РКРП-РПК >> "Трудовая Россия" >> N 273 >> Мракобесие
 

А. Широков
Отчего попы всполошились?

URL статьи: http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?1900



 
БЫСТРЫЙ ПОИСК:
 

 
В ЭТОМ НОМЕРЕ


 

Почему попы, в рясах и без оных, с таким остервенением набросились на обнародованное два месяца тому назад открытое письмо президенту от десяти академиков Российской академии наук с протестом против насильственной клерикализации российского общества? Почему письмо, содержавшее всего-то призыв к существующей власти ставить во главу угла знания, а не религиозные догматы, священослужители и отирающаяся вокруг них всякая "воцерковленная" интеллигенция назвали аж "возвратом к гонениям на церковь"? Или, что хуже и подлее, намеренным гонением на православие ради очищения места другим религиям.

Ведь академики никаких америк не открывали. Они просто назвали наиболее отвратительные черты современного российского общества, связанные с назойливым проникновением церкви во все клетки и поры общественного организма. Когда в государстве, Конституцией провозглашенном светским, официальные лица, сверху донизу, стоят напоказ публике со свечками в храмах и бьют поклоны перед иконами Когда иерархи церкви не слезают с телеэкранов, стали непременным атрибутом всех празднеств, презентаций и прочих государственных церемоний. Когда, кощунствуя против своего учения, они окропляют "святой водой" бомбардировщики и выдают поштучно "святых" для каждого рода войск и каждой спецслужбы. Когда они свысока поучают народ, как ему следует жить. И вот теперь остановили свое победное шествие перед последней невзломанной дверью - введением преподавания "закона божьего" в школах, что, собственно, и стало поводом для "письма десяти".

Ответ на заданный в начале статьи вопрос "почему" прост. Церковники всполошились потому, что впервые за все время "реформ" прорвалось возмущение попранием Знания и объективной реальности, возмущение разгулом мракобесия, выраженное не "безбожными большевиками", а авторитетными людьми науки. А это может вызвать обвал критики деятельности "святых отцов", уже привыкших смотреть на Россию как на свою громадную сладкую добычу. Есть от чего встревожиться.

Люди науки апеллируют к чистому разуму, который, естественно, не оставляет места никакому боженьке, и тем политически наивны. Они, ссылаясь на Конституцию, призывают смотреть на вопросы религии по принципу "хочешь верь - не хочешь не верь". Но не ради такой веротерпимости стоят ныне путинские чиновники со свечками и принимают благословения патриархов и митрополитов. Их устами буржуазное государство властно вопиет своим гражданам: "Верь в бога, молись, и никаких гвоздей!" В социалистическом СССР религия "съежилась" до почти незаметных размеров, поскольку не требовалась ни государству, осуществлявшему общественное строительство на научной основе, ни народу, которому социализм открыл дорогу к материальным и духовным богатствам. Но зато как расцвела религия после буржуазной контрреволюции! Насколько она оказалась востребованной новыми хозяевами жизни! Что, кстати, лишний раз подтверждает: корни якобы ниспосланной свыше веры социальные и еще раз социальные.

Новой буржуазии, ограбившей до нитки трудовой народ и превратившей его из хозяина страны в раба капитала, позарез потребовалось идеологическое прикрытие своего разбоя. Потребовались гарантии спокойствия, чтобы ограбленный в один прекрасный день не вознамерился вернуть себе отнятое. Розовой мечтой стало создать народ, который любое ниспосланное капитализмом несчастье, - зарплату не выдали, жилья лишили, ценами задушили, - воспринимал бы как божье наказание за грехи и только бы твердил "все от бога". Разумеется, никто с такой задачей лучше "святой церкви", понаторевшей в служении любой неправедной власти, справиться не мог. Ей, Русской православной церкви, и выдали полный карт-бланш на "окучивание" верой всей России, с претензией ни много ни мало на создание из молитв и крашеных досок икон новой государственной идеологии. В обращении именно к православию бесполезно искать некие национальные корни, поскольку буржуазии вообще-то все равно, какая религия обслуживает ее интересы. Предпочтение православной отдано потому, что она в силу традиций способна охватить большую часть населения России и имеет давно сложившуюся разветвленную сеть служителей.

Русская православная церковь взялась за исполнение своей роли охотно и с большим азартом. В напористости и бесцеремонности она сродни устроившему ей "ренессанс" российскому уголовному капиталу. Если на Западе церковь, вынужденная считаться с реалиями атомного века, пытается модернизироваться, то РПЦ одарила Россию религией классической, без затей, прямо-таки в средневековом варианте. С чудесами, колдунами, приворотами, "крестом животворящим" и, конечно, окроплением водой любого притона. Да и чего, в самом деле, стесняться, если с властью идешь в обнимку по одной "святой дорожке"?

Любая церковь, с точки зрения социальной, представляет из себя корпорацию мошенников, ловко эксплуатирующих страх наивных людей перед бедами окружающего мира. Со времен того средневекового кардинала, что, лукаво подмигивая своим коллегам, хвалил озолотившую их сказочку про Иисуса Христа, тут ничего не изменилось. Ничего не изменилось и в характере проснувшейся у буржуазного государства в России любви к церкви. Любовь очень небескорыстная. Услуга за услугу. За умение надеть на народ узду религиозного смирения и набросить на Россию вновь досоветский "позор острогов и церквей" очень весомые и очень земные выгоды и привилегии. Прикиньте, сколько Домов культуры, сколько библиотек и музеев превращено в храмы и сколько их построено вновь. Насколько возросла толпа паразитов в рясах. Сколько средств брошено на так называемое "возрождение духовности", сколько финансовых и налоговых льгот предоставлено "пастырям божьим". Тенденция четкая: чем более нищает народ, тем выше и гуще частокол крестов.

Сегодня церковь на всех парах устремилась по дороге возрождения, только не духовного, а сугубо материального возрождения в роли крупнейшего в России землевладельца, крупнейшего собственника и, с поправкой на сегодняшний капитализм, крупнейшего торгаша водкой, нефтью, недвижимостью и чем придется. А тут вдруг письмо каких-то академиков с призывом к государству разлюбить "святых отцов". Это ж какие "бабки" можно потерять! Как тут не взбелениться клерикалам.

Но по большому счету, буржуазное государство никогда не станет выступать против церковной идеологии. Ему не с руки. Ведь идеология, формирующая из человека трясущегося перед "страхом божьим" раба, буржуазии очень даже попутна. И с этой точки зрения письмо академиков, сыгравшее большую положительную роль, общую картину не изменит. Только социализм заинтересован в появлении на месте раба человека сознательного, исповедующего правду, а не сладенькую ложь про боженьку, и потому прямо смотрящего на все в мире. Потому борьба за социализм - это, помимо всего другого, и борьба за духовное освобождение человека, борьба за человека - сознательного творца своей судьбы.

 
 

© РКРП-РПК, 2003. Создание и поддержка - А. Батов. Написать в редакцию. Перепечатка в любых СМИ допускается при условии ссылки на "Трудовую Россию".