РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 314 >> Теория
 

Экономическая борьба и коммунисты
По материалам доклада C. Новикова, руководителя Идеологической комиссии МК РКРП-РПК, на политзанятиях в июне 2009 г.

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?2674



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

В первой половине XIX века экономическая борьба рабочего класса и марксизм как научная идеология рабочего класса возникли и развивались относительно независимо друг от друга. Первая возникла стихийно как самая простая форма сопротивления капиталистической эксплуатации и угнетению и до возникновения мощных профсоюзных организаций общенационального масштаба не приносила сколько-нибудь заметных успехов, хотя и в значительной мере способствовала росту организованности рабочего класса.

Второй появился путем переосмысления философских и политэкономических учений буржуазных и мелкобуржуазных идеологов. Уже в "Манифесте Коммунистической партии" отмечено: "Рабочие время от времени побеждают, но эти победы лишь переходящи. Действительным результатом их борьбы является не непосредственный успех, а всё шире распространяющееся объединение рабочих".

Поражение европейской революции 1848 года побудило Карла Маркса и Фридриха Энгельса заняться углубленным исследованием капиталистической формации, её экономических основ и политической практики. Работая над "Капиталом", К. Маркс открыл особую природу товара "рабочая сила", который, в отличие от других товаров, способен создавать больше стоимостей, чем нужно для воспроизводства рабочего, и раскрыл главную тайну капитала - источником прибавочной стоимости капиталиста является прибавочный труд рабочего. Из этих открытий следовало, что экономическая борьба рабочего класса не только способствует его организации, но и может значительно улучшить положение пролетариата в буржуазном обществе путём сокращения рабочего дня, улучшения условий труда и роста заработной платы.

Основоположники марксизма закономерно рассматривали экономическую борьбу пролетариата в качестве важнейшего условия его политического воспитания и предпосылки политической и теоретической борьбы.

Вся вторая половина XIX века характеризовалась бурным ростом профсоюзного и забастовочного движения, в результате которого рабочие Британии, Германии, Франции, Австро-Венгрии и Италии добились в экономической борьбе значительных успехов. В среднем на несколько часов сократился рабочий день, возросла зарплата, были приняты первые законы, регламентирующие создание профсоюзов и охрану труда. Пролетариату Западной Европы в целом удалось превратить абсолютное обнищание в относительное, что в немалой степени способствовало росту популярности и авторитета социал-демократии и марксизма как идеологии рабочего класса.

Фактически именно в этот период произошло соединения научного социализма с рабочим движением.

В эпоху империализма противоборство революционного (ортодоксального) марксизма и оппортунизма приобрело особенно обостренные формы. Оппортунизм обрел свою массовую социальную базу в виде "рабочей аристократии". Хотя удельный вес её был невелик, не превышал 10-15%, но влияние на рабочий класс было очень значительно, ибо подкреплялось средствами буржуазной пропаганды. Великая Октябрьская социалистическая революция в России расколола единое до того рабочее движение на два основных направления: революционное и оппортунистическое. Однако ни реформисты (социал-демократы), ни революционеры (коммунисты) не отказались от руководства экономической борьбой рабочего класса.

После второй мировой войны начинается крайне противоречивый процесс объединения профсоюзов, который, с одной стороны, объективно способствует усилению рабочего движения, но, с другой стороны, усиливает процесс "вымывания" из профсоюзов коммунистов и революционных марксистов. В результате всё движение в целом становится слабее в качественном отношении.

Проводниками буржуазного влияния в рабочем классе начинает выступать не только рабочая аристократия, но и профсоюзная бюрократия, превращающая профсоюзы в своего рода монополии по продаже товара "рабочая сила" и потому склонная к классовому миру с буржуазией и к сглаживанию острых классовых противоречий.

В целом же общее профсоюзное и левое движение набирает достаточную силу, чтобы отвоевать значительные уступки в интересах рабочего класса. Происходит временное закрепление экономических завоеваний рабочего класса промышленно развитых стран на политическом уровне в виде целого ряда социальных гарантий и системы трудового законодательства (пятидесятые - шестидесятые годы XX века). Вместе с тем на этом этапе происходит общее сокращение забастовочной борьбы, ослабление (или разгром) тех немногих боевых профсоюзов, которые остаются верны опыту и традициям классовых боев, поднимающих экономическую борьбу до уровня политической.

Наиболее известен пример Великобритании, где неоконсерваторам во главе с М. Тэтчер удалось нанести поражение боевому шахтёрскому профсоюзу во главе с Артуром Скаргиллом и всему профдвижению в целом.

Процесс глобализации сильно подорвал обособленность национальных рынков и лишил национальные монополии их господствующего положения на этих рынках, соединил их в один мировой рынок. Решающее значение приобрели многонациональные и транснациональные корпорации. Политическим выражением этого процесса стали новые формы региональной и мировой буржуазной интеграции, такие как Евросоюз, Всемирная торговая организация (ВТО), стоящие на страже принципа "открытых дверей" в интересах США и других промышленно развитых стран. Размещение производственных мощностей в развивающихся странах позволило сократить рост заработной платы рабочих, а местами и сами зарплаты в абсолютном отношении. Начался процесс дерегуляции трудового законодательства, т.е. его пересмотра в интересах капиталистов-работодателей и буржуазного государства. Мировой капитализм стал возвращаться к классическим своим образцам, хотя уже на новом диалектическом витке транснациональных корпораций. Тем самым положения Маркса и Ленина о соединении экономической и политической борьбы приобретают новое значение и начинают вновь играть особую роль.

После буржуазной контрреволюции в СССР 1991-93 годов положение рабочего класса во всем мире резко ухудшилось. Однако поначалу это не вызвало обострения классовой борьбы рабочего класса. Что касается России, то здесь имелись свои особые причины. Во-первых, у рабочего класса России не было такого необходимого инструмента классовой борьбы, как профсоюзы. ФНПР не являются таковыми, так как по советской традиции всё ещё объединяют работников с работодателями; они обременены унаследованной от ВЦСПС значительной собственностью, что заставляет их бояться национализации со стороны буржуазного государства. ФНПР, превратившись в придаток партии власти, принципиально отказывается от любой забастовочной борьбы в пользу так называемого "социального партнёрства". Только в последние годы стали появляться и быстро набирать политический вес и авторитет классовые профсоюзы, например, докеров, авиадиспетчеров, "Защита", "Форда", РПЛБЖ и др. Во-вторых, ельцинский обвал экономики, когда большинство предприятий либо не работали, либо работали неполный рабочий день или неполную неделю, сделал неэффективной такую форму рабочей борьбы, как забастовка. В-третьих, коммунистическое движение как руководитель борьбы рабочего класса было сильно скомпрометировано предательством верхушки КПСС, представители которой быстро поменяли руководящие посты в Советской политической системе на тёплые места в новом буржуазном государстве; политическим дезертирством большинства членов КПСС, ушедших из политической жизни после запрета своей бывшей партии; реформистским курсом КПРФ, который обращен, скорее, не к классовым интересам, а к национальным, патриотическим и религиозным симпатиям людей.

Вопрос о том, должны ли коммунисты заниматься экономической борьбой, не имеет и не может иметь универсального шаблонного решения. Поскольку всякая истина конкретна, ответ на этот вопрос зависит от учёта целого ряда обстоятельств.

В современной России положение таково, что уровень эксплуатации рабочего класса значительно выше, чем в западных странах. Сегодня на один рубль зарплаты российский рабочий приносит в 4 раза больше доходов своим хозяевам, чем его братья по классу на Западе. Одним из проявлений этого является крайне низкая по сравнению с промышленно развитыми странами доля оплаты труда во внутреннем валовом продукте России.

Создаётся парадоксальная ситуация, когда уровень эксплуатации наёмного труда в России больше, а забастовочная активность рабочих и служащих - много меньше, чем в других странах. Рано или поздно этот парадокс будет преодолён стихийно. Но он может быть преодолён и сознательно при активной роли коммунистов как организаторов и пропагандистов профсоюзного движения нового типа.

Недооценка коммунистами экономической борьбой рабочего класса за улучшение условий своего существования особенно опасна в России, где огромные массы людей вообще и значительные слои рабочего класса в частности просто не верят не то, что в новую социалистическую революцию и в диктатуру пролетариата, - они зачастую не верят даже в возможность самых микроскопических изменений в результате своего собственного движения, так как до сих пор мыслят себя разрозненными песчинками, атомами, отдельными частями некоего огромного целого, которое если и может меняться, то только по президентскому велению и чиновничьему хотению. Без малых побед такие люди никогда не поднимутся до борьбы за победы большие, никогда не поверят в свои коллективные силы, в свой класс, свой профсоюз, свою партию.

Вместе с тем, соединение экономической и политической борьбы таит в себе и определённую опасность хвостизма и оппортунизма, если борьба за зарплату не будет сочетаться с пропагандой революционного марксизма. И чем больше будет роль коммунистов в новом боевом профсоюзном движении, чем больше будет их авторитет и влияние в этой борьбе, тем проще и легче будет им в нужный момент соединить и поднять экономическую борьбу до уровня политической.

И, наоборот, там, где относительно активные профессиональные союзы успешно торгуются с буржуазией о цене продажи ей товара "рабочая сила", где эти профсоюзы захвачены и монополизированы буржуазными реформистами и антикоммунистами, где рабочий класс или значительная его часть уже соучаствует в разделе империалистических сверхприбылей, - там на первом месте должна быть критика ограниченности одной только экономической борьбы, её полной бесперспективности без революционного переустройства общества. Однако для современной России такой вариант пока не актуален и, наверное, ещё долго не будет актуален. Но все же никогда не будем забывать, что теоретическая, политическая и экономическая формы борьбы являются неразрывными и необходимыми составляющими единой классовой борьбы.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".