РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 324 >> История
 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ
Советско-финская война: причины и итоги

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?2905



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Советско-финский военный конфликт, начавшийся 30 ноября 1939 г., нельзя рассматривать вне контекста исторических событий, происходивших в Европе после Мюнхенского сговора и вторжения Германии в Польшу - 1 сентября 1939 г. началась вторая Мировая война.

Во все обостряющейся обстановке Советское руководство просто не могло не думать о состоянии своих границ, в том числе и на северо-западном направлении, поскольку Финляндия была безусловным военным сторонником фашистской Германии. Еще в 1935 г. генерал Маннергейм посетил Берлин, где провел переговоры с Герингом и Риббентропом, итогом которых стала договоренность о предоставлении Германии права в случае войны разместить свои войска на финской территории. Взамен немецкой стороной Финляндии была обещана Советская Карелия.

В связи с достигнутыми договоренностями, как плацдарм для будущих боевых действий финны соорудили на Карельском перешейке непроходимую цепь заградительных сооружений, получивших название "линии Маннергейма". В самой Финляндии активно подняла голову финская фашистская организация "Лапуанское движение", в программу которой входило создание "Великой Финляндии", включавшей в себя Ленинград и всю Карелию.

Всю вторую половину 30-х годов осуществлялись секретные контакты высшего финского генералитета с руководством вермахта; в августе 1937 г. Финляндия принимала у себя эскадру из 11 немецких подводных лодок, а в 1938 г. началась непосредственная подготовка к введению в Финляндию немецкого экспедиционного корпуса. К началу 1939 г. с помощью немецких специалистов в Финляндии была построена сеть военных аэродромов, способная принять в 10 раз больше самолетов, чем их имелось в финских ВВС. Кстати, их опознавательным знаком, равно как и танковых войск, стала синяя свастика. Со стороны Финляндии на границе с СССР постоянно организовывались всевозможные, включая вооруженные, провокации на земле, в небе и на море.

Вот в связи с создавшимся положением и для того, чтобы обезопасить северо-западные границы СССР, советское руководство стало предпринимать попытки склонить финское правительство к взаимовыгодному сотрудничеству.

7 апреля 1938 г. резидент ИНО НКВД в Хельсинки Борис Рыбкин, он же второй секретарь советского посольства в Финляндии Ярцев, был срочно вызван в Москву и принят в Кремле Сталиным, Молотовым и Ворошиловым. Сталин сообщил, что назрела необходимость в начале секретных переговоров с финской стороной, основной целью которых должно стать соглашение о переносе советско-финской границы на Карельском перешейке подальше от Ленинграда. Заинтересовать же финнов предлагалось предложением передать в обмен значительно большие территории, но на другом участке. Кроме того, учитывая, что в центральной части Финляндии практически вырублен весь лес, а деревообрабатывающие предприятия простаивают, финнам обещались дополнительные поставки древесины из СССР. Еще одной целью переговоров должно было стать заключение двухстороннего оборонительного договора на случай, если бы Германия напала на СССР через территорию Финляндии. При этом советская сторона даст гарантии независимости и территориальной целостности Финляндии. Все предстоящие переговоры, подчеркнул Сталин, должны носить исключительно секретный характер.

14 апреля 1938 г. Рыбкин прибыл в Хельсинки, сразу позвонил в МИД Финляндии и попросил соединить его с министром иностранных дел Холсти, к которому обратился с предложением незамедлительной встречи, которая и состоялась в тот же день. На ней Рыбкин изложил министру все сказанное Сталиным и добавил, что если Германии будет позволено беспрепятственно осуществить высадку своих войск на территории Финляндии, то Советский Союз не собирается пассивно ждать, когда немцы прибудут в Райек (ныне Сестрорецк, 32 км от Ленинграда), а бросит свои вооруженные силы вглубь финской территории, по возможности дальше, после чего бои между немецкими и советскими войсками будут проходить на территории Финляндии. Если же финны окажут сопротивление высадке немецких десантов, то СССР предоставит Финляндии всю возможную экономическую и военную помощь с обязательством вывести свои вооруженные силы сразу же после завершения военного конфликта. Рыбкин подчеркнул необходимость особой секретности при рассмотрении данного вопроса.

О разговоре с Рыбкиным Холсти доложил премьер-министру Каяндеру, но, обсудив ситуацию, они решили переговоры продолжать, но занять на них максимально выжидательную позицию, ничего при этом не обещая. Рыбкин же выехал в Москву с докладом Сталину, который на тот момент был удовлетворен хотя бы самим фактом начала ведения переговоров с финской стороной.

Через 3 месяца, 11 июля по инициативе финской стороны Рыбкин был принят премьер-министром Каяндером., но никакого продвижения в переговорном процессе не состоялось, и, более того, перепоручив дальнейшее его ведение члену кабинета Таннеру, финское руководство продемонстрировало, что без должного внимания относится к советским предложениям, принижая их уровень и окончательно избрав тактику проволочек.

Тем не менее, 5, 10, 11 и 18 августа состоялись встречи Рыбкина с Таннером, во время последней из которых были окончательно конкретизированы советские предложения.

1. Если финское правительство не считает, что оно может заключить с СССР секретное военное соглашение, то Москву удовлетворило бы закрепленное в письменной форме обязательство Финляндии быть готовой к отражению возможного нападения и с этой целью принять советскую военную помощь.

2. Москва готова дать согласие на сооружение фортификационных укреплений на Аландских островах, необходимых для безопасности как Финляндии так и Ленинграда. Но при условии, что СССР будет предоставлена возможность принять участие в их укреплении.

3. В порядке ответной услуги Москва надеется, что финское правительство позволит СССР соорудить на финском острове Сур-Сари (Гогланд) военно-воздушную и военно-морскую базы оборонительного характера.

В случае принятия финской стороной данных условий, СССР гарантирует Финляндии нерушимость ее границ, при необходимости окажет ей помощь оружием на выгодных условиях и готов заключить с ней выгодное торговое соглашение, которое благоприятствовало бы развитию как сельского хозяйства, так и промышленности.

Таннер доложил о советских предложениях премьер-министру Каядеру, и тот нашел их неприемлемыми, что 15 сентября и было сообщено Рыбкину: сами секретные переговоры финская сторона не свертывает, готовы даже закупать кое-какое оружие, но предложения по Аландским островам и острову Гогланд отклоняются без встречных предложений.

Сталин рекомендовал Рыбкину продолжать переговорный процесс, что до декабря 1938 г. тот и делал, и лишь когда окончательно стало ясно, что позиции сторон слишком различны, было принято решение отозвать его в Москву и продолжить переговоры на официальном уровне.

Такие переговоры с Финляндией начались в Москве в марте 1939 г. Однако обмен мнениями протекал вяло, правительство Финляндии все более склонялось в сторону тесного сотрудничества с фашистской Германией, и никаких подвижек достигнуто не было.

Но обострение обстановки в Европе в связи с началом Второй Мировой войны заставило советское руководство вновь настоятельно призвать финскую сторону к продолжению переговоров, которые начались в Москве 12 октября. На них Кремль в резкой форме потребовал от Финляндии выполнения предложенных ранее условий, и, прежде всего, переноса границы от Ленинграда в обмен на другую территорию. Сталин так прямо и заявил: "Мы просим, чтобы расстояние от Ленинграда до линии границы было бы 70 км. Таковы наши минимальные требования, и вы не должны думать, что мы уменьшим их. Мы не можем передвинуть Ленинград, поэтому линия границы должна быть перенесена" (территориальные воды Финляндии достигали чуть ли не внешнего рейда ленинградского порта).

Финское же правительство, и прежде всего, стоящий на непримиримо жестких прогерманских позициях президент Каллио, уповая на помощь Германии, тайно поставлявшей финнам оружие, дали указание своей делегации, после ее неоднократных отъездов и возвращений якобы для консультаций в выбранной тактике проволочек, 13 ноября переговоры прервать окончательно и уехать, отвергнув все принципиальные советские предложения.

А предлагались на разных этапах уже и пакт о взаимопомощи; аренда, покупка или обмен на советскую территорию островов в восточной части Финского залива; обмен финской территории на Карельском перешейке на значительно большую часть советской территории в Восточной Карелии возле Реболы и Поросозера (5529 кв. км против 2761кв. км); устройство советской военно-воздушной и военно-морской базы на полуострове Ханко и т.д..

Но все тщетно. Даже несмотря на то, что СССР уже был подписан с Германией пакт о ненападении и достигнуты договоренности о сферах влияния. Кстати, при пересечении возвращавшейся финской делегацией границы, финская пограничная стража открыла огонь по советским пограничникам. Вот после всего этого на военном совете Сталин и заявил: "Нам придется воевать с Финляндией", и было решено обеспечить безопасность северо-западных границ силой, в связи с чем до конца ноября в спешном порядке к границе стягивались советские войска.

26 ноября в 15.45 в районе границы у деревни Майнила произошел инцидент с артиллерийским обстрелом советских войск, в результате чего, по официальному сообщению, было убито 4 и ранено 9 бойцов Красной Армии.

В тот же день Советское правительство направило финской стороне ноту протеста и потребовало в целях предотвращения в дальнейшем подобных инцидентов отвести свои войска от линии границы на 20 - 25км.

В ответной ноте правительство Финляндии отрицало причастность финских войск к обстрелу Майнилы и высказало предположение, что "дело идет о несчастном случае, происшедшем при учебных упражнениях на советской стороне..." Что касалось отвода войск, то в ноте предлагалось "приступить к переговорам по вопросу об обоюдном отводе на известное расстояние от границы".

В новой ноте от 28 ноября Советское правительство квалифицировало ответ финской стороны как "документ, отражающий глубокую враждебность правительства Финляндии к Советскому Союзу и призванный довести до крайности кризис в отношениях между обеими странами". В ноте указывалось, что предложение об обоюдном отводе войск неприемлемо для СССР, так как в этом случае части Красной Армии должны были быть оттянуты к пригородам Ленинграда, тогда как советские войска не угрожали ни одному жизненно важному центру Финляндии. В данной связи Советское правительство "считает себя свободным от обязательств, взятых на себя в силу пакта о ненападении..."

Вечером 29 ноября финляндский посланник в Москве Ирие Коскинен был вызван в НКИД, где замнаркома В. Потемкин вручил ему новую ноту. В ней говорилось, что ввиду сложившегося положения, ответственность за которое полностью ложится на правительство Финляндии "правительство СССР пришло к выводу, что больше не может поддерживать нормальных отношений с правительством Финляндии и потому признало необходимым немедленно отозвать из Финляндии своих политических и хозяйственных представителей". Это был разрыв дипломатических отношений, что означало предпоследний шаг, отделявший мир от войны.

Ранним утром дня следующего был сделан и последний шаг. Как говорилось в официальном сообщении, "по приказу Главного Командования Красной Армии, ввиду новых вооруженных провокаций со стороны финской военщины, войска Ленинградского военного округа в 8 часов утра 30 ноября перешли границу Финляндии на Карельском перешейке и в ряде других районов".

Началась война, позднее названная Зимней, которая в тот момент обещала быть несложной и закончиться в две-три недели. Но из-за недооценки противника, который сумел довести численность своих вооруженных сил с 37 до 337 тысяч, собственной недостаточной боевой готовности, излишних иллюзий на "классовую солидарность финских трудящихся", которые чуть ли не с цветами выйдут встречать воинов РККА, война продолжалась 105 дней, вряд ли может быть признана полностью удачной для советской стороны, и закончилась только 12 марта 1940 г. подписанием Московского мирного договора.

В целом же по всему фронту против 265 тыс. финских военнослужащих действовало 425 тыс. бойцов Красной Армии, на неприступной "линии Маннергейма" на Карельском перешейке против 130 тыс. финнов - 169 тыс. воинов РККА.

Потери в войне финской стороны: 21396 убитых и 1434 пропавших без вести. Наши потери существенно больше: погибло, умерло и пропало без вести 126875 военнослужащих Красной Армии.

Советский Союз в результате войны без какого-либо компенсирующего обмена приобрел около 40 тысяч кв. км финских территорий (а предлагалось отдать 5529 кв.км взамен всего 2761 кв.км), в том числе военно-морскую базу на полуострове Ханко. В результате этого после начала Великой Отечественной войны финские войска смогли выйти на линию старой государственной границы лишь к сентябрю 1941 г.

Также СССР истребовал сумму в 95 млн руб. в качестве возмещения, Финляндия должна была передать 350 морских и речных транспортных средств, 76 локомотивов, по 2 тысячи вагонов и автомобилей.

И очень важно, что советские войска приобрели бесценный боевой опыт, а командование РККА получило повод задуматься о недостатках в подготовке войск и срочных мерах по повышению боеспособности армии и флота. До 22 июня 1941 г. оставалось уже чуть более года, и Сталин об этом знал.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".