РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 394 >> Прочие материалы номера
 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ
Сталин, девушка и гимн из Москвы

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4515



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Так распорядилась история, что в нынешнем году мы отмечаем 70-летие многих памятных событий, связанных с войной советского народа против немецкого фашизма. Совпало, в том числе, что в июле 1943 г. прозвучала по всесоюзному радио знаменитая песня "Моя Москва". Сочетавшая в себе удивительным образом и мягкость, и лиричность, и ритм марша она была в 1995 году объявлена официальным гимном столицы вот с таким текстом:

Я по свету немало хаживал,
Жил в землянке, в окопах, в тайге,
Похоронен был дважды заживо,
Знал разлуку, любил в тоске.
Но Москвою привык я гордиться
И везде повторял я слова:
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!
Я люблю подмосковные рощи
И мосты над твоею рекой,
Я люблю твою Красную площадь
И кремлевских курантов бой.
В городах и далеких станицах
О тебе не умолкнет молва,
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!
Мы запомним суровую осень,
Скрежет танков и отблеск штыков,
И в веках будут жить двадцать восемь
Самых храбрых твоих сынов.
И врагу никогда не добиться,
Чтоб склонилась твоя голова,
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!

Мало кому известная история создания этой песни весьма интересна. Начнем с того, что в июле 1941 г. молодой журналист и поэт Марк Лисянский в составе 243-й стрелковой дивизии, формировавшейся в Ярославле, в звании младшего лейтенанта и командира сапёрного взвода был направлен под Смоленск, где шли бои. Где-то через месяц одна из сброшенных фашистами бомб разорвалась совсем рядом - он был контужен, потерял сознание и засыпан землёй. Его отправили в Ярославль на лечение. И там в госпитале, чувствуя большую тревогу за судьбу осаждённой Москвы, набросал стихотворение "Моя Москва" ("Дорогая моя столица"). В ноябре 1941 г. он в кузове попутного грузовика возвращался в свою 243-ю стрелковую дивизию, и проезжая через столицу, успел передать свое небольшое стихотворение в редакцию журнала "Новый мир". В "Новом мире" оно и увидело свет в феврале 1942 г. Текст тогда состоял всего из двух строф:

Я по свету немало хаживал
Жил в землянке, в окопах, в тайге,
Похоронен был дважды заживо,
Знал разлуку, любил в тоске.
Но всегда я привык гордиться
И везде повторял я слова:
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!
У комбайнов, станков и орудий,
В нескончаемой, лютой борьбе,
О тебе беспокоятся люди,
Пишут письма друзьям о тебе.
Никогда врагу не добиться,
Чтоб склонилась твоя голова,
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!

Это стихотворение, возможно, так и осталось бы только на журнальных страницах, если бы весной 1942 г. композитор Исаак Дунаевский, ездивший тогда вместе с руководимым им ансамблем песни и пляски Центрального дома культуры железнодорожников (ЦДКЖ) на агитпоезде по Сибири и Дальнему Востоку, не прочитал его в журнале. И тут же, в купе вагона, не записал пришедшую к нему мелодию. Но две строфы песни оставили у композитора впечатление явной незавершенности. И тогда Дунаевский обратился за помощью к молодому режиссеру своего ансамбля Сергею Аграняну, с которым в первые месяцы войны написал уже не одну песню. И именно он, любимец ансамбля и "замечательный парень", как назвал его в одном из своих писем Исаак Осипович, дописал еще две с половиной строфы текста. В том числе посвящённые беспримерному подвигу 28 панфиловцев, остановивших наступление танков на Москву на Волоколамском шоссе.

Мы запомним суровую осень,
Скрежет танков и отблеск штыков,
И в веках будут жить двадцать восемь
Самых храбрых твоих сынов.

А вообще весь текст было решено завершить новой, четвертой строфой, о счастливом грядущем:

День придёт - мы разгоним тучи,
Вновь родная земля расцветёт.
Я приеду в мой город могучий,
Где любимая девушка ждёт.
Я увижу родные лица,
Расскажу, как вдали тосковал...
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!

И вот в таком виде по ходу движения агитпоезда на станции Дивизионная близ Улан-Удэ в апреле 1942 г. состоялась премьера этой песни, а первой исполнительницей стала солистка ЦДКЖ Марина Бабьяло. После того, как отзвучали последние аккорды, люди, слушавшие на перроне песню, стали со слезами на глазах просить и требовать исполнить ее еще пять раз подряд. Весной 1943 г. ансамбль Дунаевского оказался в Москве и исполнил "Мою Москву" на одном из правительственных концертов, причём и здесь её несколько раз пришлось повторять на бис. Что заметил Сталин и дал указание записать "Мою Москву" на радио и на грампластинку.

Однако в ответственном за это Радиокомитете заметили, что в песне ни разу не упомянут лично сам вождь, и по собственной инициативе заменили в тексте строку: "Где любимая девушка ждет" на "Где любимый наш Сталин живет". В таком варианте в июле 1943 г. "Моя Москва" была записана на пластинку и стала транслироваться по Всесоюзному радио. И была тотчас услышана лично Сталиным, который в тот же день позвонил 1-му секретарю Московского областного и городского комитетов ВКП(б) и председателю Совета военно-политической пропаганды А. Щербакову и произнес в его адрес следующие слова недоумения: "Товарищ Щербаков, надеюсь, вы слышали сегодняшний концерт по радио и песню о Москве Дунаевского? - Да? Что ж, хорошая песня... Только не объясните ли мне, когда это девушка Сталиным стала?". После чего инициаторам "подмены" досталось крепко, и произведение было перезаписано в исходном варианте.

С конца 1943 г. мелодия этой песни стала позывными московского радио в 6 часов каждого утра. Правда, после Великой Победы Иосиф Виссарионович вынужден был вновь "заменить" собой девушку и появился в тексте в несколько измененной четвертой строфе, с авторством Аграняна, где пелось о том, во что верили, о чем мечтали, ради чего шли в бой:

Над Москвою знамена славы,
Торжествует Победу народ.
Здравствуй город Великой Державы,
Где любимый наш Сталин живет...
Будем вечно тобою гордиться,
Будет жить твоя слава в веках,
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!

Песня в такой редакции Победы и со Сталиным была в исполнении знаменитой оперной певицы Вероники Борисенко записана в 1947 г. на пластинку. Сам С. Агранян в 1949 г. скончался. Ну, а после 1956 года с "подачи" Хрущева, естественно, "Моя Москва" стала исполняться уже без четвёртой строфы со Сталиным, выброшенной из текста. Каковой и оставалась до 1995 г., официально став Гимном столицы.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".