РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 411 >> История
 

Уорд УИЛСОН
Победу над Японией одержала не бомба, а Сталин

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4921



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Применение Соединенными Штатами ядерного оружия против Японии во время Второй мировой войны давно стало предметом дебатов. Однако сторонники правильности и неправильности атомной бомбардировки исходят из того, что кошмар Хиросимы и Нагасаки заставил Японию капитулировать. Такая повествовательная линия пользуется мощнейшей поддержкой. Но в ней есть три серьезных недостатка.

Время

Первая проблема заключается в сроках. В традиционном представлении все просто: ВВС США бомбят Хиросиму атомным оружием 6 августа, спустя три дня сбрасывают еще одну бомбу на Нагасаки, и на следующий день японцы сигнализируют о намерении сдаться. Американские газеты разражаются заголовками: "Мир на Тихом океане. Наша бомба сделала это!". С точки зрения японцев, самым важным днем второй недели августа 1945 года было не 6-е, а 9-е число. В тот день собрался Высший совет, чтобы обсудить вопрос о безоговорочной капитуляции. До той поры японские руководители не рассматривали всерьез такую возможность. Безоговорочная капитуляция (чего требовали союзники) очень горькая пилюля, и проглотить ее сложно. Ситуация летом 1945 года была плохой, однако японские руководители не желали и думать об отказе от своих традиций, убеждений и образа жизни. До 9 августа. Что же такого могло случиться, что вынудило их сесть и впервые после 14 лет войны серьезно обсудить вопрос о капитуляции?

Кто-то может сказать, что такая задержка вполне объяснима. Японцы не сразу поняли, что это было атомное оружие, а когда поняли и осознали весь ужас последствий от его применения, то сразу решили капитулировать. Но такое объяснение совершенно не стыкуется с фактами.

Во-первых, губернатор Хиросимы уже в день атомной бомбардировки доложил в Токио, что город подвергся удару, в результате которого треть населения погибла, а две трети Хиросимы разрушено. Так что японские руководители узнали примерные результаты атомного нападения незамедлительно, однако действовать не стали. Во-вторых, предварительный доклад группы специалистов, изучивших обстоятельства и последствия бомбардировки Хиросимы, был подготовлен и передан наверх лишь 10 августа. Иными словами, доклад попал в Токио уже после того, как было принято решение о капитуляции.

В-третьих, японские военные хотя бы приблизительно, но понимали, что такое атомное оружие. У Японии была собственная программа создания ядерного оружия, и военный министр Анами Корэтика ночью 7 августа консультировался с руководителем этой программы. Поэтому утверждение, что японское руководство ничего не знало о ядерном оружии, не выдерживает критики.

И наконец, еще одна неувязка со сроками. 8 августа министр иностранных дел Того Сигэнори прибыл к премьеру Судзуки Кантаро и попросил его созвать Высший совет для обсуждения атомного удара по Хиросиме. Но члены совета отказались. Однако уже на следующий день они вдруг решили встретиться и обсудить условия капитуляции. Либо эти люди подверглись приступу коллективной шизофрении, либо произошли какие-то другие события, заставившие поспешить.

Масштабы

Летом 1945 года американские ВВС проводили одну из самых интенсивных в мировой истории кампанию по разрушению японских городов. В Японии бомбардировкам подверглись 68 городов, и все они были частично или полностью разрушены. Примерно 1,7 миллиона человек остались без крыши над головой, 300000 человек погибли, а 750000 получили ранения. 66 авиационных налетов проводились с применением обычного оружия, а в двух использовались атомные бомбы. Ущерб, нанесенный авиаударами с применением неядерных средств, был колоссальным. Все лето из ночи в ночь взрывались и горели японские города. Посреди всего этого кошмара разрушений и гибели отдельный удар вряд ли мог произвести ошеломляющее впечатление, даже если он наносился удивительным новым оружием.

Если поставить себя на место японских руководителей в период, предшествовавший удару по Хиросиме, то картина будет выглядеть так. 17 июля вам доложили, что ночью авиаударам подверглись четыре города: Оита, Хирацука, Нумадзу и Кувана. Оита и Хирацука разрушены наполовину. В Куване разрушения превышают 75%, а в Нумадзу 90% города сгорело дотла. Спустя три дня вас будят и сообщают, что нападениям подверглись еще три города, в том числе Фукуи разрушен на 80 с лишним процентов. Проходит неделя, и еще три города подвергаются ночным бомбардировкам. В частности, город Тояма разрушен на 99,5%. То есть американцы сравняли его с землей. А потом следует сообщение, что 6 августа нападению подвергся только один город - Хиросима, но ущерб там огромен, и при авиаударе применена бомба нового типа. Насколько этот новый авианалет выделяется на фоне других бомбежек, которые длились месяцами и неделями, разрушая целые города?

Возникает вопрос: если японцы капитулировали из-за разрушения одного города, то почему они не капитулировали, когда были уничтожены десятки других? Если японское руководство решило сдаться из-за Хиросимы и Нагасаки, то это значит, что их тревожили бомбежки городов в целом. Но ситуация выглядит совсем по-другому. Спустя два дня после масштабной бомбежки Токио отставной министр иностранных дел Сидэхара Кидзюро выразил мнение, которого в то время придерживались многие высокопоставленные руководители. Сидэхара заявил: "Люди постепенно привыкнут к тому, что их бомбят каждый день. Со временем их единство и решимость только окрепнут".

Стратегическая значимость

Если японцев не беспокоили бомбежки городов в целом и атомная бомбардировка Хиросимы в частности, то что их вообще беспокоило? Ответ простой: Советский Союз.

Японцы оказались в сложной стратегической ситуации. Приближался конец войны, и они эту войну проигрывали. Даже самые неуступчивые японские руководители понимали, что продолжать войну невозможно. Вопрос заключался не в том, продолжать ее или нет, а в том, как ее завершить на лучших условиях. Союзники (Соединенные Штаты, Великобритания и прочие - вспомним, что Советский Союз в то время еще соблюдал нейтралитет) требовали "безоговорочной капитуляции". Но руководство Японии надеялось получить более оптимальные условия капитуляции.

У них имелось два стратегических варианта действий. Первый вариант дипломатический. В апреле 1941 г. Япония подписала с СССР пакт о нейтралитете, срок действия которого заканчивался в 1946 году. Группа руководителей во главе с министром иностранных дел Того Сигэнори надеялась, что Сталина удастся убедить выступить в качестве посредника между США и союзниками, с одной стороны, и Японией с другой, чтобы урегулировать ситуацию.

Второй план был военный. Его сторонники возлагали надежды на то, что когда американские войска начнут вторжение, сухопутные войска императорской армии нанесут им огромные потери. И тогда из США удастся выбить более благоприятные условия.

Чтобы понять, какова истинная причина, вынудившая японцев капитулировать, - бомбардировка Хиросимы или объявление войны Советским Союзом, надо сравнить, как два этих события повлияли на стратегическую ситуацию. После атомного удара по Хиросиме оба варианта оставались в силе. Еще можно было просить Сталина выступить посредником, была возможность провести последнее решающее сражение и нанести противнику большой урон. Разрушение Хиросимы никак не повлияло на готовность войск к упорной обороне на берегах родных островов.

А вот эффект от объявления Советским Союзом войны, его вторжения в Маньчжурию и на остров Сахалин был совсем иным. Сталин уже не мог выступать в качестве посредника - теперь он был противником. Воздействие на военную обстановку оказалось ещё более драматичным. Когда русские вошли в Маньчжурию, они просто смяли некогда элитную Квантунскую армию, и многие их части останавливались лишь тогда, когда заканчивалось топливо. 16-я советская армия, численность которой составляла 100000 человек, высадила десант в южной части острова Сахалин и имела приказ в течение 10-14 дней подготовиться к вторжению на самый северный из японских островов Хоккайдо.

Не надо быть военным гением, чтобы понять: да, можно провести решающее сражение против одной великой державы, высадившейся на одном направлении, но невозможно отражать нападение двух великих держав, ведущих наступление с двух разных направлений. Советское наступление свело на нет военную стратегию Японии. Оно также изменило все расчеты, касающиеся времени, оставшегося для совершения маневра. Японская разведка прогнозировала, что американские войска начнут высадку лишь через несколько месяцев. Советские же войска могли оказаться на японской территории в считанные дни. Это смешало все японские планы, касающиеся сроков принятия решения об окончании войны.

Удобная история

Несмотря на очевидные факты, традиционная интерпретация событий по-прежнему очень сильно влияет на мышление людей, особенно в Соединенных Штатах. Вряд ли это можно назвать неожиданностью. Стоит вспомнить, насколько удобным традиционное объяснение бомбардировки Хиросимы является в эмоциональном плане как для Японии, так и для США.

Оно, например, помогло японским руководителям добиться ряда важных политических целей. Поставьте себя на место императора. Вы ввергли свою страну в войну, ставшую катастрофой. Так что же вам остаётся? Признать, что вы потерпели полный провал? Или объяснить поражение удивительными научными достижениями противника, которые никто не мог предвидеть? Если возложить вину за поражение на атомную бомбу, то все ошибки и военные просчеты можно замести под ковер.

Во-вторых, это вызвало международные симпатии к проигравшей стороне. Япония вела войну агрессивно и особую жестокость проявляла к завоеванным народам. Другие страны наверняка должны были осудить ее действия. А если превратить Японию в страну-жертву, которую бесчеловечно и нечестно разбомбили с применением ужасного и жестокого инструмента войны, то можно как-то нейтрализовать наиболее мерзкие поступки японских военных.

И, наконец, заявления о том, что победу в войне обеспечила Бомба, льстят американским победителям Японии. В первые дни американской оккупации многие японские руководители опасались, что их могут привлечь к суду за военные преступления. А потому "японские официальные лица" старались угодить победителям. Если американцы хотят верить в то, что победу в войне обеспечила их бомба, зачем их разочаровывать?

При этом американские интересы тоже обеспечивались. Раз победа в войне добыта бомбой, усиливается представление о военной мощи Америки. Усиливается дипломатическое влияние США в Азии и во всем мире. Потраченные на создание бомбы 2 миллиарда долларов не пропали зря. А вот если признать, что причиной капитуляции Японии стало вступление в войну Советского Союза, и Советы за четыре дня сделали то, чего Соединенные Штаты не смогли сделать за четыре года, тогда надо признавать военную мощь и влияние Советского Союза. А пойти на такое в условиях разворачивающейся холодной войны никак нельзя.

Тревожно сознавать, что свидетельства о Хиросиме и Нагасаки лежат в основе всего, что американцы думают о ядерном оружии. Это событие воспринимается, как неопровержимое доказательство уникальности ядерного оружия, как важного инструмента в международных отношениях. Но если традиционная интерпретация Хиросимы так сомнительна, что нам делать со всеми этими выводами? Что нам теперь думать о ядерном оружии, если его первое "достижение" - чудесная и внезапная капитуляция Японии - оказалось мифом?

Уорд Уилсон, автор книги
"Пять мифов о ядерном оружии"

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".