РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 186 >> Прочие материалы номера
 

Авангард для прорыва
Интервью с Сопредседателем ЦК РКРП-РПК Виктором Тюлькиным

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?193



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Корр. Виктор Аркадьевич, полученные левыми результаты на выборах в Госдуму значительно ниже, чем в 1999 году. Является ли это для вас и для партии неожиданностью?

В.Т. Совсем нет. Перед выборами мы характеризовали ситуацию как наступление реакции, движение к полицейщине. Именно поэтому мы выбрали тактику максимального объединения политических сил, зная, что власть пойдет на все для получения нужных ей итогов, что мы и наблюдали.

Корр. Что можете сказать о честности данной выборной кампании?

В.Т. После того, как был изменен Закон о выборах в пользу усиления роли денег на порядок, то и выборы стали "честнее" для власть и деньги имущих в десять раз. Для остальных иллюзии о честных выборах закончились. Бесцеремонность власти вынуждены были отметить даже наблюдатели ОБСЕ.

Корр. Какие выводы относительно стратегии и тактики левых сил можно сделать по первым результатам? Правильным ли было решение не создавать свой леворадикальный блок, а идти на выборы в политическом союзе вокруг КПРФ?

В.Т. Относительно союза с КПРФ на этих выборах думаю, что это был правильный ход. Даже несмотря на то, что нам не удалось реализовать модель юридического блока. Даже с учетом того, что руководство КПРФ не выполнило договорных условий по пропорциональному распределению мест в списках и ведению совместной агитации в электронных СМИ. Ситуация требовала единения. Поскольку все действия власти по снятию под надуманными предлогами наших кандидатов (А. Черепанова в Тюмени, А. Рубана в Башкирии), да и кандидатов КПРФ, например, Ю. Скуратова, использование при этом абсолютно управляемой избирательной машины и судебной системы показывают, что наиболее вероятным исходом для леворадикального блока было бы недопущение его до выборов.

Что касается стратегии и тактики левых сил в широком смысле этого слова, то прежде всего я бы отметил, что полученный результат является следствием не столько выборной кампании и не одного года работы, а целого периода увлечения наиболее крупной организации - КПРФ - парламентаризмом, начиная с 1993 года. И на сегодняшний день мы лишь (наконец-то!) имеем завершение иллюзий по получению 301 места в парламенте даже у самых стойких сторонников "демократических" выборов. Второй момент заключается в том, что ослабление позиций и усиление, соответственно, реакции являются следствием ухода широкой оппозиции, прежде всего КПРФ, с ортодоксальных марксистских позиций, начиная с введения лимита на революции и кончая заигрыванием с церковниками. Третья, уже более тактическая, составляющая в том, что в выборной кампании нужна была радикализация. Радикализация лозунгов, программы, позиции. Она в какой-то степени была в четырех вопросах запрещенного референдума, но та радикальность лозунгов, которой пользовался блок, в основном ложилась в русло заданных правил игры на парламентском поле. А здесь уже все "полевели", почти все превратились в госпатриотов и даже оппозиционеров: и Жириновский, и Райков, не говоря уже о Глазьеве. Поэтому приходилось только вздыхать, что лозунги оппозиции воруют. А должна была быть радикализация вне парламентских правил.

Корр. Поясните, пожалуйста, на примере.

В.Т. Например, блок ругал парламент за то, что тот плохо отражал чаянья народа, была радикализация, что нужен альтернативный президент, а речь должна была вестись о том, что иного парламенту и не дано, парламент по сути является органом, осуществляющим диктатуру буржуазии, нужна вообще смена президентской и парламентской власти на Советскую. Была некоторая радикальность требований по национализации природных ресурсов, основных стратегических отраслей и промышленности.Но вопрос надо было ставить шире: обязательно пересмотрим результаты приватизации, обязательно вернем народу награбленное, будем восстанавливать социализм, для чего займемся деприватизацией.

Теперь аспект, который наверняка замечен многими избирателями. Это некое безволие, обреченность что ли руководства КПРФ в проведении избирательной кампании. Началось это еще до парламентских выборов, когда в крупнейших центрах, определяющих ситуацию не только по числу избирателей, но и по заданию настроений для всей страны, а именно в Москве, Санкт-Петербурге, Московской, Ленинградской, Свердловской областях крупнейшая политическая сила, как любит называть себя КПРФ, отказалась от использования губернаторских выборов для пропаганды, для перехвата инициативы. Сама тактика участия коммунистов в губернаторских выборах - вопрос довольно спорный, особенно если делается серьезная ставка на победу и вхождение во власть. Это уже не раз доказал печальный опыт "красных" губернаторов. Но использовать трибуну таких выборов накануне парламентских для работы критики и пропаганды было необходимо. Вот о чем идет речь.

Корр. Наверное, сказались и бешеные атаки со стороны партии власти, нажим на КПРФ, на левые силы вообще, сказались потоки лжи, вылитые СМИ?

В.Т. Безусловно, все это так, но одновременно нужно отметить, что вполне определенные поводы были даны и самой КПРФ. Те же варианты с Рыбкиным, Селезневым, Семаго, Руцким, Подберезкиным, с "красными губернаторами", которые вдруг оказались в списках "Единой России", с какими-то связями с олигархами и т.д. Из всего этого надо было сделать выводы и переходить в наступление, называть вещи своими именами, а напору поучиться у Жириновского. Кстати, Немцов несколько раз в дебатах буквально подталкивал КПРФ к такому обострению. Желая представить коммунистов перед своим электоратом в виде страшилки, он, отвечая на вопрос, почему голосовал против референдума, честно сказал: потому что за этим стоит желание коммунистов изменить общественно-политический строй. Тут бы и перейти в атаку: да, давайте об этом посоветуемся с народом. Но разговоры ограничивались теми же аргументами, что у "Родины" и даже у ЛДПР.

Плюс к тому, я думаю, сказались определенные трудности внутри КПРФ перед выборной кампанией, которые вылились на страницы печати в поиски "кротов", в противостоянии Семигин-Зюганов. Эти разборки сами по себе выглядели крайне непривлекательно. К тому же складывалось впечатление, что определенная часть функционеров партии, которая стояла за Семигина, и на съезде, в противовес Зюганову, провела его в центральный список, впоследствии с каким-то злорадством молча наблюдала за ухудшающимися показателями, чтобы потом, грубо говоря, свести счеты и, возможно, произвести какие-то перестановки перед президентскими выборами. Надо понимать, не в левую сторону. Так что мы не удивимся, если это напряжение в КПРФ будет иметь продолжение в ближайшее время.

Корр. Кстати, о напряженности. Она достигла большого накала в отношениях КПРФ и "Родины". Как вы считаете, возможно ли их сотрудничество в Думе?

В.Т. Я думаю, при всей сложности отношений, ровно настолько, насколько коммунисты заинтересованы в сохранении рабочего класса, в его физическом воспроизводстве и духовном развитии, а блок буржуазных патриотов нацелен на сохранение крупной промышленности с элементами национализации, настолько возможно взаимодействие по ряду вопросов при непрекращении, а вернее - при усилении борьбы идеологической.

Корр. Ну, а каковы выводы для РКРП-РПК и для вас лично, теперь уже как депутата Государственной думы, какие цели вы ставите на ближайшее время?

В.Т. Вывод для нас ясен и был ясен, когда мы включились даже не в эту, а в свою первую парламентскую кампанию 1995 года. Со времен I Программы РСДРП(б) известно, что коммунисты противостоят всем буржуазным партиям сразу. А выход лежит на внепарламентском поле, в организации рабочего движения. Это ясно даже из того, что при нынешнем составе кандидатов списка КПРФ из 256 человек было всего 8 рабочих, в том числе 6 за счет квоты (одной пятнадцатой) РКРП-РПК. И то рабочие были поставлены на далеко не первые места в своих региональных списках. Не говоря уже о том, что на экранах телевидения их никто не увидел и не услышал. Я так бы сказал: нужно не питаться иллюзиями насчет какого-то призрачного парламентского большинства и даже большинства в народе, а организовать меньшинство, понимающее меньшинство, в авангард, способный идти на прорыв. А за авангардом, как известно, будут втягиваться и широкие массы, в том числе отнюдь не передовые. Поэтому наше депутатское место партия, я, как депутат по партийному поручению, будем использовать для организации хотя бы двух-трех центров рабочего сопротивления подобных Арзамасу-16, Воркутинскому профсоюзу шахтеров и другим. В этом видим мы свою ближайшую задачу. Тактика так должна строиться, чтобы она работала на развитие классовой борьбы, а не наоборот - на подчинение ее парламентской работе.

Интервью вел А.Ставицкий
11 декабря 2003 г., Ленинград

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".