РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 323 >> 
 

Сталин побеждает и сегодня

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?2882



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

На вопросы редакции газеты "Трудовая Россия" отвечает Первый секретарь ЦК РКРП-РПК В. Тюлькин

- Виктор Аркадьевич, известно, что партия РКРП-РПК, активно готовится к 130-летию со дня рождения Иосифа Виссарионовича Сталина. Думаю, о его роли в мировой истории говорить не надо. Как бы кто к нему ни относился, а как известно, спектр и разброс оценок фантастичен - от патологической ненависти до безмерного обожествления,- невозможно не признать колоссальное влияние и воздействие его личности, а главное, его дела на весь ход развития земной цивилизации. Когда телевидение проводило акцию "Имя России", власти безумно перепугались неожиданно выявившейся тенденции - российские граждане самым великим человеком России называли Сталина. Потому TV и пришлось завершить свое начинание откровенным подлогом. Надо ли удивляться, что Сталина берут в свои союзники многие антисоветские движения и организации, прежде всего - белые русские патриоты, державники-государственники, которые искренне мечтают сегодня о возрождении России как сверхдержавы, о великих перспективах страны и полагают, что замена компрадорского капитала "безродных космополитов" национально-ориентированным капитализмом вернет России её былое могущество, каким она обладала при Сталине. Поэтому в Сталине они видят в первую очередь государственника, положившего конец гражданской смуте и реализовавшего "модернизационный проект", выведший Россию, пусть и в форме СССР, в мировые лидеры. И надо сказать, именно такие взгляды находят широкий отклик в обществе, уставшем от беспредела, беспорядка и бездарного управления.

Как ни парадоксально, перед коммунистами встает задача защитить Сталина от современных "белогвардейцев", превращающих Сталина в символ новой имперской Руси. И задача эта - более тонкая. От пещерного антикоммунизма сванидзей и радзинских у народа уже отрыжка, идеи же "белых" пользуются все большей популярностью в обществе. Или я не прав? Виктор Аркадьевич, как партия РКРП-РПК реагирует на новую ситуацию, когда одного из самых великих марксистов-ленинцев показывают как политика, похоронившего марксизм и ленинский коммунизм в России?

- Да, я согласен, что в предыдущие годы мы защищали Сталина и его дело от всякой антикоммунистической лжи, геббельсовской клеветы, от тех помоев, что лили на него всякие волкогоновы и яковлевы. И это было проще, потому что на нашей стороне была история страны Советов, трудная, сложная, но победоносная. Сегодня же приходится защищать не просто Сталина, но Сталина - марксиста и коммуниста. Защищать его дело - социализм, построенный под его руководством в России - в Советском Союзе. И мы должны говорить об этом как можно тверже, не стесняясь поправлять своих союзников из лево-патриотического лагеря.

Сегодня действительно пытаются использовать имя Сталина, его авторитет в народе, память о его деяниях не просто, как вы говорите, "белые русские патриоты", но и записные антисоветчики. В свое время многие были просто поражены той наглости, с какой ещё в избирательной кампании 2003 года в Государственную Думу партия власти использовала в своих предвыборных агитационных плакатах образ Верховного Главнокомандующего (вкупе с Дзержинским, Молотовым, Ворошиловым, Буденным и др.) Абсолютно понятно, почему. Потому что обществом стало востребоваться восстановление элементарной справедливости, наведение хоть какого-то порядка.

Все самые оголтелые критики вождя - от Хрущёва до Горбачёва и далее, все антисталинисты рангом ниже - на самом деле стремились не столько стереть из народной памяти образ И.В. Сталина, сколько уничтожить его детище - государство рабочих и крестьян, государство диктатуры пролетариата, Союз Советских Социалистических Республик. Теперь, когда эта задача выполнена, они пытаются наполнить образ Сталина новым содержанием и использовать в борьбе против коммунизма. И самый распространенный здесь прием - это показать Сталина, условно говоря, "народным царем". Кроме идеологического эффекта, это дает возможность организационно увести целые общественные движения, в том числе молодежь, искренне, подчеркну - искренне болеющие за Россию, в болото национализма и "мягкого антикоммунизма", использовать авторитет Сталина, как политика, для укрепления российского отечественного капитализма с национальной спецификой.

Так, наиболее употребляемым приемом стало представление Сталина неким "державником", чуть ли не "красным монархом", гениальным прагматиком, решавшим геополитические задачи: расширения и укрепления государства, выхода к морям - чуть ли не в духе Жириновского. При этом подчеркивается, что Сталин якобы продолжил дело Петра Первого, Екатерины Великой...

Попытки сравнить его, например, с Петром I предпринимались ещё в 30-е годы. Так, немецкий писатель Эмиль Людвиг, бравший у Сталина интервью ещё в 1931 году, задал ему прямой вопрос: "...Допускаете ли Вы параллель между собой и Петром Великим? Считаете ли Вы себя продолжателем дела Петра Великого?" Сталин так же прямо ему ответил: "Ни в каком роде. Исторические параллели всегда рискованны. Данная параллель бессмысленна". Но Людвиг настаивал: "Но ведь Пётр Великий очень много сделал для развития своей страны, для того, чтобы перенести в Россию западную культуру". Сталин согласился: "Да, конечно, Пётр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Пётр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев..." - и высказал свою принципиальную позицию, от которой он не отходил никогда и ни при каких условиях: "Задача, которой я посвящаю свою жизнь, состоит в возвышении другого класса, а именно - рабочего класса. Задачей этой является не укрепление какого-либо "национального" государства, а укрепление государства социалистического, и значит - интернационального, причём всякое укрепление этого государства содействует укреплению всего международного рабочего класса. Если бы каждый шаг в моей работе ... не был направлен на то, чтобы укреплять и улучшать положение рабочего класса, то я считал бы свою жизнь бесцельной".

Тем не менее, современные патриоты-государственники пробуют приписать Сталину укрепление государства вообще, в отрыве от задач классовых, иногда даже встречается мысль, что "Сталин преодолел Ленина", что отказался от марксизма, как теории, чуждой русскому менталитету, что марксизм вообще не наука (А.Зиновьев) и Сталин просто строил гениальную административно-управленческую советскую систему. Однако вся история и высказывания самого Сталина говорят о совершенно обратном. Марксист Сталин до основания разрушал государство буржуазное и затем на его историческом основании строил государство рабочих и крестьян. К его созданию, сохранению и укреплению Сталин относился как к науке, никогда не впадал в эйфорию от достигнутых успехов и, наоборот, с открытыми глазами и холодной головой анализировал поражения, чтобы не допустить вероятности перерождения пролетарского государства в государство буржуазно-демократическое.

- Особого внимания, с точки зрения сегодняшнего развала Советского Союза и продолжающихся национальных конфликтов в разных его точках, заслуживает вопрос о якобы противоположных взглядах Ленина и Сталина на национально-государственное устройство страны накануне создания СССР. Одни (Г. Зюганов) хвалят Сталина за "противостояние федерализму". Другие (Жириновский) считают, что если бы была принята "сталинская модель", то сегодня можно было бы избежать распада имперско-советского государства. Кто прав?

- Прежде всего, надо отметить, что принципиально разных моделей, форм федеративно-государственного устройства у Ленина и Сталина не было. Были две тенденции, два подхода к решению задачи устройства единого многонационального государства диктатуры пролетариата. Был абсолютно одинаковый марксистский подход, что при всех прочих равных условиях коммунисты выступают за централизованное крупное государство, за тенденцию преодоления федерализации малых наций и за движение к укрупнению и централизации. И право наций на самоопределение должно помогать малым нациям именно преодолеть недоверие, страх перед возможными притеснениями. То есть право наций на самоопределение, в том числе, право сохранения определенной самостоятельности в условиях федерации, только предполагает укрепление общего государства и, по большому счету, Советский Союз был именно унитарным государством по большинству функций за счет своего официально федеративного устройства. Именно потому, что существовало такое право, малые народы по большей части горячо поддержали большевиков в революции и самоотверженно воевали на стороне Красной Армии в гражданскую войну.

Поэтому Ленин и Сталин рассуждали (полемизировали) о том, как эффективнее преодолеть тенденции к федерализации малых народов для создания единого пролетарского государства в вполне конкретных исторических условиях. Что важно подчеркнуть, основой национально-территориального устройства СССР, одинаково понимаемой Лениным и Сталиным, была Советская власть, то есть форма реализации диктатуры пролетариата. И. Сталин в своем выступлении на II Всесоюзном съезде Советов подчеркивал: "Диктатура пролетариата ... это первая и коренная основа Республики Советов". Здесь, кстати, полное расхождение с программными положениями Г.А. Зюганова, который утверждал, что целью партии является "создание на базе российских традиций парламентской республики советского типа, подлинно национального, выстраданного и проверенного историей движения к народовластию в истинном его понимании"("Правда" №28754). Забыл, видно, Геннадий Андреевич, что народовластие в истинном его понимании тоже понятие классовое: у буржуазии свое, у пролетариев свое, а парламент по своей классовой природе противоположен советской власти. Трудящимся, как известно, делить места на рынке не надо.

История доказала, что разрушить Советский Союз, пока власть была Советская, а партия Коммунистическая, не могли ни внутренние, ни внешние враги, даже такие, как гитлеровский фашизм. И эта же история показала, что после потери партией и государством своего классового характера государство было разрушено быстро, почти без сопротивления.

Насколько далеко идет ревизионизм в приспособлении образа Сталина к интересам национальной буржуазии, свидетельствует, например, такой теоретический постулат того же Зюганова: "сталинская модель в ее полном развитии как раз и явилась исторически выстраданным синтезом двух извечных русских геополитических подходов. Имперского - с его идеей государственной самодостаточности. И панславистского - с его идеей славянского Большого пространства".

И то, и другое является не просто ошибкой, а откровенным наговором на Сталина, который, с одной стороны, всегда резко и принципиально критиковал национализм, видя в этом явлении его классово-социальную суть, экономические корни. "Рынок - первая школа, где буржуазия учится национализму" - писал он ещё в начале прошлого века. "Интересы нации", "державность", "отечество" - все эти слова служат лишь для обмана рабочих, для того, чтобы рабочие вместо решения собственных задач отвоевывали "свой" рынок для "своей" национальной буржуазии.

С другой стороны, Сталин всегда был интернационалистом. Его конкретные действия по построению Советского государства были вполне осознанными усилиями, направленными с пониманием обстановки на создание форпоста всемирного освобождения трудящихся от эксплуатации. И вся история существования Советского Союза с 20-х годов и до поздних брежневских времен, при всех минусах и даже локальной деградации, являлась примером прогрессивного влияния на развитие мирового революционного и освободительного движения в мире.

Сталин всегда был коммунистом, но не был догматиком и смотрел на марксизм как на верное, живое и развивающееся учение. И мы говорим патриотам: Россия, преобразовавшись в СССР, именно потому (и только потому) стала мировой сверхдержавой, что Сталин строил государство трудящегося народа, что социализм с диктатурой пролетариата в основе скрепил все нации в единый монолит и объединил их единой целью - построение коммунизма.

- Виктор Аркадьевич, в последнее время в новодельной Российской Федерации, казалось бы, ни с того, ни с сего, началось агрессивное навязывание народу религии в качестве опорной идеологии общества. Естественно, что главную роль здесь играет Русская православная церковь. Интересно, что даже и РПЦ, в лице некоторых своих иерархов, пытается опереться на деятельность Сталина. Правда, в последнее время обострилась борьба внутри церковного клира по вопросу отношения к Сталину, но, думаю, только потому, что церковь почувствовала свою силу, она перестала нуждаться в иных исторических авторитетах. Как Вы объясните этот общественный феномен?

- Церковь всегда, во все века находилась на стороне правящего класса. То, что сейчас РПЦ претендует на роль, так сказать, объединяющей идеологической силы, это понятно: влияние церкви все больше нарастает именно из-за того, что идеологические ниши не терпят пустоты, из-за того, что многие ренегаты и просто малопросвещённые народные массы привыкли следовать некоей моде идеологического однообразия. Государство, режим Ельцина-Путина-Медведева так и не смогли создать какой-либо общенациональной идеологии, поэтому обратились к православию. При этом не только правые силы (по вполне понятным причинам) поддерживают рост религиозного одурманивания населения, но и многие так называемые левые, левопатриотические организации оценивают этот процесс с положительной стороны, как якобы возрождение духовности страны, возвращение к "исконно русским ценностям", "соборности", "духовности", приобщение к национально-историческим святыням, как возрождение русской самобытности и т.д. и т.п. И здесь надо говорить не о РПЦ, другого от нее ждать не приходится, а о совершенно феноменальной позиции некоторых лидеров левого движения, в частности, КПРФ, которые то ли в угоду церкви, то ли от собственной учености решили "преодолеть" научный атеизм. При этом такое "преодоление" преподносится как новое слово в коммунистической теории. И в этом скользком месте "новой партийной идеологии", атакуя азы марксизма, товарищи берут в помощники... самого Сталина.

Причем, главный аргумент здесь - в 1943 году Сталин с благодарностью принял собранные церковью 6 млн рублей (и различные ценные вещи) на строительство танковой колонны. А после этого пошел навстречу церковным иерархам, помог им созвать поместный собор и разрешил избрать Патриарха. Этот факт оброс всякими легендами и мифами, вплоть до того, что якобы с благословения Верховного Главнокомандующего одну из Икон Божьей Матери возили вдоль линии фронта, и это оказало действенную помощь Красной Армии, а многие военачальники тайным или неафишируемым образом были истинно верующими.

Насколько данные факты, а тем более легенды свидетельствуют о союзе Сталина с церковью, каждый человек судит, скорее всего, исходя из степени научности собственного мировоззрения. Но все же надо понимать, что если церковь по Конституции отделена от государства, то она является самостоятельной организацией, работающей по собственному плану и в собственных интересах. И если в войну Русская православная церковь сдала собранные с прихожан средства на строительство танковой колонны для РККА, то Сталин и должен был поблагодарить священников и верующих как граждан нашей страны. Тем более что церковь отказалась от своей позиции борьбы с Советской властью, и, надо понимать, искренне поддержала власть и государство рабочих и крестьян. Поэтому Сталин мог даже помочь церкви решить какие-то организационные вопросы. Но представить идеологический союз церкви с руководителем Советского государства, тем более представить Сталина стоящим в церкви со свечкой перед иконой и с умилением и надеждой смотрящим куда-то вверх, невозможно. Поскольку, во-первых, здравый смысл подсказывает, что в данном случае не очень понятно, с кого спрашивать за дела государственные: то ли руководитель плохо молился, то ли не тому богу, а может статься, что вину придется возлагать и на самого Господа. Сталин же всегда подчеркивал, что дело государственного строительства находится в собственных руках партии и народа и что неверие в собственные силы, во внутренние силы партии, непонимание этого вопроса является одной из главных опасностей, ведущей к крушению социализма. И уж никогда товарищ Сталин не возлагал на церковь задачи сплочения нации. Сплачивали людей партия, рабочая и крестьянская власть и общее дело. Во-вторых, как марксист, Сталин никогда не отказывался от своих материалистических, научных убеждений. Более того, как бывший семинарист, лучше других представляющий кухню эффективности божьей помощи (основанной исключительно на единственной объективной составляющей - самовнушении), Сталин всегда помнил известную истину марксизма, что "религия - это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она - дух бездушных порядков. Религия есть опиум для народа".

- Какой должна быть агитационно-пропагандистская тактика партии в вопросе защиты Сталина от "друзей Сталина"?

- Прежде всего, конечно, необходимо привлечь к этим вопросам внимание научных кадров, стоящих на позициях ортодоксального коммунизма, и наших практических партийных работников. Наша борьба "За Сталина" должна вестись на всех упомянутых фронтах: культурном, политическом, бытовом, национальном, мировоззренческом и всех других, исходя из абсолютно ясной, много раз доказанной истины - Сталин был не просто коммунистом, Сталин был соратником Ленина, марксистом, относящимся к коммунизму как к науке, в совершенстве владеющим методом диалектического материализма и всегда умеющим выделить главное звено в решении проблемы в тех или иных конкретно-исторических условиях. Пожалуй, он был последним марксистом из руководителей Советского государства. Рассчитывать на успехи сегодняшней России с нынешним качеством государственного управления, надо прямо признать, не приходится. По крайней мере, это ясно тем, кто не ставит свечки в храме "за укрепление государства Российского" и не просит помощи божьей в организации трудового народа.

Сталин побеждал силой организации и мысли.

Беседовал А.Костров

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".