РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 409 >> 
 

"Конституция Усть-Орды"

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4860



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

От редакции:

Приближается 12 декабря. Власти что-то празднуют, народ безмолвствует. Большинство граждан России даже не знают, что это день действующей Конституции. Этот основной закон был принят "на крови" после расстрела Дома советов в октябре 1993 г. Российская Коммунистическая Рабочая партия была единственной политической организацией, которая не признала итоги ельцинского голосования и оспаривала результаты в Верховном суде. Кроме этого, именно РКРП в 1992-1993 гг. подготовила проект Советской Конституции и собрала за него 1млн. 200 тыс. подписей, которые сгорели в Белом доме при танковом расстреле. В ближайших номерах ТР мы будем подробнее рассказывать о тех событиях, а сегодня публикуем (в сокращении) статью доктора философских наук, профессора Санкт-Петербургского государственного университета, Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, участника рассмотрения иска РКРП в Верховном суде МУТАГИРОВА Джамала Зейнутдиновича.

Теоретически, Конституция - это общественное понимание того, какую форму правления общество избрало, какие институты публичной власти учредило, какими полномочиями их наделило, и каким образом данные институты будут формироваться и изменяться.

Провозглашенная в Конституции концепция народного суверенитета на словах исходит из того, что автором Основного Закона общества и государства может быть только сам верховный суверен - народ. Признание верховенства народа должно бы расширять цели конституции, выдвигать на первое место свободу, равенство и справедливость, а государству и правительству быть всего лишь творениями конституции. Другими словами, Конституция страны - это действие народа, формирующего государство, а не правительства. Правительство исполняет законы, и при этом им руководит Конституция. Поэтому правительство, сформированное на конституционных принципах, не может изменить самого себя. Право изменения государства и правительства - это право народа, а не учреждаемых им институтов власти. Но это в теории.

Разумеется, что дух любой конституции и политический строй определяют господствующие в момент ее принятия классы и слои общества и общественный строй, к установлению которого они стремятся. Поэтому и принято считать, что государство и есть политическое устройство общества, орган господства определенного класса. Любая конституция призвана закреплять и защищать существующий в стране общественный строй. Конституции эксплуататорских обществ основываются на защите частной собственности и свободы распоряжения ею. Все учреждаемые здесь институты власти и их полномочия прямо или косвенно призваны содействовать этой главной цели. Конституция общества, избравшего социалистический строй, разумеется, принципиально отличается от конституций первого типа. Поскольку целью данного общества является ликвидация общественных отношений, основанных на эксплуатации человека человеком, его конституция призвана гарантировать равные отношения граждан к основным средствам общественного производства, одинаковые права и обязанности, выдвигая на передний план не частную собственность и право ее приумножения, а трудовую активность, способности и развитие человека.

Буржуазные конституции - это, как правило, предписание о том, как организуется политическое устройство общества, с краткими ссылками на то, что можно и что запрещено делать государству в других сферах жизни. Социалистические конституции более основательны, они закрепляют равный статус человека и гражданина во всех сферах общественной жизни. Несколько перефразируя слова В.И. Ленина, социалистическая конституция - это закрепление того, что уже завоевано народом и достигнуто им. (заметим, достигнуто борьбой - ред.) Равенство граждан перед законом и право участвовать в политической жизни общества провозглашаются и буржуазными конституциями, но не во всех странах последнее рассматривается как их обязанность. Некоторые из недалеких людей иронизируют по поводу того, что в социалистических странах наблюдается очень высокая степень участия граждан в выборах. Но иначе и не может быть, если активное участие в политической жизни является не только правом, но и конституционной обязанностью граждан. Конечно, правящему меньшинству невыгодно активное участие граждан в политической жизни. Поэтому вынужденные идти на признание избирательных прав граждан, они тут же пытаются свести их на нет.

После контрреволюции 1990-х гг. социалистическая конституция была отменена и социалистический строй заменен на строй эпохи дикого капитализма: возврат к диктатурам и право на грабеж и присвоение общественных богатств, накопленных трудом множества поколений, реализовать которое могли только стоявшие у кормила власти. Видимость легитимности этому строю был призван придать навязанный стране документ под названием Конституции Российской Федерации, высокопарно объявленной главарями контрреволюции "демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления". При этом были грубо попраны элементарные нормы конституционного права.

Во-первых, мнения народа при составлении проекта этого, так называемого "Основного Закона", долженствующего быть выражением воли народа, не спрашивали. А потому он не отвечает своему главному требованию.

Во-вторых, любой правовой акт конституционного характера принимается согласием конституционного большинства субъектов процесса. "Закон о референдуме РФ", принятый под председательством Ельцина, снизил эту норму до минимума. Его ст. 35 (п. 4) устанавливала: "при проведении референдума по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции РФ решения считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан Российской Федерации, внесенных в списки для участия в референдуме". Однако и эта норма не была соблюдена. Даже по официальным данным Центральной избирательной комиссии, представленным населению лишь три месяца спустя, из 106 170 835 граждан России, внесенных в списки избирателей, бюллетени получили 58 187 755 человек (54,8%) и сказали "Да" проекту 32 937 630 (31,02% всех избирателей). Это менее одной трети граждан России избирательного возраста. В-третьих, в отличие от унитарных государств, где для принятия Конституции необходима только поддержка конституционного большинства избирателей, в федеративных государствах необходимо также согласие и абсолютного большинства его субъектов (в США, например, это три четверти штатов). В России: в Чеченской республике референдум не проводился. В 4 республиках ( Коми, Татарстан, Удмуртия, Хакассия), в 7 областях и краях (Хабаровский край, Камчатская, Магаданская, Пермская, Свердловская, Томская и Тюменская области) и в двух автономных округах (Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком) на избирательные участки пришло менее половины избирателей, а потому референдум был объявлен не состоявшимся

В 7 республиках РФ (Адыгее, Башкортостане, Дагестане, Карачаево-Черкессии, Мордовии, Тыве и Чувашии) и 9 областях (Новгородской, Брянской, Волгоградской, Воронежской, Липецкой, Орловской, Пензенской, Смоленской и Тамбовской), где на референдум пришло требуемое "Законом о референдуме" количество граждан избирательного возраста, абсолютное большинство их однозначно высказалось "Против" ельцинского проекта Конституции. Еще в 4 субъектах РФ (в Калмыкии, Амурской, Калужской и Рязанской областях) "За" проект Конституции высказалось меньше половины голосовавших избирателей, но ЦИК, манипулируя недействительными бюллетенями, объявила, что "большинство" избирателей одобрило проект. Таким образом, население 34 из 89 субъектов федерации сказало "Нет" проекту Конституции, а в 88 из 89 субъектов проект не получил поддержки большинства внесенных в избирательные списки граждан. Только в Усть-Ордынском Бурятском национальном округе "За" проект Конституции высказались около 52% всех списочных избирателей, что дало автору этих строк право именовать "принятый" документ "Конституцией Усть-Орды". И, тем не менее, он был провозглашен Основным Законом страны. Кем и на каком основании? Нет ничего удивительного в том, что он никем, даже самими властями России, не соблюдается, и не будет соблюдаться. "Общественный договор в современной России может быть представлен как "неподотчетная власть в обмен на необлагаемое налогом процветание, - писал юрист Стивен Холмс. - Ясно, что это договор между "элитами", грязная сделка между политическими и экономическими дельцами (так называемый криминально-номенклатурный симбиоз), которые, будучи в сговоре друг с другом, безнаказанно совершают взаимовыгодные преступления".

При составлении проекта Конституции РФ власти страны, заявлявшие о своем твердом желании следовать в политической жизни демократическим стандартам стран Запада, почему-то взяли за образцы не их конституции, где закреплены эти стандарты, а конституции латиноамериканских диктаторов и расистского режима Южной Африки образца 1983 г. Естественно, такой гибрид, полученный в результате "скрещивания ежа и ужа", не мог стать действенным регулятором политической жизни страны.

После "принятия" Конституции РФ в 1993 г. многое в политической жизни страны изменилось. Граждане лишились провозглашенного в "Конституции" 1993 г. права участвовать в выборах в личном качестве, выдвигать кандидатов в депутаты, в том числе и самих себя, поскольку эту функцию передали политическим партиям, объединяющим менее 2% граждан России. (Сегодня президент передает власть преемнику по договоренности, а четыре парламентские партии отгородились от граждан огромным финансированием из бюджета и перманентным изменением законов, чтобы сохранить существующее положение - ред.) И все это - при одной и той же неизменной "Конституции". Власти просто продолжают считать конституцию выражением воли главы - президента. "В свое время я сознательно не стал менять Основной закон", - как ни в чем не бывало говорил премьер-министр В. Путин во время беседы со студентами Томска 25 января 2012 г., забыв, что конституцию меняет не он, а народ, общество.

О "демократичности и правовом характере" российской политической жизни наглядно свидетельствует еще один "конституционный" акт властей России. Президент пожаловался, что четырехлетнего срока нахождения во власти с правом переизбрания на второй срок мало, а потому-де нужно продлить его до шести лет. Федеральное собрание, превращенное в одну из контор исполнительной власти, тут же имитирует "законодательный процесс", без всяких обсуждений и дискуссий (руководствуясь формулой: "Государственная Дума - не место для дискуссий!"), составляет бумажку, в которой удовлетворяется антиконституционное требование президента, и последний без промедления подписывает эту бумажку, придавая ей характер конституционного закона.

Никаких внятных объяснений в пользу принятого решения, за исключением наивного лепета автора предложения: мол, огромная страна, президент не успевает решать все проблемы за четыре года. В США, население которых более чем в два раза превышает население России, почему- то эти сроки никого не смущают на протяжении уже 250 лет.

А в других странах, напротив, идут в направлении сокращения сроков президентства (Франция). В третьих, где существует шестилетний срок президентства (Мексика), не допускается повторное избрание одного лица на ту же должность.

Таким образом, правительство России, учрежденное в соответствии с конституцией и находящееся под ней, поставило себя над конституцией и без согласия законного автора подвергло ее ревизии. По мере осознания обществом истинного положения дел, апологетам существующих в России нелегитимных порядков также приходится маневрировать. Не отрицая изложенных выше фактов, они пытаются оправдывать волевые действия властей так называемой "целесообразностью". Но это очень сомнительный и опасный довод, поскольку каждый видит целесообразность по-своему. Ею можно оправдывать любые преступления.

От редакции:

И оправдывают. Но остановить этот процесс могут не призывы к честным выборам и соблюдению конституции, а только борьба самих граждан. Степени демократии зависят от соотношения борющихся сил.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".