РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 364 >> Первая полоса
 

Т. Викторов
Дезинсектор Миронов
Ай, да Серега! Ай, да путин сын!

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?3803



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

События, происходившие в этом году в партии "Справедливая Россия", а ещё больше - с её лидером Сергеем Мироновым, вызвали массу комментариев и оценок политологов и политиков разной части политического спектра РФ. Все вроде бы отмечают безусловное ослабление справедливороссов, потерю "эсэрами" административного ресурса, смятение в рядах партии и даже бегство какой-то части руководства и так далее. Кое-кто даже предсказывает возможность непрохождения СР в Государственную Думу: мол, получит партия на выборах где-нибудь 6,5%, отоварят Миронова и Левичева двумя мандатами - и на этом проект будет закрыт. Другие политологи считают, что партия всё-таки преодолеет семипроцентный барьер, но с результатами, значительно ниже предыдущих. По-разному оцениваются причины такого спада в деятельности социалистов XXI века, но большинство всё же сходится во мнении, что "вторая партия власти" не состоялась, проект оказался неудачным.

То, что создание "Справедливой России" было проектом Кремля, сомневаться не приходится. А вот в том, что проект совсем уж не удался, в этом позволим себе с большинством политологов не согласиться. Предлагаем вспомнить некоторые события и вместе порассуждать на эту тему.

В чём состоял основной замысел при создании СР? Основная задумка состояла в движении политической системы России к двух- или к трех- (трех с половиной) -партийной системе по образцу США и большинства других развитых капиталистических стран. При этом СР, по мнению провластных политологов, должна была отбирать голоса, прежде всего, у КПРФ. А на самом деле, получилось так, что мироновцы в основном занялись критикой партии власти и по факту больше оттягивали голоса от неё. Мол, именно поэтому проект и закрывают, и никаких перспектив у "Справедливой России" нет.

Интересно заметить, что больше всех о кризисе в "Справедливой России" говорят и пишут члены руководства КПРФ. И наоборот, лидер справедливороссов Миронов прямо-таки раскрывает объятия и предлагает Зюганову объединить усилия, сложить возможности и чуть ли не двигаться в сторону слияния партий.

В передаче "Поединок" у Владимира Соловьёва 29 сентября 2011 г. Сергей Миронов только и делал, что предлагал Зюганову объединить усилия на выборах и совместно противостоять монополии единороссов. Геннадий Андреевич довольно умело иронизировал над Мироновым, припоминая ему прошлые "заслуги" перед партией власти и прегрешения перед народом, вроде голосования за пресловутый закон о монетизации, и, в конечном итоге, вполне закономерно одержал победу в зрительском голосовании с двукратным перевесом.

И вот на этом месте следует остановить наше внимание. Сегодня наиболее популярной политической является передача "Исторический процесс", идущая на этом же канале "Россия" в то же время, только в другой день, то есть работающая на эту же аудиторию. В этой передаче советские социалистические ценности отстаивает Сергей Кургинян, а рыночно-либеральную антисоветскую линию обосновывает Николай Сванидзе. Так вот, перевес советско-настроенных граждан в этой передаче, как правило, достигает десятикратного размера. А в поединке Зюганов - Миронов мы наблюдаем только двукратный перевес. Конечно, можно сделать поправку на ораторское искусство и образность речей Сергея Еврандовича Кургиняна (всё же режиссёр театра "На досках"), но, наверное, дело не только в этом. Суть в том, что в силу целого ряда событий Миронов всё-таки сумел позиционировать себя и оппозиционером, и социалистом среди довольно широких масс граждан. То есть различие между "Справедливой Россией" и КПРФ, которое отражается в общественном сознании, не так уж велико, и более того - берёмся утверждать, что этот разрыв сокращается.

Кстати, математический анализ результатов выборов 2007 г. в Государственную Думу и последующих региональных выборов показывает, что по отношению к "Единой России" показатели абсолютно всех партий, участвовавших в выборах 2007 г. (ЛДПР, КПРФ, "Справедливая Россия", Аграрная партия, "Патриоты России, "Яблоко", СПС), имеют ярко выраженные отрицательные корреляции (от - 0,61 до - 0,36), при этом между собой эти партии связаны небольшими, но положительными корреляциями, причём самая высокая корреляция у КПРФ была именно со "Справедливой Россией" (+0,3), (которая к тому моменту и существовала-то едва ли два года). Этот показатель говорил о том, что несмотря на все заявления лидеров КПРФ об их принципиальном отличии от справедливороссов, отражение образов этих партий в общественном сознании было весьма близко или, по крайней мере, оставляло открытой дорогу к этому сближению, что и подтверждают результаты последующих региональных выборов.

Поскольку в современной политической жизни России мы наблюдаем всё большее регулирование процессов со стороны власти и всё меньшее их соответствие реальным процессам и настроениям, происходящим в жизни общества, то стоит обратить внимание на соответствующие действия властей по манипуляции субъектами на политическом поле и, соответственно этому, переформатированию общественного сознания.

Здесь уместно вспомнить и привести некоторые выдержки из книги "От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным" (изд. "Вагриус", 2000 г.) Это беседы с Путиным и о Путине. В главе "Партия с тараканами" Путин высказывает своё видение будущего Компартии РФ. При этом выражается весьма цинично, но прямо и понятно как о перспективах партии, так и о позициях её лидеров:

... Сотрудничество с коммунистами в нашей Думе было всегда. Ни один закон не проходил без поддержки коммунистов. И никакого сговора, если уж мы говорим серьезно, не было. Мне представляется, что в отношениях с коммунистами есть два пути. У них есть все шансы стать современной парламентской партией в европейском смысле этого слова. У нас есть очень много партий, групп, группировок, объединений без всякой социальной базы. И есть коммунисты - единственная крупная, действительно большая партия с социальной базой, но с идеологическими "тараканами".

- Назовите "тараканов" поименно.

- Например, требование конфискации и национализации.

- Этого не будет?

- Вот этого точно не будет. Коммунисты либо изменят свои программные установки, и тогда они станут крупной левой партией, повторяю, европейского типа, или они не смогут этого сделать и тогда потеряют свою социальную базу по мере ее естественного убывания и постепенно будут сходить с политической сцены.

- Сами-то они вряд ли так считают.

- Лидеры все это понимают. Как ни покажется неожиданным. И они готовятся, на мой взгляд, к тому, чтобы видоизмениться. Не могут этого сделать сегодня, боятся, что их электорат это воспримет как предательство. А ведь тут достаточно важно не упустить момент - когда, в какой степени и сколько им нужно менять в себе.

Именно этот процесс - избавления своей партии руководством КПРФ от этих "идеологических тараканов" мы и наблюдаем на протяжении последних десяти лет. (Напомним, что книга была опубликована в марте 2000 г.) Всё начиналось с известного исчерпания лимита на революцию и продолжалось через заявление Г. Зюганова о том, что он - ответственный политик и не может допустить столкновений и обострений, грозящих выходом на то, что может называться "гражданской войной". Так было в октябре 1993 г., когда Зюганов призывал своих сторонников к спокойствию и невыходу на улицы в то время, когда Гайдар делал обратное. Так было в 1998 г., когда после дефолта Зюганов поддержал правительство Примакова и помог сбить волну народных протестов. Так продолжалось и во время правления Путина.

Заметим, что Путин - как представитель спецслужб - гораздо больше внимания во внутренней политике уделяет спецоперациям и кадровым интригам. Весьма примечательны в этом отношении его высказывания на ранних этапах президентства, взятые из этой же упомянутой нами книги. Например, о роли монархии, что мы, естественно, как-то соотносим и распространяем на его представление о роли президента:

Путин: А вообще Россия с самого начала создавалась как суперцентрализованное государство. Это заложено в ее генетическом коде, в традициях, в менталитете людей.

Корр.: Если уж вы так исторически подходите к вопросам, то в традициях России заложена и монархия. Что же теперь, восстанавливать?

Путин: Я думаю, это маловероятно. Но в целом... в определенные периоды времени... в определенном месте... при определенных условиях... монархия играла и играет до сих пор положительную роль. В Испании, допустим. Я думаю, что монархия сыграла там решающую роль в отходе страны от деспотии, от тоталитаризма. Монархия была очевидно стабилизирующим фактором. Монарху не нужно думать, изберут его или нет, мелко конъюнктурить, как-то воздействовать на электорат. Он может думать о судьбах своего народа и не отвлекаться на мелочи.

Корр.: А обо всем остальном подумает премьер-министр.

Путин: Да, правительство.

Корр.: Но в России это невозможно.

Путин: Вы знаете, нам многое кажется невозможным и неосуществимым, а потом - бах!

Впрочем, сегодня к таким бабаханиям россияне стали уже привыкать.

Кстати, говоря о вопросах практической политики, в этой же книге Владимир Путин раскрыл себя как жесткий прагматик. Например, во время выборной кампании Анатолия Собчака именно Путин, по его же собственному признанию, нашел самый эффективный способ круговой поруки команды мэра: "В процессе предвыборной борьбы я был инициатором заявления, в котором все чиновники мэрии подтвердили, что в случае поражения Собчака они покинут Смольный. Было очень важно высказать консолидированное мнение, чтобы все люди, которые работали с Анатолием Александровичем, с его администрацией, поняли, что его проигрыш - это крушение и для них. Хороший стимул, чтобы все включились в борьбу". Поэтому не надо сегодня удивляться, что чиновники всех уровней так безоглядно на законы и моральные соображения борются на выборах за показатели "Единой России".

При этом надо отдать должное Путину в том, что он использовал не только методы повязывания круговой порукой, но и умело применял методы выдвижения отвлекающих и ложных целей. Так, в этой же книге он раскрывает тайну создания накануне выборов 1999 г. движения "Отечество - Вся Россия": "До выборов оставалось ничтожно мало времени. Борису Николаевичу надо было принимать решение. Ведь те же губернаторы прекрасно чувствовали, что все зависло, а им надо было определяться. Почему тогда же было создано ОВР, если честно? Потому что для губернаторов не было другой альтернативы. А альтернатива должна быть".

Вот такой же альтернативой для простого народа в виде левой оппозиционной политической партии социалистической ориентации выступила в 2006 г. "Справедливая Россия" во главе с верным личным другом Путина, Сергеем Мироновым. Сегодняшние рассуждения политологов о том, выполнил ли сержант Серёга задачу отбора голосов у КПРФ, либо, в нарушение договорённостей, переключился на войну с "Единой Россией", особого значения не имеет. О существовавших договорённостях в такого рода делах мы чаще всего никогда не узнаём (помните, как Горбачёв после августа 1991 г. сгоряча заявил, что о том, что было на самом деле, он никогда не расскажет). Поэтому мы судим о процессе по наблюдаемым результатам. Если у Сергея Миронова была задача не только (а может быть - не столько) потеснить КПРФ на левом фланге, сколько помочь ей исполнить пожелание Владимира Путина - избавиться от идеологических тараканов, то он с этой задачей более чем успешно справился. Самим фактом своего существования он не просто потеснил КПРФ в общественном сознании, но и заставил Зюганова ускорить в правую сторону дрейф настолько, что сегодня говорить о КПРФ как о действительно оппозиционной партии уже не приходится. Действительно, в списках кандидатов от КПРФ на выборах в Госдуму 2011 г. мы обнаруживаем и личного друга Путина, генерал-полковника ФСБ Виктора Черкесова, и губернатора Хакассии генерала Лебедя-младшего (бывшего члена "Единой России"), и красного режиссёра Владимира Бортко, который клянётся в любви к Путину, и прочих важных политических персон, за исключением ортодоксальных элементов, относящих себя к непримиримой оппозиции, а по классификации путинцев - к экстремистам.

Заметим, что в списке КПРФ нет ни одного представителя из числа организаторов борьбы рабочего класса и классовых профсоюзов. Зато они появились в списке "Справедливой России": Алексей Этманов, представитель завода Форд, и Петр Золотарев, профсоюз "Единство" АвтоВАЗа. Этим ходом Миронов ещё раз как бы упредил Зюганова и показал, что пропагандируемый им новый социализм XXI века, в отличие от старого номенклатурно-элитного, связан со "Справедливой Россией".

У нас нет сомнения, что и СР, и КПРФ, успешно вписавшись в путинские технологии, примут участие в идеологическо-пропагандистском обеспечении операции "Рокировка", когда в тандеме президент-премьер произойдёт обмен должностными креслами, что, в общем-то, тоже не представляет из себя ноу-хау, поскольку было заложено в систему ещё Борисом Ельциным, о чём Путин всё в той же книге рассказывает следующими словами: "... В разговоре со мной он не произносил слова "преемник". Ельцин говорил о "премьере с перспективой", что если все пойдет нормально, то он считал бы это возможным".

Потом Путин комментировал эти высказывания для журналистов так: "Раз президент сказал, то я так и сделаю".

Таким образом, подводя итог нашему анализу, можно сказать, что главным, обеспечивающим стабильность системе элементом является существенная подвижка КПРФ вправо, которая фактически позволяет сказать, что реальной оппозиции в легитимном политическом поле России у партии власти нет. И в этом, несомненно, большая заслуга Сергея Миронова. В работе по изживанию "политических тараканов" в программных ценностях КПРФ, к которым власти относят курс на революцию, развитие классовой борьбы, требование установления диктатуры пролетариата, национализацию всей собственности и земли и прочее, Сергей Миронов приложил немало труда. Ему по результатам содеянного можно смело присвоить звание политического дезинсектора.

В заключение можно громко сказать:

Ай, да Серёга!

Ай, да путин сын!

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".