РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 285 >> Прочие материалы номера
 

Т. Юрьев
Его: "Не будет", "Не будет", "Не будет"...

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?2090



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Реплика в метро: "Все они пашут, как рабы на галере, когда надо просто грести. А то и гребут под себя, когда надо просто пахать".

И сказал Он:

- пересмотра конституции не будет;

-пересмотра приватизации не будет;

-государственного капитализма не будет.

Творец, помнится, говорил: "Да будет свет...Да будет твердь..." А этот бубнил, как глухарь в загуле: "Не бу...Не бу...Не бу...". Этим Его "не будет", подобно изречению "Оставь надежду всяк сюда входящий", можно украсить вход в демократическое, федеральное, правовое (да еще и социальное!) государство.

Ошалелые граждане-россиянцы, вжав головы в плечи, спрашивали друг друга: "А будет-то что?"

"Инфляция, деноминация, дефолт, монетизация, реформа ЖКХ, рост цен, коррупция, глобализация, всемирный потоп, апокалипсис...Чего ж вам более?" - обменивались прогнозами знающие люди. Граждане обреченно вздыхали. Иные же запаслись провиантом и ушли в подземелье.

Но тут Он изрек: "Будут национальные проекты!" Проекты. Не то, что реформы Ельцина. Это слово ласкает слух.

У Рузвельта был "новый курс", у Кеннеди- "новые рубежи", у Рейгана - "американское возрождение", у Клинтона - "новое процветание", у Буша - "11 сентября..." А у Него - "национальные проекты". Отдыхай, Америка! У нас были и есть национальные лидеры, искали и ищем мы национальную идею, стоял и стоит у нас национальный вопрос, витал и витает над нами национальный дух. Теперь вот завелись и национальные проекты. Чего чего, а национального у нас много. Не зря ведь мы (по конституции) - многонациональный народ. Правда, с конституцией, которую Он не хочет пересматривать, есть проблемы.

Демокрады, когда сочиняли конституцию во спасение Ельцина, меняли даже то, за что сами же боролись. Например, было: "Вся власть в Российской Федерации принадлежит многонациональному народу Российской Федерации" (ст.2 Конституции РФ - России образца 1989 г.).

Стало: "Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ" (ст.3 п.1 Конституции РФ 1993 г.).

В промежутке между "было" и "стало", помимо стрельбы из танков по Верховному Совету, они устроили конституционное совещание. На нем попытался получить слово представитель РКРП Ю.М.Слободкин по проекту Конституции РСФСР, в поддержку которого РКРП собрала более 2-х млн подписей граждан. В проекте РКРП статья 2 гласила "Вся власть в РСФСР принадлежит народу, который осуществляет ее непосредственно и через систему Советов рабочих, крестьян, специалистов и служащих, а также через органы самоуправления". Однако дюжие мордовороты Коржакова за руки-за ноги вынесли представителя РКРП из зала на глазах у всего мира (шла прямая трансляция ТВ). Демокрады не спорили. Они охрипли оравши: "Давите их, давите, Виктор Степанович!" И вообще усвоили правило: когда спор надоедает, надо дать в морду. (Конечно, в интересах народа).

А раз народ стал источником, власть из него вытекала и утекла. Источник-то ведь можно замутить, запрудить, а то и направить в чей-нибудь сливной бачок. Обособившись от народа, власть стала обустраивать не Россию, а себя, любимую. Вертикали столичных "газоскребов" есть рукотворное воплощение идеи "вертикали власти", которая, как штык винтовки образца 1891/30 года, пригвоздила к рынку народное тело России. Возможно, Он ощущал некоторую неловкость в связи с этим приколом и хотелось Ему, чтобы народ услышал из других уст оправдание столь грубого антидемократического насилия. Для этого нужен был иной национальный лидер.

И.В.Сталин в работе "Марксизм и национальный вопрос" предупреждал: "Рынок - первая школа, где буржуазия учится национализму". Выпускной класс этой школы - банк национальных лидеров. Из банковской ячейки вытащил Он на свет другого национального (=антисоветского) лидера. Как бы забежавший "наперед батьки" А.Солженицын накануне целой серии Его заявлений и выступлений напечатал свои размышления "Что нам по силам" (АиФ №5). Известно: "сила есть - ума не надо". А.Солженицын демонстрирует либо скудоумие, либо иезуитскую хитрость. Судите сами. Озаботившись якобы "сбережением народа", старец заявил: "Народная бедность не может быть допущена ни в дозе "двух третей", ни "одной пятой". Хорошо, что бедняки редко читают "АиФ". А то б они возрадовались, думая, что на днях граница бедности будет отодвинута куда-нибудь к "одной двадцатой" Но только показатели, используемые Солженицыным, его "братья по разуму" придумали для характеристики вовсе не бедности, а, напротив, богатства.

Идеей общества "двух третей" пугали западных обывателей в условиях "холодной войны", чтобы выбить почву из-под ног коммунистической агитации. Идея дозы "одна пятая" - идея недалекого будущего буржуазного общества, нивелируемого глобальным рынком. Общества, где "либо ты ешь ленч, либо на ленч едят тебя". "Одна пятая", по замыслу глобализаторов, сможет работать и потреблять, остальным "четырем пятым" достанется скудное сочетание развлечений и пропитания для поддержания их в расположении духа, требуемом для стабильности системы глобального рынка. Неслучайно руководители "АиФ" выделили главную мысль Солженицына: "неподготовленному взгляду не углядеть признаков защиты народной нужды".

Истинно говорю вам: только классово подготовленному изучением марксизма-ленинизма взгляду видно, как буржуи создают и защищают нужду. Не народ от нужды, а нужду от народа. Вот Солженицын криком кричит: "Да позволим же, наконец, и в России существовать местному самоуправлению..." Рисует воображаемые лубочные картины российского деревенского "мiра" ХУIII-ХIХ веков вперемешку с благостными воспоминаниями о диссидентской жизни на Западе.

Но только "гладко было на бумаге". Реально же существует и обостряется социальный апартеид местностей с несравнимыми потенциалами самоуправления. Идеальное прибежище для богачей, которые хотят жить "здесь как там", не сталкиваясь с организованной ими же народной нуждой, - это местность, окруженная стеной повыше с прожекторами, детекторами движущихся целей, теленаблюдением, да частными охранниками с неограниченными полномочиями. Извне этого самоуправляющегося "рая богатых" - иная местность с самоуправлением по формуле абсолютной свободы: "иди куда хочешь, подыхай как знаешь".

Вот на этом месте Он подхватил эстафету из рук дряхлеющего антисоветчика и дал пищу для умов "уважаемых граждан России, уважаемых коллег". Заседание госсовета. Рекордная по продолжительности встреча с журналистами. (Жевать вам не пережевать эту за восемь лет изрядно набившую оскомину пищу). Чуть ли не четверть населения РФ (около половины работающих!) за годы демократии власть "уважила" тюремным заключением, где постигают науку еще одного вида "местного самоуправления". Зачислил ли Он их в категорию "уважаемых граждан"? А разве не издевательски прозвучало это обращение для десятков миллионов неэлитарных пенсионеров?

"Уважаемые коллеги..." - это к товарищам по бизнесу, дамам и господам, преимущественно из бывших теневиков и примкнувших к ним госпартчиновников. Их 300 тысяч только в Лондоне топчется. А сколько на Земле теплых местечек? И сколько их в них? Ну, миллион... Да каждый "тянет" на миллион у.е. Глядишь, триллион у.е. гуляет по воле "уважаемых коллег" за пределами нашей Родины. 6 миллионов граждан каждый год гуляючи вывозили за пределы миллиардов 20-30 у.е. А за Его восемь лет?

Сельское хозяйство в кризисе. Но, если в соответствии с рекомендациями ООН для стран "третьего мира", давать гражданину 4 доллара на день (обычная пенсия бедняков РФ), то 1000 у.е. в год уйдет на питание. А это минимум 140 млрд у.е.

60-70% продовольствия ввозят, следовательно вывозят не менее 100 млрд у.е. А за Его восемь лет? Но Он сказал, что счет все-таки в нашу пользу, и в 2007 году отмечен рекордный абсолютный приток капитала в Россию - аж 82,3 миллиарда долларов. Об огромных долгах российских корпораций Он предпочел умолчать. Припоминаю наш спор того времени, когда Он был зам. мэра. Выступая с трибуны ЗАКСа, Он критически отозвался о советских руководителях, которые де по всякому поводу привыкли обращаться в центр. Взяв слово, я возразил: "Вы-то чем лучше? Просто ваш центр находится за пределами нашей Родины". Его это задело и в заключение Он напомнил, что, как подполковник КГБ, знает, где какие центры находятся, но если там дают под 5% годовых, а здесь под 60%, то, конечно, берем там. "Это психология мелкого спекулянта, - подумал я, - ведь если на рынке наряду с дорогим появляется дешевый товар, то налицо демпинг". Тогда дело дошло до дефолта.

Теперь же Он с гордостью подчеркнул, что по показателю капитализации фондового рынка мы еще в 2006 году обогнали эффективно развивающиеся рынки Мексики, Индии, Бразилии...Будем надеяться, что не к ночи Он Мексику помянул. Помнится, 30 января 1995 года сам всесильный Камдессю (шеф МВФ) ощущал себя марионеткой, которой крутят те, кого он даже не знает. А началось все, как у нас с рублем, деноминацией и дефолтом, - со слухов о девальвации мексиканского песо. Всего за три дня песо потерял не 15, как прогнозировали, а 30 процентов своей стоимости к доллару. Иностранные инвесторы и "уважаемые коллеги" в Мексике бросились отзывать свои капиталовложения. На всех фондовых биржах мира начался процесс обесценения ряда национальных валют. Запахло настоящей всемирной катастрофой. МВФ и США вынуждены были реализовать крупнейшую, уступающую только плану Маршалла, программу кредитной помощи Мексике.

Ельцин был талантлив в своей краткости. На ветер слов не бросал. Вечером сказал: "Дефолта не будет!" Утром - дефолт. А Он столько слов произнес, чтобы обосновать свое "Пересмотра приватизации не будет" во имя стабильности и спокойствия олигархов и в утешение крупных спекулянтов.

Все-таки Он им многим обязан. Еще полтора века назад Ф.Энгельс заметил, что где и когда олигархи не могут или не хотят непосредственно осуществлять управление государством, обычно устанавливается полубонапартистский режим контрреволюционной диктатуры крупной буржуазии, опирающийся на силовую "вертикаль власти" и лавирующий между борющимися силами и классами. В.И.Ленин уточнил: "Бонапартизм есть форма правления, которая вырастает из контрреволюционности буржуазии в обстановке демократических преобразований и демократической революции".

Вот они, -уже закипают недовольные демократы, "Другая Россия" на улицах; в кольце полицейских. М.Делягин (и не только) пророчествует: "Возмездие на пороге. Революция в России...Когда, как, зачем?". М.Веллер дает "Великий, последний шанс..." Конкурирующие фирмы под прицелом режима на поле буржуазной демократии.

А конкуренция, как доказала жизнь и научный коммунизм, ведет к монополии, а монополия - к застою. Чувствуя это, Он сошел добровольно, твердя, как заклинание, свое "не будет!", обещая мелким спекулянтам не допустить вмешательства государства в стихию ценообразования, тупо пожирающую прибавки к пенсиям и зарплатам. Он завещал преемнику во имя застоя твердить днем и ночью как "отче наш" это Его "не будет".

Он уходит под истошные вопли телерепортеров о "национальном лидере", от дела которого "шаг влево, шаг вправо - побег".

А вслед Ему раздается веллеровское: "Мы еще многократно и бесконечно будем слышать, что Он был ничтожество, пустое место, случайная фигура во власти и личность абсолютно не государственного масштаба...Он был лишь точкой равновесия всех противоборствующих групп. И не было такого идиотства, которого не свершили бы Он и его правительство. Их было дешевле сводить к ветеринару и усыпить".

Бессильная злоба бессильной части буржуазного класса. Нам больше нравится заключение книги М.Делягина: "Судьба России решается качеством подготовки революции". А это качество, как известно, определяется организованностью и стойкостью авангарда рабочего класса.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".