РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 328 >> История
 

Молотов против Гитлера

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?3003



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Весна и лето 1940 г. прошли в военном отношении для Советского Союза достаточно спокойно. Военные действия Гитлер вел на Западе и Северо-Западе Европы, одна за другой капитулировали перед фашистской Германией Дания, Норвегия, Бельгия, Голландия, Люксембург, Франция.

Но к осени 1940 г. Гитлер предпринял ряд акций, осложнивших советско-германские отношения.

Германская сторона стала срывать сроки поставок важного оборудования, но настойчиво требовала увеличения советских поставок нефти, зерна, марганца.

22 сентября без предварительной информации СССР, как того требовали условия подписанного в Москве 23 августа Пакта, Германия заключила с Финляндией соглашение о транзите немецких войск в Норвегию через ее территорию. Причем часть войск осталась в Финляндии на хорошо подготовленных позициях у северных границ СССР. Кроме того, немцы стали поставлять финнам военное снаряжение.

27 сентября в Берлине был подписан "Тройственный пакт" между Германией, Японией и Италией как дальнейшее развитие "Антикоминтерновского".

12 октября немцы ввели свои "учебные части" в Румынию, якобы для борьбы с англичанами ("мы должны помешать распространению Англией войны на районы, которые считаем нашим жизненным пространством"), таким образом сосредоточив свои войска уже и на южных границах СССР. При этом, уверяя весь мир, что советское правительство было своевременно проинформировано. ТАСС пришлось выступить с опровержением, которое немцы постарались скрыть от прессы.

Оказывался активный нажим на Болгарию с целью сделать ее ближайшим союзником Германии и тоже ввести туда немецкие войска.

В таких негативно изменившихся политических условиях, несших уже вполне реальную военную угрозу СССР, чтобы прояснить дальнейшие намерения Гитлера и не допустить приближения германской агрессии к советским границам, по официальному приглашению Риббентропа на имя Сталина от 13 октября, в Берлин была отправлена Советская делегация, возглавляемая Председателем Совнаркома и министром иностранных дел В.М. Молотовым. В нее входили военные эксперты (первый зам. начальника Оперативного управления Генштаба генерал А.М. Василевский и состоявший для особо важных поручений при наркоме обороны С. К. Тимошенко генерал В.М. Злобин), работники МИДа, дипломатические эксперты, нарком черной металлургии И.Ф. Тевосян, зам. наркома авиации конструктор А.С. Яковлев.

В Берлине возлагали большие политические надежды на предстоящий визит и очень обстоятельно к нему готовились: польские военнопленные убирали улицы, приводились в порядок рекламы, магазины, появилось большое количество автомобилей. Продумывались изысканные условия размещения гостей, ритуалы приемов, готовились Красные флаги.

Спецпоезд вне расписания отбыл из Москвы вечером 9 ноября. В нем же ехал посол граф Шуленбург. В Берлин прибыли ранним утром 12 ноября на Антгальский вокзал, над которым развевался Красный Советский флаг. Моросил дождь. Все прилегающие к вокзалу улицы были забиты берлинцами, которых оттесняли полиция, отряды СС и СА. Встречающих возглавляли министр иностранных дел Риббентроп и генерал-фельдмаршал Кейтель. Прибывший поезд встретили барабанной дробью, зазвучал "Интернационал". Все окна на улицах были закрыты, толпы населения на тротуарах отсекались полицией. На здании Советского посольства, над гостиницей "Адлон", где предполагали расположить часть делегации, и над Дворцом "Бельвю", где остановилось советское руководство, были Красные флаги.

После завтрака советская делегация направилась в рейхсканцелярию, где состоялась официальная церемония приема, а затем кавалькада "Мерседесов", эскортируемая мотоциклистами, прибыла во дворец "Бельвю". В огромном Кабинете для приема высоких гостей В. Молотова, советского полпреда А. Шкварцева и двух переводчиков принял Гитлер, рядом с которым были Риббентроп и два переводчика с немецкой стороны.

Поскольку еще до приезда советской делегации фашистская дипломатия подготовила проект договора между Тройственным пактом и СССР сроком на 10 лет, где предусматривалось "политическое сотрудничество", "уважение к сферам влияния друг друга", а СССР предлагалось направить свои "территориальные устремления на Юг, к Индийскому океану", то сразу после приветствия фюрер начал свою речь именно в этом русле: попытался вовлечь советскую сторону в обсуждение вопроса о присоединении СССР к Пакту трех, совместном дальнейшем "разделе мира" (в частности Британских колоний, поскольку с Англией, дескать, в военном отношении все покончено), о переделе сфер влияния в Центральной Европе и Африке. Монолог фюрера длился около часа.

Молотов же, отвергнув эти политические инсинуации, потребовал конкретных ответов по политике Берлина в Центральной и Юго-Восточной Европе; целям Германии в Финляндии и Румынии; взглядам Германии на черноморские проливы; позиции по Болгарии, Югославии; политическому смыслу Тройственного пакта. Когда и куда будет направлена дальнейшая агрессия Германии? Почему все делается без консультаций с Советским Союзом, как записано в Договоре? Ответов не было...

Было дальнейшее развитие фантастического плана раздела мира. Молотов перебил, заметив, что не видит смысла обсуждать подобного рода комбинации. Гитлер не реагировал и все продолжал и продолжал излагать свои сумасбродные идеи. И никакой конкретики по поставленным советской стороной вопросам. Через 2,5 часа, очевидно посчитав, что для первого раза достаточно, он внезапно остановился и предложил перенести переговоры на следующий день, пожелав советским представителям хорошо провести время в Берлине. Первую встречу он рассматривал как предварительный зондаж, своего рода "психическую атаку" советской стороны, а центр тяжести переговоров намеревался перенести на день второй.

Как своеобразное развитие этой "атаки" чуть позднее фюрер дал обед. Были Геринг, Гиммлер, Геббельс, Риббентроп, Кейтель, Лей, множество немцев во фраках, смокингах, военных мундирах с орденами и медалями. Пили шампанское и не только (Гитлер - кофе), угощались, произносили тосты, жали руки, фотографировались. Молотов, в свою очередь, напомнил, что вечером в особняке посольства СССР на Унтер-ден-Линден будет большой официальный прием и пригласил Гитлера. Тот ответил, что постарается.

Прием состоялся в мраморном зале посольства. Был извлечен большой сервиз на 500 персон, хранившийся для особо торжественных случаев. Гитлер не явился, но присутствовали Геринг, Гесс, Риббентроп. Едва были произнесены первые тосты, как послышался рев сирен воздушной тревоги - к Берлину приближались английские самолеты. Прием был прерван, а поскольку в здании посольства не было убежища, немецкие гости отправились искать ближайшее. Советская же делегация возвратилась в замок "Бельвю", в подвалах которого было оборудовано комфортабельное бомбоубежище.

На следующий день, 13 ноября Молотов нанес визиты к рейхсмаршалу Герингу и заместителю Гитлера по НСДАП Гессу. У последнего поинтересовался есть ли Устав, Программа партии и притворно удивился, услышав, что нет.

А во второй половине в рейхсканцелярии состоялась вторая встреча с Гитлером, где тот уже намеревался взять своего политического "быка за рога". Переговоры шли 3 часа. Иногда принимали острый, взрывной характер, но не дали никаких результатов. Молотов "давил" конкретикой, требовал объяснений, вывода немецких войск из сопредельных с СССР государств.

Гитлер раздражался, сердился, ставил вопросы с ног на голову. Говорил Молотову, что Финляндия, Румыния - это "мелочный вопрос, можно уладить". " Давайте уладим - отвечал Молотов - выведем войска!"

Но Гитлер опять лукавил, хитрил, изворачивался, пытался вновь и вновь сесть "на конька" передела мира, раздела сфер влияния, выхода СССР в Индийский океан, Персидский залив, "нового мирового порядка" в Европе и Азии. Молотов возражал: "Нам не нужен выход в теплые проливы, нас интересует, почему срываются поставки немецкой стороной!" Тогда Гитлер заявил, что тема беседы исчерпана и, "не солоно хлебавши", поручил закончить переговоры Риббентропу.

Вечером Риббентроп давал брифинг в своей резиденции - роскошном отеле "Кайзерхоф" на Вильгельмштрассе в честь советской делегации. С немецкой стороны были Тодт, Лей. Попозировав для фоторепортеров, поприветствовав собравшихся, рейхсминистр принял театральную позу и произнес: "Господа, нам предстоят еще важные дела!"

Оставшись в узком кругу, Риббентроп достал из нагрудного кармана сложенную вчетверо бумажку и заявил, что, в соответствии с пожеланием фюрера, было бы целесообразно подвести итог переговоров. И в качестве "подведения" зачитал предложения германского правительства: все тот же проект Соглашения между Тройственным пактом и СССР с предложением СССР присоединиться, хвастливые заявления о неизбежном крахе Британии и что теперь, дескать, настало время подумать о дальнейшем переустройстве мира.

Молотов все это выслушал и заявил, что нет смысла возобновлять дискуссию на эту тему. Неожиданно опять завыл сигнал воздушной тревоги, наступило молчание. Где-то поблизости раздался глухой удар, в окнах кабинета задрожали стекла. Риббентроп предложил спуститься вниз, в его бункер. В подземном кабинете Молотов иронично заметил, что если с Англией, как утверждает немецкая сторона, все покончено, то чьи это самолеты и чьи это бомбы падают так близко, что мы слышим их даже здесь, в убежище? Риббентроп смутился и велел принести кофе.

Молотов вновь попросил разъяснить цель пребывания германских войск в Румынии и Финляндии. Риббентроп, не скрывая раздражения, ответил, что если Советское руководство продолжают интересовать такие "несущественные вопросы", то их следует обсудить по обычным дипломатическим каналам.

Снова воцарилось молчание, все вопросы были исчерпаны, но приходилось оставаться в бункере. Только глубокой ночью, после отбоя, советская делегация вернулась в отель "Вельвю".

Со зловещей холодностью закончил Риббенроп брифинг для журналистов, сообщив собравшимся, что советско-германские отношения успешно развиваются и будут дальше развиваться на страх врагам обоих государств. На следующий день немецкие газеты опубликовали краткое официальное коммюнике, что обмен мнениями протекал "в атмосфере взаимного доверия и установил взаимное понимание по всем важнейшим вопросам, интересующим СССР и Германию", что "сферы интересов Германии, Италии, Японии и Советского Союза согласованы".

14 ноября, в 11 часов советская делегация покинула Берлин. От помпезности и показной приветливости хозяев не осталось и следа: холодные проводы, сухой об-мен официальными фразами. Вся делегация вынесла от поездки общее впечатление, что СССР как никогда должен быть готов к отражению фашистской агрессии.

Оно оказалось верным: уже через месяц, 18 декабря Гитлер подписывает "план Барбаросса" со сроком готовности нанести удар по СССР 15 мая 1941 г.

Воспоминания участников и очевидцев обобщил
Г. Турецкий

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".