РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 277 >> Интернационал
 

Борис КАГАРЛИЦКИЙ
Трудный выбор Венесуэльской революции

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?1964



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

В Венесуэле обнародован проект новой конституции. Отныне (в отличие от прежнего основного закона) отменено ограничение на количество сроков, в течение которых один и тот же президент может находиться у власти

Разумеется, противники Уго Чавеса воспользуются этим обстоятельством, чтобы обвинить венесуэльского лидера в диктаторстве и подавлении демократии. Однако в действительности за появлением нового конституционного проекта скрываются куда более серьезные и глубокие проблемы, чем сохранение личной власти нынешнего президента.

Венесуэла сегодня является одной из самых свободных стран Латинской Америки. Большая часть телевизионного эфира находится в руках частных оппозиционных каналов, систематически критикующих президента, что непременно скажется во время референдума по новой конституции. Крупнейшие газеты критически настроены по отношению к президенту и его курсу. Оппозиционные партии легальны, а подсчет голосов на выборах, по оценке международных экспертов, вполне честный.

И все же правы те, кто говорит, что проект новой конституции отражает кризис революционного процесса в Венесуэле. Только надо понимать, что продление президентских полномочий Чавеса является не причиной, а следствием этого кризиса.

Начнем с того, что прежняя Боливарианская конституция была не просто юридическим документом, но и политической программой венесуэльской революции. Граждане республики знали эту маленькую сиреневую книжечку почти наизусть, ссылаясь на нее при спорах с чиновниками и в политических дискуссиях. Боливарианская конституция представляла собой манифест прямой демократии, провозглашая право большинства жителей страны участвовать в принятии политических решений. Подавляющее большинство венесуэльцев были до прихода Чавеса полностью отчуждены от политического процесса, не имели голоса при обсуждении серьезных экономических и социальных вопросов. Чавес дал им голос, и в этом секрет его популярности в массах.

Значительная часть положений Боливарианской конституции повторяется и в новом документе. Но сам факт принятия нового текста свидетельствует о том, что прежняя конституция не работает так, как было задумано. Реальных проблем, вызвавших смену конституции, - две. Первая состоит в том, что прямая демократия в Венесуэле так и не стала политической реальностью. Вернее, на низовом уровне, там, где речь идет о вопросах, касающихся жизни конкретного села или городского квартала, мы можем наблюдать самое активное участие людей в принятии решений - как распределить продовольственную помощь между бедными семьями, что в первую очередь отремонтировать и кому поручить то или иное дело. Однако на более высоком уровне государственный аппарат продолжает работать точно так же, как и прежде. Представляет из себя тяжеловесную, неэффективную, развращенную привилегиями и замкнутую на собственные интересы бюрократию, ничем в лучшую сторону не отличающуюся от дореволюционной. Справедливости ради надо сказать, что государственный аппарат не создан новой властью, а получен ею в наследство от старой. Но от этого не легче. Все прекрасно понимают, что в случае каких-либо политических перемен тот же аппарат станет работать на противников Чавеса так же, как сейчас работает на него.

Вторая проблема революции в слабости институтов и недостатке кадров. Если с прямой демократией получается не так, как хотелось, значит, необходимо создать противовес старому бюрократическому аппарату в виде новых структур и людей. А их нет или категорически не хватает. Чавес по-прежнему опирается на небольшую группу прогрессивных военных и интеллектуалов, примкнувших к нему в первые годы революции. Чувствуется явная нехватка людей, обладающих достаточно высоким уровнем компетентности, чтобы управлять государством. Старая элита - включая и значительную часть интеллигенции - бойкотирует новую власть.

В этом отношении ситуация хуже, чем в России после 1917 года, где народническая и социал-демократическая интеллигенция, несмотря на политические разногласия с большевиками, готова была их поддержать на техническом уровне. Здесь все наоборот. Креольская интеллигенция полностью предана олигархии и связывает свое будущее только со старыми элитами, испытывая расистское презрение к массам мулатов и метисов, составляющих большинство населения страны и основную опору Чавеса.

С институтами и политическими организациями дела не намного лучше. Мелкие левые организации, враждующие между собой, соперничающие за влияние на лидера и политические структуры республики, являются скорее обузой для революции, чем ее движущей силой. Чавес попытался решить проблему, объявив о создании Объединенной социалистической партии, в которую все эти организации должны слиться. Его тут же начали упрекать в стремлении создать однопартийную систему, навязать свою волю участникам политического процесса, подавить плюрализм. А главное, часть существующих организаций (включая коммунистов) наотрез отказалась войти в новую партию. Даже среди сторонников президента нет полной уверенности, что из партии, создаваемой сверху, может получиться что-то путное.

В сложившейся ситуации основные решения принимаются на самом высоком уровне и реализуются лишь в том случае, если президент лично продавливает их, контролируя исполнителей. Все прочие инициативы, даже поддерживаемые руководством республики, глохнут и тонут в бюрократической трясине. В сложившейся ситуации Чавеса заменить некем. "Если он уйдет - все рухнет, - говорили мне три года назад в Каракасе. - Будущее революции зависит сегодня от одного человека". С тех пор положение стало только хуже.

Массы венесуэльцев поддерживают своего лидера, готовы голосовать за него, а если надо, то и сражаться с оружием в руках. Беда лишь в том, что главная помощь революции сегодня должна заключаться в компетентном участии в политическом процессе. А вот с этим гораздо сложнее.

К счастью для Боливарианской революции, нефтяные цены дают руководству Венесуэлы дополнительные ресурсы, с помощью которых страна может успешно развиваться, несмотря на все проблемы и противоречия. К тому же администрация Дж. Буша в Вашингтоне настолько увязла в Ираке, что ей не до Чавеса. Впервые за два столетия США практически оставили Латинскую Америку в покое, устранившись от вмешательства в происходящие там политические процессы. Иначе Чавесу пришлось бы столкнуться с теми же проблемами, что Сальвадору Альенде в Чили начала 70-х годов и никарагуанским сандинистам в 80-е годы.

В условиях, когда внешняя угроза не слишком велика, нефть растет в цене, а экономические условия остаются благоприятными для Венесуэлы, революция имеет в своем распоряжении самый главный и самый дорогой политический ресурс - время. Остается только надеяться, что оно будет использовано , чтобы найти способ переломить ситуацию и продвинуться по пути, провозглашенному Чевесом в самом начале его президентства.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".