РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 418 >> История
 

Юрий СЛОБОДКИН
Почему мы должны их простить, лейтенант Гранин?

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?5099



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

От редакции:

В январе этого года в бундестаге выступил писатель-фронтовик Даниил Гранин. Его речь была посвящена ежегодному Дню памяти жертв национал-социализма. Наряду со справедливыми словами о немецком нацизме Гранин допустил и выпады в адрес Советского Союза.

Я - старый человек, хотя и моложе лейтенанта Д. Гранина на 20 лет. О войне мне многое известно не по учебникам, а из того, что навечно сохранила детская память.

Целый год и семь месяцев мы жили "под немцем" в Смоленской области. 3 марта 1943 года немцы стали выгонять из домов всех жителей нашей деревни, а их факельщики - поджигать соломенные крыши. Нас, детей, у мамы, Анисьи Григорьевны Слободкиной, было трое. Младшему на следующий день должно было исполниться всего два года. Кроме того, на руках у мамы две стареньких бабушки. Одна из них, мамина тётя Ефросинья, не могла ходить: у неё давно отнялись ноги. Мама выносила её из дома, когда крыша уже вовсю горела. Бабушка Ефросинья плакала и говорила: "Оставь меня. Мне всё равно скоро помирать. Ты ребят спасай". Мама ей ответила: "Как же я тебя оставлю? Как я потом жить-то буду? А убьют, так все вместе погибнем". Бабушку Ефросинью и нашего младшего брата она усадила в санки, на которых зимой ездили в лес за дровами, накрыла их старым тулупом и под лающие команды фрицев повезла. Я и мой старший брат ухватились ручонками за руки бабушки Фроси и засеменили, спотыкаясь и падая, за мамой. Гнали нас куда-то на запад.

В сумерки, когда разыгралась позёмка и дорогу стало заметать, все настолько выбились из сил, что идти уже не могли. Немцы загнали нас в какую-то низину, поросшую кустарником, и пообещав скоро вернуться, скрылись. Думаю, возвращаться они не собирались, т.к. их настигали передовые части Красной Армии. Немцы - народ очень прагматичный и решили, что зимой, на выжженной земле, без еды русские бабы с детьми сами перемрут как мухи. Потому и не расстреляли: патроны экономили.

Утром 4 марта 1943 года мы увидели, как по заснеженному полю к нам спускается небольшая группа бойцов Красной Армии. Все бросились к ним навстречу с криком: "Наши пришли!" Женщины плакали, обнимали и целовали их, повторяя: "Родные наши! Как мы вас ждали!" Так и живут в моей памяти эти прекрасные и удивительные слова: "Наши пришли!" Только вот людей, которые их знают и помнят, осталось совсем немного.

В тот же день вечером мы вернулись в родную деревню Малые Ломы Тумановского района. Вернулись к пепелищам. Угли от сожжённых домов ещё не остыли и мерцали синеватым светом.

Все деревни в нашей округе были сожжены фашистами дотла. Наша мама, как и другие женщины, на склоне горы вырыла землянку в виде туннельчика размером два на два метра. Внизу были два уступа, служившие местом, где спали наши бабушки и мама с младшим братом. Для меня и моего старшего брата по бокам землянки два маленьких уступчика, где мы размещались, прижав колени к животу. Крышей землянки служил верхний слой земли, а вход в неё занавешивали каким-нибудь тряпьём. Было очень холодно, спали одетыми. Ещё хуже пришлось весной: со всех сторон сочилась вода. Крупные капли, превращавшиеся в ручейки, падали нам на головы. Мы с братом хныкали: "Мам, вода капает, мокро". Мама, сглатывая слёзы, уговаривала: "Потерпите, детки, потерпите". По утрам мы спешили покинуть землянку, чтобы на ночь вновь в неё вернуться...

Наш отец - Слободкин М.В. вместе с другими деревенскими мужиками был призван в Красную Армию 23 июня 1941-го. Лишь летом 1943 года мама получила извещение, что он погиб в октябре 1941-го в Смоленском сражении. Из нашей деревни на фронт ушли тридцать крепких, молодых мужчин; вернулись только двое.

Всё, о чём рассказал 27 января нынешнего года в германском бундестаге о жизни и гибели советских людей в блокадном Ленинграде, их стойкости и мужестве, их каждодневных мучениях лейтенант Гранин, остро ранит душу и сердце. Память о жертвах, принесённых нашим народом на алтарь Великой Победы, должна жить в наших душах всегда, как предостережение будущим поколениям.

Нарисовав полную трагизма картину жизни ленинградцев-блокадников, лейтенант Гранин в конце своего выступления в бундестаге и в особенности в ответах на вопросы журналистов сказал много такого, что вызывает недоумение и протест. Вот как он завершил свою речь перед германской элитой: "За эти годы я стал другим. У меня появились в Германии друзья. Здесь переводили и издавали много моих книг. Процесс примирения был не прост. Ненависть - чувство тупиковое, в нём нет будущего. Надо уметь прощать, надо уметь и помнить. Вспоминать про годы войны тяжело, любая война - это кровь и грязь".

Конечно, война - это кровь, лейтенант Гранин, но далеко не любая война - грязь. Не может быть "грязью" война против оккупантов, против захватчиков, против убийц, пришедших на нашу землю в поисках "жизненного пространства" для своей расы господ и "сверхчеловеков". Это - священная война. Мы вступили в смертный бой с европейским фашизмом за Свободу и Независимость своей Родины, чтобы не быть уничтоженными, и четыре года вели не "грязную", а освободительную войну. А вы своей оценкой любой войны как крови и грязи льёте бальзам на души фашистских извергов и их потомков.

Немцы хорошо знали, кого пригласить для выступления в бундестаге. Сотрудница протокольной службы бундестага Штефани Ротенберг откровенно объяснила: "Даниил Гранин настолько бесспорная фигура, его статус как писателя, общественного деятеля и фронтовика так высок, что, пожалуй, впервые за историю таких мероприятий обсуждения не было. Всем было очевидно, что лучшего главного героя не найти".

Порадуемся за нашего героя; он оправдал ожидания немцев, и они ему аплодировали стоя целых семь минут. Сам лейтенант Гранин также остался доволен оказанным приёмом. Даже не заметил, что председатель бундестага Норберт Ламмерт в своём вступительном слове заявил: "27 января 1944 года была полностью снята блокада Ленинграда". По Ламмерту выходит, что войска вермахта, окружавшие Ленинград, добровольно сняли осаду, зачехлили танки с орудиями и дружно потопали в направлении фатерланда. На самом деле, никакого "снятия блокады" не было и в помине. Красная Армия прорывала её в жестоких кровопролитных боях, в которых погибли десятки тысяч советских солдат и офицеров.

Рассуждения Д.Гранина о ненависти как тупиковом чувстве, не имеющем будущего, противоречивы и непоследовательны. Ненависть - вовсе не тупиковое чувство. Всё зависит от конкретных обстоятельств. Без ненависти невозможно победить сильного и жестокого врага. Ваш, лейтенант Гранин, собрат по перу Илья Эренбург это хорошо знал и потому в годы войны не просто призывал, а требовал: "Убей немца!"

На вопрос корреспондента "Российской газеты" Анны Розе вы, Гранин, вдруг заявили: "Простим, но не забудем". Прежде всего, лейтенант Гранин, вы слишком много берёте на себя, присваивая право говорить от имени всех или многих ("Простим..."). Следуя вашему призыву, мы должны простить европейским фашистам и их ударной силе - германским нацистам гибель от их рук 30 миллионов советских людей, в том числе более 20 миллионов мирных граждан. Мы должны им простить мученическую смерть героев-молодогвардейцев, сброшенных после изощрённых пыток ещё живыми в шурф шахты?! Должны простить страшную казнь мальчишек-подростков из калужского городка Людиново за то, что осмелились тайно слушать сообщения советского Информбюро?! Мы должны им простить белорусскую Хатынь, псковскую Красуху и десятки других деревень и сёл, где они живьём сжигали наших людей?! Прощение, о котором вы изволите говорить, означает и прощение главных военных преступлений, осуждённых в 1946 году в Нюрнберге.

В юриспруденции студентам всегда напоминают о необходимости ясно мыслить и ясно выражать мысли, приводя известный пример с фразой: "Казнить. Нельзя. Помиловать". Она приобретает совершенно разное значение в зависимости от того, как соединить глаголы со словом "нельзя". И коварную фразу Д. Гранина "Простим, но не забудем" можно построить и так - "Простить нельзя. Помнить", и так "Простить. Нель-зя помнить". А у нас и памяти с немцами о войне не может быть общей; она у нас абсолютно разная. Нынешних немцев, не воевавших под гитлеровскими знамёнами, никто не обвиняет в преступлениях фашизма. Но именно они настойчиво добиваются прощения у русского народа, и не для себя, а для своих предков, для той Германии Гитлера и его сподвижников. Поче му так настойчивы немцы в своих домогательствах прощения и почему они с таким воодушевлением встречают лейтенантов граниных? Что движет ими? Можно сказать одно: очень быстро от гранинской двусмысленности останется единственное: "Прос-тили". А если простили, то и забыли. Расчёт делается тонкий и дальновидный. Ни мы, ни будущие поколения не вправе давать прощение преступлениям еврофашизма и германского нацизма. Никогда. Это право нам не принадлежит.

Накануне вашего выступления в бундестаге, лейтенант Гранин, телеканал "Дождь" устроил грязную и подлую провокацию с вопросом: "Надо ли было сдать Ленинград, чтобы спасти сотни тысяч человеческих жизней?" Цель провокации, хотя её организаторы хорошо знали, что в случае сдачи Ленинграда все его жители были бы уничтожены, состояла в том, чтобы снова и снова обрушиться на Сталина и советское руководство, обвинить его в жестокости и прочих грехах. Возможно, вы, Гранин, с "Дождём" и не связаны, но ваше безапелляционное утверждение, что "любая война - это грязь и кровь" перекликается с позицией грязного телеканала.

Уже упоминавшаяся нами Анна Розе пишет, как на встрече с журналистами вы заявили, что "память о войне в России долгое время была уродливой". "Мы помнили только о том, что мы победили. Размахивание флагом победы было раньше главным. Память не сопровождалась помощью ветеранам, мы быстро почувствовали себя ненужными". Потом вы прибавили, что это было связано со сталинской политикой и что "ситуация кардинально изменилась в наши дни". Знакомясь с такой бредятиной, я испытал жгучее чувство стыда за вас, "писатель-блокадник". Уродливый характер память о войне приобрела после того, как вы - либералы захватили власть. Чем вы сейчас размахиваете? Не нижним ли бельём звёзд шоу-бизнеса? Вы глумливо извращаете историческую правду о советской эпохе, не забывая при этом лизнуть нынешнюю власть.

Свою ненависть вы перенесли на Советскую власть и советский строй, а ведь именно Советская власть спустя каких-то десять лет после окончания войны развернула массовое жилищное строительство. Залечивая раны, нанесённые войной, Советская власть усиливала и увеличивала меры социальной помощи и ветеранам войны, и ветеранам труда. Вам ли, лейтенант Гранин, не знать, что на протяжении многих послевоенных лет население нашей страны состояло из участников войны, участников трудового фронта, из миллионов вдов и их подраставших детей. Уже с 1956 года вы ездили за границу как на дачу или в какой-нибудь дом творчества писателей. Вам что требовалось назначить какое-то особое пособие или особую пенсию как ветерану-блокаднику? У нас и в 1970-м, и в 1975 году насчитывались десятки миллионов участников войны и тружеников тыла в трудоспособном возрасте. Сейчас их на всю Россию осталось всего несколько тысяч, и вы считаете, что внимание к ним есть "величайшая заслуга" нынешнего режима?

Вы предлагаете "перенять опыт Германии в признании своей вины перед другими на-родами". Нам что, виниться перед ними за свою Победу над объединёнными силами еврофашизма во главе с Германией? Вы, либералы, тщательно скрываете национальный состав гитлеровских вояк, оказавшихся к концу Великой Отечественной в советском плену. Из четырёх с небольшим миллионов пленных почти 2,5 миллиона составляли немцы, 560 тысяч - венгры, десятки тысяч поляки, чехи, словаки, румыны, итальянцы. Среди пленных были испанцы, французы, финны, бельгийцы, норвежцы, шведы (при нейтральном статусе Швеции). Удивительно, но среди пленных оказалось 10 тысяч евреев, воевавших в составе вермахта, и даже 400 цыган. Если фашистские концлагеря для советских военнопленных были специально приспособлены для уничтожения (в них погибло почти 3 миллиона наших людей), то в советских лагерях отношение к бывшим врагам было в высшей степени гуманное. У них был 8-часовой рабочий день, их обеспечивали питанием, по калорийности превышающим нынешнюю "потребительскую корзину" россиян. К 1956 году Советский Союз освободил всех военнопленных, и они вернулись в свои страны.

Выглядит весьма странным, если не сказать резче, ваш совет, лейтенант Гранин, попросить прощения у немцев за 1953 год, у венгров - за 1956-й, у чехословаков - за 1968 год. Вам-то известно, что все эти выступления готовили и финансировали американо-натовские спецслужбы с целью пересмотреть итоги Второй мировой войны, Ялтинские и Потсдамские соглашения. Наши "союзники" уже в апреле 1945 года планировали, объединив усилия с боеспособными частями вермахта, объявить войну Советскому Союзу. Особенно в этом усердствовал У.Черчилль.

Вам бы вспомнить печальный опыт посредственного драматурга и президента Чехии в начале 90-х Вацлава Гавела. Он во время официального визита в ФРГ попросил прощения за изгнание миллиона с лишним немцев в 1948 году из Судетской области. После возвращения на родину был подвергнут такому остракизму самыми разными слоями населения, что зарёкся говорить о "прощении".

Вы бы, Гранин, как широко мыслящий либерал, посоветовали американцам, англичанам, французам и тем же немцам извиниться за трёхмесячные бомбардировки Югославии в 1999 году, превратившие страну в пустыню. Было бы уместно услышать от вас предложение американцам, англичанам, немцам, полякам и т.д. попросить прощения у народов Афганистана, Ирака, Ливии и Сирии, ставших жертвой их агрессии. Очень кстати пришёлся бы ваш совет правительству еврейского государства Израиль (так оно именуется по их Конституции) повиниться перед народом Палестины за убийство десятков тысяч беженцев в лагерях Сабра и Шатила.

Никто не знает, что кому зачтётся. Во всяком случае, вам, лейтенант Гранин, зачтётся, что вы в числе 42 представителей "литературной интеллигенции" подписали гнусное обращение к Б.Ельцину, требуя безжалостно расправиться с защитниками действовавшей тогда Конституции и Дома Советов. Вы там, в частности, писали: "Пора научиться действовать. Эти тупые негодяи уважают только силу. Так не пора ли её продемонстрировать нашей юной, но уже, как мы вновь с радостным удивлением убедились, достаточно окрепшей демократии?" "Радостное удивление" у вас вызвал расстрел Дома Советов, превращённого ельцинистами в концлагерь в центре столицы.

Ваш собрат-подписант Булат Окуджава (член КПСС, участник войны, лауреат Госпремии СССР) с довольной ухмылкой в телеинтервью говорил, что он смотрел на совершаемое в отношении законно избранной власти преступление как на интересный детектив. В последующем оправдывался, что густопсовое обращение к Ельцину подписал под влиянием "беса", который его попутал. Андрей Дементьев (член Союза писателей СССР, лауреат премии Ленинского комсомола, лауреат Госпремии СССР, член КПСС), потупив плутоватые глазёнки, по прошествии времени утверждал, что позорное обращение за него подписал кто-то из домашних. Дмитрий Лихачёв (академик АН СССР, член Союза писателей СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии, народный депутат СССР) объяснить своё участие в шабаше "интеллигентов" не успел, умер. Либеральная пресса много лет называла его "совестью народа". Избави нас от такой изворотливо-гибкой "совести"! Да и вы сами, Гранин, не только герой германского бундестага, но и Герой Социалистического Труда, бывший член КПСС.

Признаюсь вам, лейтенант Гранин, я как народный депутат РСФСР находился в Доме Советов с 22 сентября по 4 октября 1993 года, и потому у меня есть счёт к вам и другим подписантам позорного письма не к президенту, а к главарю военно-политической хунты Б.Ельцину (от должности президента он был отрешён в строгом соответствии с нормами права). Этот счёт в том, что вы и другие подписанты, как и многие неподписанты, были интеллектуальными пособниками убийц не только защитников Дома Советов, но и случайных граждан.

Больше четверти века вы в компании либералов-русофобов вроде А.Коха и прочей гнуси парите над Россией. Не закружитесь. Упадёте. Посмотрите на себя трезво, а не только глазами восторженной публики из германского бундестага. И не смейте от нашего имени объявлять, что мы прощаем национал-фашизм и национал-фашистов - бывших и нынешних.

Ю.М. Слободкин,
кандидат юридических наук,
народный депутат РСФСР (1990-1993 гг.)

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".