РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 421 >> Общество
 

Виктор ЮМИНОВ
Нас БАМ вдохновил

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?5186



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

На XVII съезде комсомола было принято решение о строительстве Байкало-Амурской железной дороги. В апреле текущего года исполнилось 40 лет с начала великого строительства. Тысячи молодых людей со всех концов Советского Союза приехали строить БАМ. Я тоже был вдохновлён этим порывом и в мае 1977 года отправился на "стройку века". А 30 с лишним лет спустя мне довелось вновь побывать в столице БАМа - Тынде.

Иду по широким улицам, и грудь переполняет радость. Смотрю во все глаза, и не верится, что из барачного посёлка Тындинский на вечной мерзлоте вырос современный, красивый, зелёный город. В нём многоэтажные дома, огромный парк, спортивные площадки, аттракционы. Есть свой драматический театр, техникум, филиал института, поликлиники и больницы со современным оборудованием. Здорово увидеть через много лет плоды труда более полумиллиона бамовцев, которые вложили в магистраль свой энтузиазм, свои знания и силы.

А сколько среди них было подлинных героев! Многие потом стали крупными хозяйственными руководителями. А Иван Варшавский, Александр Бондарь, Мусаиб Аюбов удостоились звания Героя Социалистического Труда. И у нас в "Мостоотряде-43" бы-ли свои герои. Где вы теперь бригадир Анатолий Ершов, Владимир Кирюхин из Архангельска, братья Василий и Виталий Мартыновы из Бурятии, Виктор Либин с Камчатки, Саша Волков из Владивостока, Валя Толмачёва из Новосибирска? Всех по фамилиям не вспомнить, но хорошо знаю, что трудились на БАМе приехавшие со всех уголков Советского Союза. Станцию Ларбу возводили строители из Туркмении и Казахстана, Алонку - молдаване и украинцы, Тиксимо - литовцы, латыши, эстонцы, Куанду - узбеки и таджики, Постышево - новосибирцы, Хорогочи - строители из Западной Сибири и Кавказа, Кувыкту - свердловчане, Юктали - челябинцы и т.д.

Когда в 1977 году я, дипломированный специалист, приехал в Тынду, просился работать на Малый БАМ (плечо участка железной дороги Сковородино-Тында). Мой первый трудовой день начался с отмостки многопролётного моста. Тяжелый труд - таскать камни на 20-метровую высоту и тщательно их там укладывать. Но был такой подъём, что душа пела. Ощущение какой-то свободы и бодрости, так что и на обед не спешили уходить с рабочего места. Об этом я стихами писал в письме в любимый Ленинград:

Опять у нас на БАМе дождь,
Опять у нас на БАМе ветер,
Мой друг, ты в письмах
не поймёшь,
Что за погоду здесь
я встретил...

О бамовской погоде нужно говорить отдельно. Помню, работали в 40-градусный мороз на реке Ларбе, в котловане метров десяти глубиной, вязали проволокой прутья арматуры для заливки бетоном. В рукавицах неуклюже получается и медленно, а сбросишь их - руки горят, будто кровь в жилах играет, и холода не чувствуешь. Такое случалось частенько. Бывало, беспрерывно крутится бетономешалка, а ты голыми руками в крепкий мороз рвёшь мешки с цементом, подсыпаешь, мешаешь с щебнем, и так всю смену как заведённый. Однажды приехали из Москвы журналисты. На термометре минус 52. А мы, вторая смена вахтовиков, отдыхаем - гоняем раздетые, без шапок и рукавиц, по наледи реки футбольный мяч. Тут просился хороший снимок, но приезжие развели руками - спусковой механизм в фотоаппарате замёрз.

...Второй день хожу по Тынде. Присел у фонтана, любуюсь 16-этажными "высотками". Присевший рядом мужичок оказался старым бамовцем. Рассказывает о тех, кто и магистраль строил, и остался здесь жить. Вот водитель большегрузной машины Иван Диденко из Молдавии. Много раз порывался уехать на родину. А теперь о возвращении в солнечную Молдавию не помышляет. Чего уезжать, когда уже здесь, на вечной мерзлоте, яблоки выращивают?

Вижу, расстраивается Тында. Вон за "сопкой любви" дома появились, а стоял лиственный лес. В августе 1979 года на этой сопке давал нам свой концерт Дин Рид. Он только что приехал из США, где сидел в тюрьме за свои политические песни. Тысячи бамовцев собрались здесь со всех концов стройки. Рид вышел на наспех сколоченную сцену с гитарой, с засученными рукавами и в распахнутой рубашке. Пел без всяких микрофонов. О Викторе Хара, убитом фашистами Пиночета, о Че Геваре, Мартине Лютере Кинге, павшем от рук куклуксклановцев. Бамовцы не давали ему ни минуты покоя, требовали ещё и ещё песен. Я брал у него интервью для нашей газеты "Мосты магистрали". Дин знал несколько слов по-русски, и слово БАМ стало одним из них. Встречались мы с космонавтом Владимиром Аксёновым, народной артисткой Валентиной Толкуновой, учёными-атомщиками. БАМ уважали, и к нам приезжало много именитых людей. Про БАМ говорят, что его ждёт великое будущее. Но у него и великое прошлое, и великое настоящее. Страна получила второй выход к Тихому океану, как мощный фактор экономического развития.

...Вечером встречают дочери Светлана и Ярославна. Они - бамовки, и уезжать отсюда никуда не собираются. Природнились. Есть дети, свои заботы. За БАМ очень переживают, как за своё кровное. А ведь я от многих слышал, что БАМ выдохся, заброшен и т.д. Вижу, нет. БАМ жив, живёт и будет жить!

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".