РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 394 >> Общество
 

Владимир КНЯЗЕВ
Возвращают фабрикантов, "вычеркивают" рабочих
На родине первого в России Совета погас вечный огонь революционной славы

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4505



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

"Самим укладом своей пролетарской жизни Иваново-Вознесенск отличается от всех других городов России. Классовая рознь бьет здесь в глаза как нигде: роскошь - и тут же буквально рядом ужасающая нищета; на главной улице дворцы капиталистов, асфальт, освещение, быстро мчащиеся рысаки, богатые магазины, а заверни за угол - лачуги, жалкие лавчонки, грязь, редкие керосиновые фонари, плохо одетые, изможденные люди...". Так описал город Николай Подвойский, один из руководителей стачки ивановских текстильщиков в 1905 году.

История сохранила массу документов о том, что ивановские текстильщики работали тогда по 11-14 часов в сутки, жили в казармах, имели мизерную заработную плату, непомерные штрафы при ужасающих условиях труда, повальном туберкулезе. Это и вынудило их в один из майских дней 1905 года остановить все фабрики и выйти на улицы. Вспыхнула всеобщая стачка.

На митинге огласили требования к фабрикантам: 8-часовой рабочий день, минимальная зарплата - 20 рублей в месяц, полная оплата за время болезни, пенсия потерявшим трудоспособность, уничтожение штрафов, ликвидация фабричной полиции и тюрем при предприятиях, свобода слова, печати, стачек. После нескольких митинговых дней бастующие рабочие переместились на берег речки Талка. Именно здесь был создан первый в России общегородской Совет рабочих депутатов. В него вошел 151 человек, в том числе 25 женщин. На них товарищи возложили руководство забастовкой и отстаивание предъявленных требований на переговорах с фабрикантами. Председателем Совета стал гравер и рабочий поэт Авенир Ноздрин.

Стачка иваново-вознесенских рабочих продолжалась 72 дня. И была прекращена лишь после того, как город наводнили войска. Столько же просуществовал и первый общегородской рабочий Совет. Хотя экономические уступки капиталистов были незначительными, события тех дней впервые показали силу сплоченности и единства рабочих. Созданный ими Совет стал путеводной звездой к революции 1917 года, прообразом Советской власти.

Наследники красных ткачей свято хранили память о событиях 1905 года. На берегу Талки был открыт мемориальный комплекс и зажжен Вечный огонь. На центральной площади Иванова, где погибли первые участники стачки, установлен памятник в виде поднимающихся с колен бронзовых знаменосцев. Выстроили музей Первого Совета. Это имя присвоили и Ивановскому государственному университету.

...Прошли годы. Сегодня все так же тихо течет речка Талка. По-прежнему шумит лес, где собирались депутаты первого Совета. Но все меньше в городе символов, напоминающих о событиях 1905 года. Постсоветская власть пытается искусственно вычеркнуть из памяти людей эту страницу истории. Изменили герб города, убрав факел - символ первой русской революции. На глазах хиреет и разрушается мемориал на Талке. Погас много лет горевший здесь "вечный огонь". Давно закрыты двери музея Первого Совета. Теперь в этом здании совсем другой музей - бывшего фабриканта Дмитрия Бурылина. Да и новому поколению студентов госуниверситета стараются не напоминать сегодня о том, что когда-то вуз носил имя Первого Совета. Новые хозяева жизни нагло вымарывают неудобное для них историческое прошлое. Тихо стерли имя Ленина с фасада энергоуниверситета, а имя Фрунзе - с текстильной академии. В "новейшей истории Иванова" нет даже упоминания о 72-дневной стачке 1905 года и создании первого в России общегородского Совета рабочих депутатов. Предали забвению первых депутатов - Семена Балашова и Федора Самойлова, а заодно и основателя Иваново-Вознесенской губернии Михаила Фрунзе, Крупскую с Дзержинским, чьи имена носили предприятия. Лишь массовое возмущение ивановцев заставило местную власть повременить с переименованием исторической площади Революции - в Георгиевскую.

Зато в Иванове появился символ тех далеких времен "в духе времени" - памятник фабриканту Якову Гарелину. Через сто с лишним лет персонажи 1905 года вновь оказались лицом к лицу. И если первые стачечники изображены скульптором в позе поднимающихся с колен босых рабочих, то Гарелин - в костюме-тройке и мокасинах. Правда, молодые пары по традиции в день свадьбы несут цветы не толстосуму Гарелину, а босякам.

Думаю, имена бывших капиталистов воскрешают ради того, чтобы обелить тех, кто за последние 20 лет за бесценок скупил фабрики, заводы, пароходы, детские садики и школы и сегодня набивает мошну за счет дешевой рабочей силы. Ведь каждый видит: малая часть горожан богатеет, а другая - большая - ведет унизительное для человека существование.

Предают забвению не только героев 1905 года, но и недавних современников, прославивших область ударным трудом. На месте Доски почета лучшим людям города и области теперь красуется торговый центр. Молодым людям уже ни о чем не говорят имена ткачих-стахановок Дуси и Марии Виноградовых, знаменитого новатора-станкостроителя Владимира Кабаидзе, Героев социалистического труда Зои Пуховой и Валентины Голубевой.

Прежние герои забыты, новые не появились. Да и как появиться, если большая часть фабрик, в том числе такие гиганты, как Камвольный и Меланжевый комбинаты, обанкрочена и превращена в торгово-развлекательные центры, банки, разные конторы. Едва влачат утлое существование машиностроительные заводы. Сегодня ивановский рабочий класс поредел настолько, что ткачих, прях, фрезеровщиков, токарей, слесарей осталось меньше, чем чиновников и разного рода охранников. За последние годы численность населения города Иваново уменьшилась на 73 тысячи человек, а области - на 230 тысяч.

Некогда процветающая область, поставлявшая стране не только ситцы, но и современные обрабатывающие станки и уникальные приборы, превратилась в торгаша-потребителя. На этом поприще приветствуется не ударный труд, а умение подороже продать. Только вот продавать-то вчерашним ткачихам особо нечего. Торгуют все больше заморским барахлом.

Даже в продовольственных магазинах товары, в основном, завозные. Ведь своего зерна область выращивает всего одну пятую часть от потребности. Значительно упало по сравнению с советским периодом производство молока и мяса, а потому мясокомбинат и маргариновый завод обанкротились, некоторые молокозаводы в области и вовсе остановлены. Так что царящее на прилавках изобилие весьма обманчиво. Да и цены на самые ходовые продукты растут пугающими темпами.

Областная власть много говорит о том, как она печется о возрождении экономики. Но видимого продвижения вперед нет. И тогда власть переключается на различные культурно-массовые пиар-акции вроде кино и музыкальных фестивалей, демонстраций модной одежды. Под фанфары открыли яхт-клуб для богатых, горнолыжный комплекс. С купеческим размахом и рекламным треском выкупали у частной зарубежной хранительницы архив кинорежиссера Андрея Тарковского за миллион триста тысяч фунтов стерлингов. Всё пируют во время чумы.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".