если кто-нибудь из журналистской братии сильно надоест - пристрелят его в конце концов... Конечно, в каких-то конкретных (весьма редких) случаях чиновного вора или зарвавшегося предпринимателя хватают за руку. Но у граждан России сложилось четкое и обоснованное мнение, что нынешняя правоохранительная система делает это не потому, что вор должен сидеть в тюрьме, а потому, что не по чину берет.

Сидит во многих наших гражданах унаследованное с советских времен убеждение, что государство должно о них заботиться, должно охранять общенациональное достояние. Вот и недоумевают они, почему джлавянам и прочим сходит с рук то, что раньше называлось воровством, вот и пишут президенту. Поймите, товарищи, о народе заботилось Советское государство трудящихся. А нынешнее государство - буржуазное, и по самой своей природе заботится оно лишь о слое буржуазии. Забота об остальном народе сводится к тому, чтобы не доводить его до открытого бунта. Так было, есть и будет. Послушайте нынешние теле- и радиопередачи. О чем говорят в связи с правительственными планами борьбы с бедностью? О том, что разрыв в жизненном уровне между богатыми и бедными в соотношении более чем 10 : 1 (а в России, только по официальным данным, 15 : 1) чреват бунтом. Не деградация населения беспокоит нынешние власти, не чудовищная смертность, не упадок здравоохранения, образования и культуры, а возможность бунта!

Нам надо помнить (коль нам все время кивают на Запад), что относительное благополучие трудящихся в Западной Европе и США достигнуто не благодаря доброте и заботам хозяев, а путем двухсотлетней изнурительной борьбы трудящихся за свои права. Нам надо помнить, что только переход от капитализма к социализму устраняет угрозу попрания этих завоеванных в тяжелой борьбе прав. "Добьемся мы освобожденья своею собственной рукой!" Эти великие слова великого Гимна, написанные почти полтораста лет назад, верны и сейчас!

А пока мы этого не поняли... Похоже, не только в распродаже земли, но и в дорожном строительстве Саратовская область впереди России всей. В последнее время все больше стало появляться сообщений о предстоящем строительстве частных дорог. Сколько будем платить за проезд по ним? Давно установлена закономерность: "Украл буханку хлеба - попадешь в тюрьму, украл миллион - попадешь в парламент". Так что вопрос о судьбе Дмитрия Аяцкова, решаемый прокуратурой, остается открытым.

А.Комаров,
Саратов-Москва

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".