РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 392 >> Первая полоса
 

Мы будем в первых рядах сопротивления
Интервью с лидером Сирийской коммунистической партии тов. Аммаром Багдашем

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?4463



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Председатель идеологической комиссии ЦК РКРП-КПСС И.Ферберов: Мы, коммунисты в России, обеспокоены теми трагическими событиями, которые происходят сейчас в Сирии, и нам очень важно получить информацию и марксистский анализ этих событий из первых уст. Люди, бывавшие в Сирии, характеризовали ситуацию в этой стране как совершенно спокойную, а страну - как светскую, многоконфессиональную. И вот вдруг это произошло. Мы понимаем, что во многом нынешние события вызваны внешними силами. Но как вы объясните выбор момента, почему именно сейчас?

А.Б.: Тут вопрос перехода количества в качество. Нельзя понять, что происходит на Ближнем Востоке, без анализа истоков империалистической политики, как они были сформулированы во время и после обрушения Советского Союза. В конце 80-х - начале 90-х годов один из самых умных представителей мирового империализма так охарактеризовал интересы США. Он сказал, что страны, находящиеся в дуге от Центральной Азии до Сомали, представляют национальный интерес для США. Он сказал, что в этой "дуге интересов" существует напряжение, а чтобы его снять, нужно расколоть эти страны по признаку конфессии, национальности или племени (я утрирую). То есть раздробить эти страны, чтобы обеспечить империалистические интересы США. Отсюда Югославия, Сомали - теперь существуют три Сомали, расколотый Афганистан. Самый последний случай - Судан. Раскололи Судан на Северный и Южный. Такова общая стратегия империализма.

Второй фактор - это план "великого нового Ближнего Востока". Первым ввёл такой термин Шимон Перес, известный сионист, нынешний президент Израиля. В соответствии с данным планом, необходимо провести перемены, чтобы сформировать "большой Ближний Восток", основанный на арабских деньгах. Большая куча денег, которые приводят в движение западные банки. Приманкой становится арабская дешёвая рабочая сила. Воды, которые выходят из Турции, - Евфрат, Тигр. И всё это под эгидой американского империализма через израильское управление. Не беря в расчёт такие планы, нельзя понять, что сейчас происходит на Ближнем Востоке.

А Сирия единственная отвергла план Великого Ближнего Востока. С самого начала поддержала сопротивление в Ираке американской оккупации. Без поддержки Сирии оно не было бы таким эффективным. Американцам было нанесено самое большое поражение со времён вьетнамской войны именно иракским национальным сопротивлением. Сирия поддержала ливанский народ, особенно движение под руководством Хезболла, с которым связано первое серьёзное поражение Израиля в 2006 году. Сирия поддерживает постоянно справедливую борьбу палестинского народа. Аргументов для натовской агрессии достаточно.

И. Ф.: Мы понимаем роль внешних сил в событиях. Но ведь существуют и какие-то внутренние причины?

А.Б.: Несомненно. Заговоры против Сирии существовали всегда. Но чтобы заговоры нашли питательную почву, надо было её создать. Создала её неолиберальная экономическая политика, против которой мы, коммунисты, сразу выступили не только как защитники интересов трудящихся, но и как истинные патриоты. Мы с самого начала предупредили, что эта политика подорвёт в немалой степени возможности сопротивления американским и сионистским планам. В результате такой политики усилилась поляризация общества. Ухудшилось положение крестьянства. Многие крестьяне перебрались в пригороды больших городов, где они образовали горючую, питательную среду для подрывной работы реакционных сил. Поэтому мы с самого начала предупреждали, что неолиберальная политика может при-вести к социально-политическому кризису. Если бы мы исходили только из внутреннего положения страны, мы бы находились в оппозиции. А почему мы не в оппозиции?

В серьезном политическом вопросе всегда надо видеть основное звено. Это марксизм, марксистская методология. Кто сейчас основной враг? Американский империализм. Всё, что делается в урон американскому империализму, идёт нам на пользу. Это раз. Второе. Можно успешно бороться за социальные права трудящихся только в независимой стране. А если страна находится под иностранным протекторатом, то понадобится уже не лозунг улучшения социального положения трудящихся, а лозунг национального освобождения, что станет большим шагом назад. А третье - наши традиции коммунистов. Я думаю, никто не сможет упрекнуть Иосифа Виссарионовича Сталина в том, что он не ортодоксальный марксист. А он в 1928 году сказал, что король Афганистана - а ведь это даже не буржуазия, а феодализм, - что король Афганистана намного прогрессивнее, чем лейбористское правительство Рамсея в Великобритании. Почему он это сказал? Потому что исходил из вопроса борьбы против империализма. И правильно, король был объективно антиимпериалист. А так называемый рабочий деятель Рамсей Макдональд проводил империалистическую линию.

Что для нас основное звено классовой позиции? Пойдёт ли этот шаг на пользу победе социализма в моей стране и во всём мире. Если у сирийского режима объективные противоречия с империализмом, что я буду делать? Поддерживать этот режим в борьбе с империализмом, но в то же время, как коммунист, буду защищать права трудящихся, права рабочего класса, права трудового крестьянства, права средних слоёв, иначе я уже не коммунист. Это диалектика.

И.Ф. Коминтерн в своё время определил фашизм как открытую террористическую диктатуру наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала, особую форму классового господства буржуазии. По-вашему, насколько сегодняшняя внешняя политика империализма США и Израиля подходит под это определение?

А.Б.: Когда-то Гэс Холл, председатель коммунистической партии США, когда пришла к власти администрация Рейгана, высказал очень мудрую мысль. Он сказал: режим в США не фашистский, но правящее руководство, верхушка сейчас - фашистские. Поскольку, знаете, империализм совершает зверства и не будучи фашистским. Когда в Алжире 8 мая 1945 г., в день победы над фашизмом, французы перебили 70 тысяч алжирцев. Когда в Индии при подавлении восстания сипаев привязывали к пушкам и разрывали выстрелом - это не фашисты творили, а британские колонизаторы. Поэтому сказать, что перед нами империалист, - достаточно. А фашизм мы оставим для будущего.

Вы правильно и точно сформулировали димитровское определение фашизма на VII съезде Коминтерна. Но, как нас учили и как история подтвердила, когда используется фашизм? Когда есть большой кризис социально-экономический. Сперва пытаются его лечить социал-демократами, то есть аспирином. Если аспирин не помогает, тогда уже в ход идёт грубая дубинка фашизма. К сожалению, сейчас позиции рабочего движения не такие сильные, так что для него и аспирина хватает.

Во Франции избрали Олланда - и вместо того, чтобы говорить о классовой борьбе, о безработице и так далее, сейчас бурно обсуждают однополые браки. Власть имущие очень умеют этими делами пользоваться. Когда возникает кризисная ситуация, начинают кричать, что надо где-то какой-то цветок сохранить, господам гомосексуалистам дать побольше прав и т.д. К сожалению, это тоже переходит на левое движение.

При кризисных ситуациях буржуазия легко идёт на смену правительств. Во Францию привезли социал-демократа Олланда. Заметьте, что социал-демократы во Франции всегда очень агрессивны во внешней политике. Например, когда шла алжирская война, знаете, кто занимал пост министра по делам заморских территорий? Франсуа Миттеран, социалист, который потом стал президентом Франции. Когда была тройственная агрессия против Египта, правительство Франции возглавлял Ги Молле, тоже социал-демократ. Эти социал-демократы более наглые и агрессивные проводники империалистической политики, чем даже классические империалисты. Потому что они прикрываются ширмой левых.

И.Ф. Получается, что сего-дня мы можем наблюдать вполне демократические государства и демократические общественные отношения внутри развитых капиталистических стран на фоне откровенно фашистских методов, применяемых ими вовне.

А.Б.: Да, кровавые, тоталитарные, можно сказать, империалистические методы. А насчёт внутренней демократии ещё Энгельс сказал, самый дешёвый способ применения буржуазной диктатуры - это буржуазная демократия. Требуется меньше полиции, меньше тюрем, дают возможность выговориться. Ну, и что с того? "Вы говорите, что хотите, а мы будем делать, что хотим". Это и есть принцип буржуазной демократии.

И.Ф. Существует большой разброс мнений, в том числе и в коммунистическом движении. Целый ряд партий высказывается в том духе, что в сирийском конфликте виноваты обе стороны, что надо искать приемлемый компромисс. Прокомментируйте, какие явления в коммунистическом движении отражает разница позиций в этом вопросе.

А.Б.: Когда проходило XIII международное совещание коммунистических и рабочих партий в Афинах, 65 партий из 79 присутствующих подписали декларацию в поддержку борьбы сирийского народа против империализма. В Бейруте подписали 44 из 59 партий. Давайте посмотрим, кто не подписал. Французская компартия, выступающая против сирийского правительства, поскольку для неё понятие формальной буржуазной демократии важнее, чем понятие антиимпериалистической политики. Сейчас эти господа выхолащивают коммунизм, создавая альтернативу коммунистическому движению - так называемое левое движение. В Европе проводники такой политики - французская и итальянская компартии, Die Linke - левые в Германии, шведская левая партия. Сперва говорили: Сталин и социализм несовместимы. Потом, подготовив почву, заявили: не только Сталин, но и вообще наша теория не подходит, цели у неё, может, и хорошие, а вот средства никуда, поскольку мы признаём насилие. А нам насилие не нужно. Финалом служит перерождение и развал компартий. Такая "левая альтернатива" характерна не только для Европы. Этот рецепт используется во всех концах света. Это и у нас пытаются продвинуть некоторые коммунистические партии, не буду их называть. А кто сопротивляется гибельной политической тенденции в нашем регионе, так это наша сирийская коммунистическая партия, компартия Палестины, алжирская партия во имя социализма и демократии. Тем, кто потерял свой классовый компас, конечно, не понять, почему мы поддерживаем сирийский режим. Потому что для них частности важнее конечной цели. Можно вспомнить дедушку Бернштейна, сказавшего "движение - всё, а конечная цель - ничто".

И.Ф. Извините за прямой, возможно, тяжёлый вопрос. Ситуация в Сирии очень сложная. Каков ваш прогноз, сумеет ли выстоять нынешнее правительство Сирии против атак внешней и внутренней реакции. И на чьей стороне народ Сирии?

А.Б.: Вы знаете - выстоим. Это не только наше мнение, это и мнение натовцев. Полтора месяца назад НАТО провело совещание с участием представителей генеральных штабов Турции, Франции и Италии. Они сказали, что Сирия - это не Ливия, и сирийская армия - это очень сильная армия. В случае прямой агрессии там будут потери. Поэтому там выпустили такую резолюцию, что сапог натовского солдата не вступит на территорию Сирии. Не из любви к Сирии, конечно, а учитывая последствия Ирака и Афганистана. У американцев то же самое. Слишком накладно для них получается. В Ираке деньги затрачены большие, а результат - ноль. А склад мышления американского бизнеса известный: "Куда я угробил деньги?" Если брать методологически, то бесспорно, что агрессивные тенденции империализма уси- ливаются. Но материальная база этих агрессивных устремлений сужается. Поскольку структурный кризис продолжается. В Мали побегать за туарегами ещё можно, а широкомасштабная агрессия - это дорого.

И.Ф. Но руками Турции-то агрессия совершается.

А.Б.: Это не натовцы подталкивают, а саудовцы и катарцы. Им нужно смести сирийский режим во что бы то ни стало. Иначе под ними зашатаются троны. Они слишком уже много поставили на карту. Они науськивают турок.

Подрывная работа против Сирии прошла три этапа. Первый - когда думали повторить египетско-тунисский сценарий. То есть провести массовые демонстрации - и режим падёт. Но была существенная разница: там режимы проимпериалистические, а у нас антиимпериалистический. И у них не получилось. Два основных центра Сирии, Дамаск и Алеппо, не пошли на альянс с контрреволюционными силами. Мы сыграли там очень заметную роль, имея сильные партийные организации, да и не мы одни.

Не смогли реакционеры, а потому перешли к другому этапу. Это террор. Террор трёх типов. Первое - индивидуальный выборочный террор. То есть стреляли учёных, преподавателей университетов и кадровых военных. Например, устроили засаду, в которой погибли 7 из наших лучших лётчиков-истребителей. Выгодно такое убийство, прежде всего, Израилю. Второе - хаотичные взрывы. Там, где много людей, - рынок, больница, школа. Чтобы напугать население и, может быть, вызвать межконфессиональные трения. Третий вид террора - экономический. Взрывы на железных дорогах, поджоги заводов, взрывы государственных магазинов.

Мы, коммунисты, должны говорить только правду. Так вот, если бы у мятежников не было определённой массовой базы, то при любой внешней поддержке они бы не удержались. Хотя и без внешней поддержки не просуществовали бы и двух недель. Каждому платят по 2 тысячи сирийских фунтов, что хорошо для безработного - 350 долларов в день за беготню с автоматом. Плюс специалисты и наёмники. Уже доказано - наёмники от Пакистана до Австралии включительно.

Но надо в то же время понимать, что одной сирийской армии не хватило бы, чтобы 22 месяца противостоять мятежникам. Тут нужна очень большая массовая поддержка, и она есть. Я говорю не лозунгами, я оцениваю реальность. И у сирийского правительства большая массовая поддержка, и у мятежников определённая массовая поддержка. У мятежников она в тех отсталых районах, где не уделялось внимания ни экономическому, ни социальному, ни общему развитию. Поэтому там 1 мулла сильнее 10 агитаторов.

И.Ф. Общеизвестно, что коммунистическая партия Ирака приветствовала свержение империалистическими силами диктатуры Саддама Хусейна. Сегодня благодаря этому свержению она вышла из подполья, имеет возможность участвовать в выборах. Как вы относитесь к гипотетической возможности установления более демократического порядка в Сирии через внешнее вмешательство? Проще говоря, что станет делать компартия Сирии в случае внешней агрессии?

А.Б.: В феврале или марте 2003 года, перед началом агрессии против Ирака, к нам приезжали двое членов ЦК компартии Ирака. И говорят: "По поручению ЦК и нашего секретаря, хотим узнать позицию братских партий на случай агрессии". Я им сказал: слушайте, товарищи, мне Саддам Хусейн противен. Он диктатор, кровавый диктатор. Но есть понятие родины. Давайте возьмём исторические примеры. В 1927 году Чан Кайши проводил террор против коммунистов. Он их в топках паровозных сжигал. И всё равно, когда началась агрессия милитаристской Японии против Китая, коммунисты пошли на союз с Чан Кайши против внешней агрессии. Другой пример. Греция до нападения Муссолини и Гитлера в 1941 году. Там было правительство фашистское. Но когда произошла внешняя агрессия, греческие коммунисты встали в первых рядах на защиту Греции. А секретарь ЦК КПГ попал сразу из греческой тюрьмы в Дахау. Но зато сейчас никто не может сказать греческим товарищам, что они - антинациональные силы. Они кровью доказали, что они в авангарде защитников Родины. Поэтому, если произойдет агрессия, то мы, коммунисты, должны первыми встать на защиту Родины. Мои собеседники мне сказали, что иракские товарищи меня не поймут. И когда началась агрессия американцев, иракская компартия нисколько не сопротивлялась. Потом вошла в национальный переходный совет. То есть официальная иракская компартия так себя опозорила, что уже трудно убедить иракского патриота, что она за народ. А ведь у неё очень славное прошлое. Сотни погибших борцов. Но такого рода партии - они со времён перестройки стали все такие "демократичные", такие "перестраиваемые", и вот результат. Что касается нас, то при военной агрессии мы будем в первых рядах сопротивления. Демократия и социальный прогресс не могут быть осуществимы под иностранной оккупацией.

И.Ф. Ваша позиция ясна, и мы с ней солидарны. Но я предвижу возражения, которые выскажут некоторые люди, относящие себя к коммунистам, но не овладевшие диалектическим мышлением. Они напомнят Первую мировую войну и позицию Ленина. Если помните, эта позиция заключалась в пожелании поражения правительству собственной страны и превращения империалистической войны в гражданскую.

А.Б.: Я с Лениным согласен, и американские коммунисты сейчас должны выдвигать такой лозунг. Я помню свои уроки научного коммунизма в Плехановском институте. Наш профессор спрашивал нас: как по ленинскому определению, Первая мировая война была справедливой или несправедливой? Кричат: "Несправедливая". Я говорю: для всех участников несправедливая, кроме Сербии. Сербия защищала свою национальную независимость от Австро-Венгрии. Потом профессор спрашивает: а Вторая мировая война - справедливая или несправедливая? Все кричат: "Справедливая". Я говорю - нет, с 1 сентября 1939-го по 22 июня 1941-го она была несправедливой, империалистической. А как Советский Союз вступил, она уже стала справедливой. Профессор на меня смотрит и говорит: вот среди вас единственный марксист сидит. Поэтому, если брать исторические аналоги, то мы будем как Сербия, то есть для нас это будет справедливая война.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".