РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 408 >> Современность
 

Стал ли мир лучше без сержанта Сомерса?

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4839



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

От редакции:

Сержант Дэниел Сомерс служил на территории оккупированного американцами Ирака в Багдаде и Мосуле. После службы страдал от "иракского синдрома" и покончил с собой летом нынешнего года. Он оставил предсмертное письмо, которое было опубликовано в американской газете и выдержки из которого мы приводим.

"...Я не выздоравливаю, не смогу выздороветь, и, скорее всего, мое состояние со временем будет только ухудшаться. Моя болезнь приносит боль, которую не в силах заглушить даже самые сильные средства, и вылечить ее нельзя. Целый день, день за днем, - пронзительная агония каждого нервного окончания в моем теле. Это ничуть не слабее пытки. Мой мозг - пустошь, где живут видения необычайного ужаса, нескончаемая депрессия и всепоглощающее беспокойство. С точки зрения логики лучше будет быстро со всем покончить и дать пройти всем краткосрочным последствиям, чем вечно затягивать".

(Сомерс страдал от черепно-мозговой травмы. Американские нейрофизиологи предполагают, что травмы, полученные в боевых условиях, могут способствовать развитию "посттравматического стрессового расстройства". По крайней мере, такой диагноз поставили 26600 ветеранам Ирака и Афганистана).

"Вот простая истина: во время моей первой командировки я вынужден был участвовать в делах, гнусность которых сложно описать. Военные преступления, преступления против человечества. Я участвовал в них не по своей воле и делал, как мне тогда казалось, все что мог, чтобы остановить происходящее. Но есть вещи, от которых просто невозможно оправиться. Этим я даже немного горжусь, потому что спокойно жить после такого смог бы только социопат. Это отпечатывается гораздо глубже, чем многие подозревают".

(В 2004-2005 годах Сомерс был прикомандирован к тактическому разведывательному подразделению в Багдаде. Он занимался выявлением потенциальных партизан и террористов среди населения и допрашивал подозреваемых. У него была высшая группа допуска к секретной информации. Как пулеметчик на вездеходе "Хамви" Сомерс участвовал в нескольких сотнях боевых операций).

"Заставлять меня делать это, а затем участвовать в заметании следов - ни одно правительство не имело на это права. А потом это правительство отвернулось, бросило меня одного... Кроме того, есть целый сонм телесных болезней, которые снова и снова сражали меня, и бороться с ними правительство тоже не помогло. Нет ничего удивительного, что по последним данным, каждый день с собой кончают 22 ветерана войн... Где же серьезные политические изменения? Почему президент не приглашает те семьи быть рядом с ним во время ежегодных обращений к нации? Может быть потому, что нас убил не одинокий псих, а целая система дегуманизации, пренебрежения и безразличия.

Все, что нам осталось, - это постоянная боль, страдания, бедность и позор. И ради чего? Ради религиозного фанатизма Буша? Бесконечно растущего состояния Дика Чейни и его друзей из корпораций? Ради этого мы разрушаем жизни?

С тех пор я пробовал все, чтобы заполнить пустоту. Я пытался получить больше власти и влияния, чтобы попытаться исправить некоторые ошибки. Я снова отправился в боевую командировку, и на этот раз прилагал огромные усилия к спасению людей. Но суть в том, что все спасенные жизни не заменят те, что уже оборвались. Бесплодный, в сущности, труд".

(Вторая командировка Сомерса в 2006-2007 гг. прошла в Мосуле - городе на севере Ирака, отличавшемся высоким уровнем насилия и межэтнической розни. Он служил аналитиком по Ливану, Сирии, Иордании и Турции в разведывательном центре Объединенного командования спецопераций США (JSOC)).

"Потом я старался заменить разрушение созиданием. Некоторое время это отвлекало, но долго продлиться не могло. Ведь любая обычная жизнь, которую я вел, была оскорблением тех, кто погиб от моих рук. Как я мог продолжать жить как все, когда люди, которых я сделал вдовами и сиротами, боролись за выживание? Если бы они могли видеть, как я сижу в моем уютном доме в пригороде и работаю над каким-то музыкальным проектом, они были бы в ярости, и правильно".

(Сомерс был основателем и вокалистом пост-панк группы Lisa Savidge. Часть денег, которые группа собирала на концертах, направлялась в гуманитарное движение Красный Полумесяц).

"Так я остался ни с чем. Слишком глубоко погруженный в войну, чтобы жить в мире, и слишком разбитый, чтобы быть на войне. Брошенный теми, кто предпочел легкий путь, и обуза для тех, кто не отступился и поэтому заслуживает лучшего. Как видите, не только мне лучше быть мертвым, но и миру лучше, когда меня в нем нет. Это и привело меня к моей настоящей финальной миссии. Это не суицид, а убийство из жалости. Я знаю, как убивать, и знаю, как делать это без боли. Все случилось быстро, и я не страдал. А кроме того, теперь я свободен".

Phoenix New Times,
издательская группа
Voice Media Group Publication

От редакции:

Итак, теперь это у них называется "иракский синдром". Каждое преступление американского империализма, а им нет числа, сопровождается своим синдромом. Был известен американским военнослужащим "корейский синдром", долгое время свирепствовал среди ветеранов войны в Индокитае "вьетнамский синдром", в новейшее время появился синдром афганский, а теперь на выходе - иракский. А суть всех этих явлений одинакова - непосредственные участники преступлений американской военщины, вернее, та их часть, которую по каким-то причинам не сумели превратить в тупых убийц, начинают мучиться осознанием того, в каких гнусных делах, враждебных самому духу человечества, оказались они замешаны, клясть своё правительство и общество в целом. Их уделом становятся психические расстройства, алкоголь, наркотики и, наконец, массовые самоубийства. Так случилось и с вдоволь настрелявшимся в Ираке сержантом Сомерсом.

Такое происходит с участниками любой империалистической войны. Те из них, кто способен думать и делать выводы, обязательно выходят на вопрос, прозвучавший в предсмертном письме американского сержанта, - "Ради чего всё это было?" И докапываются до неудобного для властей любой капиталистической страны ответа. Американский ветеран - до растущего состояния Дика Чейни, российский парень, получивший в Чечне свой синдром, - до прибылей "Роснефти", воровства кремлёвских чиновников и вольной жизни местных царьков. Только верной реакцией на найденный ответ суицид не является. И неверный вывод сделал Сомерс, написавший "миру лучше, когда меня в нём нет". Не станет мир лучше без него. Он может стать лучше лишь тогда, когда все эти сержанты, американские ли, английские ли или российские, научатся не только видеть, кто виновник их "синдрома", но и бороться за то, чтобы лишить этих виновников всяких властных возможностей ввергать миллионы людей в такое состояние. Это будет борьба уже за другой, не капиталистический мир.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".