РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 409 >> "Аврора"
 

Надежда АНДРЕЕВА
"Модернизированная" школа глазами учителей

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4880



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

В нынешнем году завершается федеральное финансирование модернизации общего образования. Программа стартовала в 2011-м и считается продолжением нацпроекта "Образование" и инициативы "Наша новая школа". За три года российский бюджет выделил 120 миллиардов рублей на покупку оборудования, учебников и ремонт зданий. Отдельное поручение Путина касалось повышения зарплаты учителей. По подсчетам Министерства образования, эти зарплаты растут космическими темпами - на 60% в год. 69 регионов доложили, что уже исполнили президентское поручение, и заработок педагога у них превышает среднестатистический. Власти Саратовской области даже не стали проводить очередную индексацию школьного жалованья, поскольку, по официальной статистике, работники образования и так богаче среднего саратовца. Мы попросили учителей рассказать об их зарплате и работе в модернизированной школе. Несколько педагогов согласились побеседовать на условиях анонимности.

Собрать бы все талмуды, да в Кремль...

Школьное здание еле держится на стяжках, на потолке внушительные трещины. Дедушка-вахтер, нахмурясь, требует от входящих паспорт и бахилы. Спрашиваю у Анны Николаевны, учителя иностранного языка, как педагоги отнеслись к отмене индексации зарплаты. "Я сегодня в коллективе сказала, что прибавки не будет, - никто даже не вздохнул. Наверное, мы и не верили", - говорит Анна Николаевна. О неуклонном росте благосостояния педагогов власти рапортуют каждый год. Но учителя видят в своих "расчетках" одни и те же цифры.

Анна Николаевна получает 19 тыс. руб. в месяц. Сюда входит оплата за 33 учебных часа в неделю (ставка педагога составляет 18 часов), надбавки за классное руководство, методическую работу и звание. Ее молодая коллега ведет 25 часов, не имеет надбавок и получает 12 тыс. руб., хотя "у нас престижная центральная школа, полностью укомплектованные классы".

Зарплата учителя зависит от портфолио. "Это талмуды вот такой толщины, - учительница показывает пальцами, - у меня есть мечта: собрать эти папки со всей школы и послать президенту. Для него в Кремле места не останется". В папку надлежит складывать справки о достигнутых успехах, от побед учеников на олимпиадах до участия в субботниках. Каждый элемент педагогического таланта, зафиксированный в портфолио, скрупулезно оценивается в баллах. Баллы переводятся в рубли по зубодробительной формуле, учитывающей общее количество баллов, набранных учителями школы, и общий фонд оплаты труда. В результате в одной и той же школе цена балла может колебаться от 20 до 100 рублей. С точки зрения прозрачности и понятности расчетов система напоминает игру в наперстки.

Портфолио "на зарплату" надлежит собирать один-два раза в год (в зависимости от школы), "на категорию" - раз в пять лет, сейчас учителя с ужасом обсуждают слух, что периодичность сократят до трех лет. "Это очень нервно, на оформление уходит месяц-полтора. Естественно, в это время педагогу не до детей".

Театр одного репетитора

Марина преподает русский язык и литературу в школе на окраине города. Найти время для разговора с корреспондентом ей непросто - сегодня она вела уроки с 9.30 до 17.30. Кроме того, нужно посещать учеников, находящихся на домашнем обучении, заниматься с одаренными и вести классное руководство. Уложив сына спать, в 22.00 Марина садится за компьютер: "Современные дети плохо воспринимают информацию на слух, им нужна картинка. Ищу в интернете презентации, аудиосопровождение, что-то составляю сама. Чтобы подготовиться к уроку с нуля, уходит три-четыре часа. В 6.45 - подъем и снова в бой".

У Марины два выходных в неделю - воскресенье и "методический день" (понедельник). В этот день учителю полагается самосовершенствоваться. На покупку литературы педагогу выделяется 100 рублей в месяц, этого не хватит даже на одну методичку.

Отпуск учительница посвящает сыну, август - ремонту кабинета. Краску оплачивает казна, кисти и ванночки - родители, за малярную работу педагогу не доплачивают.

В школе Марина получает 19 тыс. руб. "Вы думаете, кто-нибудь из нас живет на зарплату? Учительнице нужен либо муж-олигарх, либо репетиторство и контроль-ные". У Марины на репетиторстве десять человек. "Я на этом вторую зарплату делаю. На неё и живем. Саму зарплату коплю на карточке для крупных покупок".

Марина работает учителем шестнадцать лет. "Что дает мне работа в школе? Деньги на существование. Удовлетворения уже не стало. Наш труд не нужен ни детям, ни родителям, - впервые за время беседы она говорит без улыбки. - Многих удерживает в образовании длинный отпуск и собственные дети, пока они находятся в школьном возрасте".

Тариф родительский

Виктория - учитель физики. В 2009 г. она пришла в "ободранный, старый и страшный кабинет. Оборудование в основном 1960-1980-х годов. Есть экземпляр - хронометр 1941 года выпуска. Нового не было и нет ровно ничего". После разъяснений классного руководителя родители вставили пластиковые окна (64 тыс. руб.), купили дверь (6,5 тыс.), светильник над доской (1,5 тыс.), мультимедийный проектор с колонками (22 тыс.). Кроме этого, родители платят за охрану, уборку, экскурсии, в фонды класса, школы и т.д. Общение в стиле "дай миллион" отражается на отношениях семьи и школы, и дети чувствуют себя не первооткрывателями в стране знаний, а клиентами в конторе, где оказывают образовательные услуги.

В нынешнем году Виктория "устала от безденежья и согласилась на всё" - взяла 38 учебных часов (больше двух ставок), четверть ставки завуча по воспитательной работе, методическое объединение и т.д. Уроки идут до 16.00-17.00, плюс кружки, индивидуальные занятия, педсовет, родительское собрание, а в воскресенье - внеклассная работа. За вычетом налогов получается 25-26 тысяч рублей. Кроме личных, у педагога есть профессиональные расходы: например, нужно распечатывать карточки с контрольными работами для каждого ученика - на домашнем принтере.

Картридж стоит 2 тысячи рублей. "Раньше я и бумагу сама покупала. Теперь ее приносят дети, которые не хотят отрабатывать летнюю практику на пришкольном участке".

Техника на грани

Борис Георгиевич в 2009-м вышел на пенсию, но дома не сиделось, обзвонил учреждения дополнительного образования. Ему объяснили, что ставки сокращены, и работы нет. Борис Георгиевич нашел место руководителя кружка в центре для детей из неблагополучных семей.

Борис Георгиевич со вкусом рассказывает о кормушках, скворечниках, моделях маяков, электроплатах и "графических изображениях радиоэлементов". "Вы спрашиваете про материальную базу... Просящему бог подает". Некоторые детали он покупает сам. Прищурившись, Борис Георгиевич считает, во сколько обойдется воздушный змей. Нужно 16 метров рейки на 320 рублей плюс специальная длинноволокнистая бумага, "это только один змей, а ведь ребенок должен что-то испортить". Двигатели для действующей модели ракеты или самолета стоят тысячи рублей, поэтому кружковцы ограничиваются стендовыми моделями. Спрашиваю, не должна ли "великая наша держава" инвестировать в развитие технического творчества. Борис Георгиевич у властей ничего не просит и ничего не ждёт.

Он ведет занятия по восемь часов в день шесть дней в неделю, по субботам берет выходной, чтобы съездить на ярмарку, где продаются недорогие продукты. Зарплата трудовика составляет 6,5 тыс. рублей. Пенсия педагога, отработавшего больше сорока лет, с учетом статуса инвалида и ветерана труда, немногим превышает 10 тысяч рублей.

От вопроса о деньгах Борис Георгиевич, как многие учителя старшего поколения, отмахивается. "Самая большая награда в жизни у меня была вот какая. Лет десять назад приходит ко мне мужчина на костылях - потерял ногу в Афганистане. Я его узнал, мой бывший кружковец. Пригласил чай пить. Он говорит: "Я хочу сказать вам спасибо за "Артек". Отец мой был грузчиком на товарной станции, мать - уборщицей". Мы с этим мальчиком в свое время построили модель планетохода, выставили ее на ВДНХ, и ему дали путевку".

Нынешней осенью к Борису Георгиевичу пришли двое обычных подростков с соседней улицы и спросили, можно ли ходить к нему на занятия. В режимное учреждение посторонних не пускают, и педагог был вынужден отказать. А общедоступного технического кружка в микрорайоне, очевидно, нет.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".