РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 405 >> Первая полоса
 

Владимир КИРИЛЛОВ
Чёрный Октябрь 1993 г.
Хроника событий. Воспоминания участника

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4752



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

21 сентября. Поздно вечером Конституционный Суд признал действия и решения Президента России Б.Ельцина, связанные с его Указом №1400, не соответствующими Конституции и служащими основанием для немедленного прекращения его полномочий. Это решение Конституционного Суда подтвердили своим постановлением Президиум Верховного Совета и Съезд народных депутатов. К временному исполнению обязанностей Президента РФ приведен А.Руцкой, который подписал первые Указы о назначении новых "силовых" министров.

Но оказалось, что кроме "полка" добровольцев, вооруженными прутьями, и отряда "баркашовцев", никто на выручку Верховного Совета не поспешил. Умирали в неравном бою с карателями бесстрашные члены Союза офицеров. Но ни одно подразделение регулярной армии не пришло защищать Дом Советов. На асфальте вокруг Белого дома камни, кирпичи, обрезки труб - вот и все оружие пролетариата.

25 сентября. Наш сектор обороны между левой стороной памятника 1905 года и забором стадиона. У нас тушинцы, воронежцы, рязанцы - все из РКРП. Идёт строительство баррикад. Площадь заполняется до предела. С портика здания, меняя друг друга, выступают представители оппозиции.

С наступлением сумерек хождение через баррикады прекращается. Оставлен про-ход только через Горбатый мост с тщательной проверкой "наш - не наш".

На баррикадах первая ночь. Горят костры, мурлычат гитары. Принесли бутерброды из домсоветовской столовой. К нашему костерку подошла журналистка газеты "Правда", предложила познакомиться со всеми. Пришлось ЗАСВЕТИТЬСЯ, и в газете "Правда" от 29 сентября обнаружил свою фамилию - "сейчас Советы, демократию защищают лучшие люди. Ночуют у костерков инженер из Белгорода М. Джафаров, психолог из Рязанского детского дома В. Кириллов, рабочий С. Борычев..."

Всю ночь ОМОН демонстрировал на глазах баррикадников устрашающие передвижения, имитируя возможный штурм. Так тревожно прошла ночь.

27 сентября. Вчера наше пребывание на баррикадах прервалось в связи с отъездом в Рязань для участия в митинге в поддержку Верховного Совета. Сегодня выступал на митинге как очевидец событий:

"... возмущен шквалом дезинформации Центрального телевидения и Российского радио о событиях в Москве...На территории, защищаемой ополчением, царит исключительная дисциплина. Никакого "шабаша" нет и быть не может. Защита Советской власти - дело серьезное. Вокруг Дома Советов царят сплоченность рядов, уверенность, взаимопомощь во всем....

В чем право ТВ и радио, так в том, что здание Верховного Совета оставлено без электроэнергии, канализации, воды, тепла. Разве это не варварство? ... Вливайтесь в ряды ополчения, приезжайте к нам на плацдарм возле памятника революционерам 1905 года, где реет флаг, на котором начертано "РКРП - Рязань"".

Митинг призвал к сбору средств на приобретение продуктов питания, теплых вещей для баррикадников. Собрали более миллиона рублей. На следующее утро были куплены продукты и собраны вещи. Меня и Елену Баранову откомандировали в Москву.

2 октября. Выполняя резолюцию рязанского митинга, мы прибыли к Дому Советов для передачи продуктов и теплых вещей.

На выходе к Дружинниковской улице большое скопление людей, готовых к прорыву блокады. Идет митинг, ведет его депутат Верховного Совета Алкснис с перевязанной головой. Митинг проходит в плотном окружении ОМОНА. Противостояние усиливалось. И тут ОМОН стал теснить собравшихся. Орудуя дубинками, они медленно продвигались. Толпа была вытеснена на ул. Краснопресненская.

3 октября. Октябрьская площадь. Величественная фигура Ленина. Площадь окружена с трёх сторон рядами ОМОНа и милиции. День яркий, солнечный. Блестят уже бывшие в употреблении в борьбе с трудовым народом щиты ОМОНа, из-за них смотрят "в никуда" лица с пустыми, ничего не выражающими глазами. Мерзкое зрелище, веет холодком фашизма. В некоторых местах перед ОМОНом стоят молоденькие (осеннего призыва) просто мальчики с первым пушком усов - новобранцы дивизии им. Дзержинского. У них лица другие - бледные, с глазами, жаждущими понять, где правда. В одном из них мне представился мой сынок - Сашок, и я с ужасом подумал, что так может стоять против меня и мой сын.

На площади идет, вернее, продолжается вот уже несколько часов охрипший митинг. Неожиданно ряды ОМОНа и милиции стали заметно редеть. Войска под свист и крики митингующих: "Позор, позор!" покидают площадь. Без какого-либо приказа мощная колонна в несколько сотен тысяч человек медленно тронулась в направлении Крымского моста. На подступах к мосту забегаю в самую голову колонны, открывается величественная картина: во всю ширину проспекта лозунги: "Фронт национального спасения", "Трудовая Россия", "Российская коммунистическая рабочая партия". Слышны скандирования: "Вся власть Советам", "Фашизм не пройдет", "Товарищ, смелее гони Бориса в шею".

Оживление достигает кульминации. С Калининского проспекта появились военные машины с людьми - и чудо - с них разносятся восторженные возгласы: Все на Останкино!, Мэрия взята!, Дом Советов разблокирован! Машины с восставшими и автобусы, забитые до отказа, все идут и идут. Люди из окон размахивают красными флагами. Народ в колонне ликует, многие женщины плачут от счастья, так хочется верить, что это конец их оккупации мутантами нашей Родины.

Ряды в колонне заметно поредели. Люди останавливают машины, автобусы, заполняют их до отказа. Вот и я почти на ходу взбираюсь на открытый грузовик. "Все на Останкино!", - срывая голоса, кричим мы.

Нас перед входом в телестудию где-то не более 5 тысяч. У центрального подъезда большая толпа, говорят, что там генерал Макашов с Анпиловым требуют эфира. Осматриваюсь. У пруда с правой стороны на углу здания телестудии стоят, нацелив жерла орудий, три БТРа. Становится жутковато от мысли, что может произойти, если ... В окнах - витринах первого этажа хорошо просматриваются вооруженные спецназовцы.

Появился Виктор Анпилов, с ним Илья Константинов и Игорь Маляров, руководитель комсомольцев. Их окружают, расспрашивают. Разговор постепенно приобретает форму очередного митинга.

Около 19 часов со стороны техцентра АСК-3 послышался шум, напоминающий треск автоматной очереди. Толпа митингующих бегом бросилась на звук. У входа в техцентр находились три военные грузовые машины. Одну из них люди стали раскачивать, чтобы преодолеть бордюр. Этим процессом кто-то руководил. Наконец машина преодолела препятствие, и её задвинули в подъезд здания. Раздался страшный скрежет металлических переплетов дверей и звон разбивающихся стекол. Такой же маневр повторили и с другой машиной.

Площадь заполнялась всё новыми защитниками Дома Советов. У людей нарастала тревога, ведь не было никаких определенных целей и планов. У дома Советов, на баррикадах мне было спокойнее; там уверенность, организация и ясная цель - обороняться. Здесь же была неорганизованная толпа. И только у образовавшегося проема в здании суетились конкретные люди, видимо знающие, что делать. Десятка полтора молодых парней в униформе во главе с Альбертом Макашовым устремились в образовавшуюся брешь.

19 часов 15 мин. Прозвучало несколько одиночных выстрелов. Толпа загудела, многие присели, другие стали перемещаться, но никто не побежал. В проеме что-то происходило. Неожиданно оттуда раздался оглушительный взрыв, а вслед за ним началась беспорядочная стрельба из автоматов. Большая часть людей бросилась от здания техцентра к ближайшему газону. Все залегли, прижимаясь друг к другу. Более 10 тысяч человек укрыли всю прилегающую площадь.

19 часов 30 мин. Появились первые раненые, в основном в голову. Одних поддерживали под руки, других несли или волокли. Стихийно образовался пункт оказания первой помощи прямо на газоне. Те, кто выносил людей, рассказывают, что в районе подъезда техцентра много раненых и убитых, но вынести их не удается из-за шквального огня.

К стрельбе стали привыкать, уже никто не ложился на землю, да и появилось дело - грузить раненых и убитых. Появилась первая машина скорой помощи. Всего было отправлено несколько десятков машин "скорой". В каждую грузили по несколько раненых (это только за полтора часа).

20 часов 20 мин. Загорелся первый этаж техцентра АСК-3, видимо, от бутылок с зажигательной смесью. Прошел слух, что ополченцы во главе с Макашовым ворвались на первый этаж и ведут бой со спецназом.

20 часов 50 мин. Стрельба вновь усилилась. С крыши высотного здания студийного корпуса АСК-1 полетели трассирующие пули в район первого этажа техцентра. Люди повыскакивали из-за укрытий с возгласами "Наши!", но вскоре убедились в обратном. Разнесся слух, что это стреляли по покидающим здание макашовцам.

Опасность пребывания в своеобразной мышеловке увеличивалась с каждой минутой. Люди вынуждены буквально по сантиметру отходить к забору телевышки.

21 час.00 мин. Со стороны ВДНХ на скорости прошли шесть БТРов. Так всем хотелось, чтобы уж эти-то были непременно "наши!", но после залпа поверх голов вновь все залегли.

21 час. 15 мин. Тысячи людей, с тревогой и отчаянием, оглядываясь на продолжавшийся позади бой, стали нехотя двигаться в сторону метро. Пронесся слух, что Макашов с ребятами из повстанческого полка вывели из строя техцентр, 1-й и 4-й телеканалы прекратили трансляцию.

Опять останавливали автобусы и машины. Все к Белому дому - Дому Советов!

После расстрела демонстрантов у техцентра через час наконец-то подошла многотысячная колонна безоружных демонстрантов с Октябрьской площади. Мирную колонну встретили пулеметными и автоматными очередями в упор. Расстрел продолжался до 5 час. 45 мин утра 4 октября. Одиночные выстрелы раздавались до 12 час.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".