РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 320 >> 
 

Революция - дело весёлое!
Интервью с 1-м секретарём ЦК РКРП-РПК В. Тюлькиным

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?2817



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Накануне 92-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции Первый секретарь ЦК РКРП-РПК Виктор Тюлькин дал интервью "Трудовой России".

Корр.: Президент Медведев в своей статье "Россия, вперёд" призывает построить новую, свободную, процветающую, сильную Россию: "Сегодня впервые в нашей истории у нас есть шанс доказать самим себе и всему миру, что... переход страны на следующую, более высокую ступень цивилизации возможен. И что он будет осуществлен ненасильственными методами. Не принуждением, а убеждением. Не подавлением, а раскрытием творческого потенциала каждой личности. Не запугиванием, а заинтересованностью. Не противопоставлением, а сближением интересов личности, общества и государства". Но более высокая ступень развития цивилизации - это социализм! Это настолько очевидно, что никто из нынешних буржуазных идеологов на Западе старается не упоминать о "более высокой ступени развития цивилизации". И чего вдруг наш президент заговорил тезисами времен ХХII съезда КПСС - вспомнил курс лекций по научному коммунизму, прослушанный на юрфаке ЛГУ, или ситуация в стране такая отчаянная, что и о светлом будущее - коммунизме заговоришь?

В.Т.: Действительно, местами в его статье так и кажется, что вот-вот будет высказано: Россия, вперед, к победе коммунизма! Однако, мы, коммунисты, понимаем, что он совсем другое имеет в виду. И поэтому говорим: не надо вводить в заблуждение российский народ. А по-простому, это - лукавство, блеф или, говоря по-научному, пиар. Ну, а если серьезно, то президент Медведев, у которого по молодости ещё не совсем до конца выветрились знания, полученные в Ленинградском государственном университете, решил прибегнуть к риторике так называемого буржуазного социализма, суть которого описана ещё в Манифесте Коммунистической партии: "Буржуа-социалисты хотят сохранить условия существования современного общества,... однако без элементов, которые его революционизируют и разлагают. ...Буржуазный социализм, приглашая пролетариат осуществить его систему и войти в новый Иерусалим,... в сущности, требует только, чтобы пролетариат оставался в теперешнем обществе, но отбросил своё представление о нём как о чём-то ненавистном".

Это политика якобы заботы о народе, которой во все времена буржуазия пыталась прикрыть свой корыстный интерес. Маркс и Энгельс высмеивали это таким образом: "Самое подходящее для себя выражение буржуазный социализм находит тогда, когда превращается в простой ораторский оборот речи. Свободная торговля! В интересах рабочего класса. Покровительственные пошлины! В интересах рабочего класса. Одиночные тюрьмы! В интересах рабочего класса..." Словом, вся эта теория, а, соответственно, и вся статья президента сводится к утверждению, что буржуазия является буржуазией - в интересах рабочего класса и всего народа. Если же говорить о положении дел в нынешней буржуазной России, то оно действительно незавидное, и правящий класс не знает, как вывести Россию из кризиса без потрясения для всей мировой системы капитализма. Россия снова оказывается слабым звеном в современной системе империализма.

Корр.: То есть Россия, как в годы первой мировой войны, вплотную подходит к порогу социальной революции? Впрочем, как показала история строительства капитализма в России (и с 1861 по 1917 годы, и с 1990 года по настоящее время), наша страна выжить в мировой цивилизации, остаться суверенной и свободной может только на пути социализма. И переход к нему не обязательно должен быть через "вооруженное восстание", как в октябре 1917 года, и через гражданскую войну, как в 1918-21 годах. Насколько возможна в России "мирная" революция, к которой, как некоторые считают, фактически призывает президент?

В.Т.: Прежде всего, необходимо понять, что в условиях капитализма и вписывания в мировой рынок "свободная, процветающая, сильная" Россия, создающая современные технологии и инновационно развивающаяся, империалистическому Западу не нужна. Законы капиталистического рынка определяют ей место сырьевого донора, и никакие, может быть, вполне честные субъективные пожелания, это положение не изменят. И все рассуждения Медведева о будущем технологическом прогрессе нашей страны - демагогия. Такой путь станет возможным, только если Россия откажется от капиталистического рынка. При нынешнем режиме это невозможно.

Ваша постановка вопроса о революции - "мирная" или "вооруженная", некорректна по сути. Октябрьский переворот 1917 года был фактически бескровным. При штурме Зимнего и взятии власти в столице жертв практически не было. А гражданскую войну в Советской России спровоцировали и организовали бывшие союзники России по Антанте.

Так что вопрос в другом и это вопрос всех революций: как поведут себя потерявшие власть классы и олигархи после того, как народная власть начнёт проводить политику в интересах большинства трудящихся. Например, ту же национализацию. Заметим, что они сегодня уже пытаются запугать людей тем, что непременно будет кровопролитие. И достаточно вспомнить октябрь 1993 года, чтобы понять, что при защите своих уворованных у народа состояний, а равно и ухода от возможной ответственности, господа буржуи уже повязали свой режим кровью. И возможно, они не остановятся ни перед чем, даже если власть трудящимися будет получена самым демократическим путём, то есть они будут стрелять. Пойдут ли они на это - зависит от степени организованности масс. Напомню, что в 1993 году широкие массы остались в основном безучастными к восставшей горстке лучших и честных. Вот этого нам повторить никак нельзя.

К тому же надо учитывать, что уже сегодня Россия несёт огромные людские потери. За двадцать перестроечных лет, по крайней мере, 15-20 млн. человек. К ним надо бы прибавить ещё те миллионы мальчишек и девчонок, которые должны были бы родиться, бегать в школу, приносить двойки и пятёрки, но так и не появились на свет, потому что общество находится в психологически подавленном состоянии, и ему не до рождения детей.

Поэтому революция, безусловно, не только возможна, но и необходима. В какой форме она будет протекать - зависит от конкретных условий. А вот то, что если движение общества к ней начнётся, задачей коммунистов будет его организовывать и направлять, а не призывать сидеть по домам и воздержаться от участия в событиях (что наблюдалось у некоторых оппозиционеров в 1993 году), - это тоже абсолютно ясно.

Корр.: Думается, сегодня все здравомыслящие политики (их немного) и бизнесмены (их становится больше) понимают, что Россия зашла в тупик, и выход из него без смены экономического строя невозможен. Смена строя - это и есть революция. Возможна ли революция "сверху"? И какая революция возможна в России, если народ к ней не готов?

В.Т.: Во-первых, я думаю, что Вы ошибаетесь, приписывая так называемым здравомыслящим политикам и бизнесменам понимание неизбежности тупика при продолжении сегодняшнего курса. Уверяю Вас, что все политики и все бизнесмены, а тем более олигархи и обслуживающие их политические силы - вполне здравомыслящие люди. Однако политика - это не та область, где действия объясняются соображениями так называемого здравого смысла или абстрактного блага страны. Здесь действуют классовые интересы. Абсолютное большинство представителей крупного капитала и соответствующих политических сил вполне осознанно выбрали для России модель сырьевой энергетической империи. Этот путь развития, а правильнее - деградации, является тупиковым для большинства простых граждан, для трудящихся слоёв, для страны в целом. Для господ олигархов, для армии чиновников - это вполне удовлетворительная модель существования, вытекающая из сегодняшнего положения страны и их представления о своем благополучии в будущем.

Возможна ли революция, если народ к ней не готов? Конечно, невозможна. Революционная ситуация описывается формулой - "верхи не могут, низы не хотят". Иного быть не может. Никакой добрый царь или президент, никакие две трети голосов в парламенте социализм народу не подарят. Сначала должна реализоваться вторая часть формулы - низы не хотят. И практическим подтверждением этому должно быть следующее ленинское положение "Подъём и обострение борьбы масс значительно выше обычного уровня". Вот на эту задачу коммунисты и должны работать. Замечу, что процессы революционизации обстановки могут развиваться гораздо быстрее, чем мы это себе представляем. Напомню, что за несколько недель до Февральской революции В.И. Ленин, выступая перед студентами Швейцарии, говорил, что "мы, старики, может быть, и не увидим революции". Однако дело обернулось гигантским ускорением процессов.

Под революцией "сверху" оппозиционеры часто понимают возможность успеха на выборах - парламентских или президентских, и получение некоторых командных вершин для проведения прогрессивной политики. Скажем, как в Венесуэле (Уго Чавес) или в Белоруссии (при смене Шушкевича на Лукашенко). По этому поводу надо сказать, что, во-первых, для таких успехов опять же должно быть реализовано главное условие - низы не хотят и движение масс ширится, а, во-вторых, это ещё отнюдь не гарантия поворота к революции, примером чему может служить та же Молдавия.

Корр.: Революция - дело весёлое. Что в Вашем понимании означает термин "революция"? И как в наших условиях от слов о революции перейти к делу революции, не попав при этом под антитеррористические законы?

В.Т.: Революция - этот переход количества в качество. Прорыв к новому, более высокому качеству. Это справедливо для науки, техники, культуры. Применительно к общественной жизни, революция - это смена одной, отжившей общественно-экономической формации, другой, более прогрессивной.

Эпоха рабовладения и работорговли когда-то сменилась на феодализм, и люди стали значительно веселее. В 1789 году свободные граждане Франции скинули опостылевшую монархию и штурмом взяли Бастилию, до основания её разрушили и на образовавшейся площади повесили объявление: "Здесь танцуют!" Французы до сих пор весело отмечают этот день, не оглядываясь на то, что пролилось немало крови и гильотина работала с большой нагрузкой.

Роберт Бёрнс, народный шотландский поэт, славя ту революцию, писал о парижском Дереве Свободы:

"Из года в год
чудесный плод
На дереве растёт, брат.
Кто съел его, тот сознаёт,
Что человек -
не скот, брат.
Его вкусить холопу дай -
Он станет благородным
И свой разделит каравай
С товарищем голодным".

В 1871 году парижские пролетарии поднялись на буржуев и взяли власть в свои руки, и продержались 72 дня. Парижская Коммуна была жестоко подавлена, но слава "штурмовавших небо" коммунаров жива и сегодня.

Самый серьёзный вопрос состоит в том, как действительно должны вести себя коммунисты, когда революции в ближайшее время вроде бы не предвидится. Ленин отмечал, что именно в такие моменты проверяются качества настоящего революционера. Легко быть революционером, когда идёт общий подъём и близится победа. Тогда многие за компанию втягиваются в движение. Выстоять же в период упадка, в период реакции - много сложнее. В это время настоящий революционер должен продолжать вести пропаганду о необходимости и неизбежности революции. Ленин говорил, что в такие периоды главное сохранить ортодоксальный, то есть революционный характер партии. Заметим, что во все времена находятся элементы, у которых есть причины воздержания от революции: у одних сегодня исчерпывается лимит на революции, а у их идейных предшественников (Каменева, Зиновьева и К°) в 1917 году Россия была ещё не готовой для революции, не дозревшей до неё.

Поэтому, сегодня быть революционером - значит стоять на ортодоксальных теоретических позициях, вести соответствующую пропаганду, работать на организацию и развитие классовой борьбы, прежде всего - рабочего движения, в период кризиса не входить в положение правительства и собственников и не искать путей совместного выхода из кризиса, а работать на революционизацию сознания масс и учить их бороться. Наша задача - в период кризиса укрепить организованность трудящихся и развить их политическое сознание.

Что касается репрессий и антинародных законов, то главный рецепт здесь один: всё зависит от масштабов движения. Если на забастовку с политическими требованиями или на перекрытие железных дорог выйдёт полтысячи человек, их объявят террористами, а организаторов запросто посадят в тюрьму. Если в этой акции будет участвовать пятьсот тысяч человек, с ними будут вести уважительные переговоры. Если это будет движение пятидесяти миллионов, то оно будет диктовать свои условия правительству, и, может быть, скажет "Караул устал!" Курс на революцию и коммунизм для нас - не игры в пиф-паф и не вера в какие-то отвлечённые идеалы. Для нас это наука и теоретическая работа, экономическая борьба и политическая практика. В своё время Маркс с Энгельсом писали: "Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразовываться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние. Условия этого движения порождены имеющейся теперь налицо предпосылкой". Сегодняшняя предпосылка - положение трудящихся в России неуклонно толкает нас к усилению работы и борьбы. Революция - дело творческое, а значит - и весёлое.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".